Комаров, Василий Иванович (серийный убийца). Василий комаров


Шаболовский душегуб Василии Комаров - Рубрика "Дело номера" еженедельника «КРИМИНАЛ» №35 (643) 2011

Шаболовский душегуб Василии Комаров...

Алина МАКСИМОВА, специально для «Криминала»

Василий Комаров стал первым достоверно известным маньяком, появившимся при Советской власти. Он начал убивать в 1921 году и за два года лишил жизни как минимум 33 человек. На суде маньяк утверждал, что он убивал только спекулянтов и таким образом боролся с угнетателями. По некоторым данным, приказ милиции поймать этого маньяка отдал лично Владимир Ленин. Его поимка стала настоящим испытанием для уголовного розыска Москвы. Но они справились, и Комаров оказался на скамье подсудимых. А освещать этот процесс газета «Известия» послала одного из лучших своих авторов — Михаила Булгакова.

ДОБРОВОЛЕЦ ИЛИ ШПИОН?

Будущий маньяк Василий Иванович Комаров не всегда был Комаровым. Когда он родился, а произошло это в 1877 году в Витебской губернии, он носил другую фамилию и другое отчество: Василий Терентьевич Петров. Именно поэтому некоторые исследователи называют его двойной фамилией. На свет Комаров-Петров появился в многодетной семье рабочего. Семья была сильно пьющая, и будущий маньяк с 15 лет пристрастился к крепким спиртным напиткам. Причем пил не только водку или самогон, но и денатурат, политуру, то есть «все, что горит».

В возрасте 20 лет был призван в армию и отслужил 4 года. Во время Русско-японской войны 1904—1905 годов уехал на Дальний Восток, где очень неплохо заработал. Вернувшись с заработков, женился. Вместе с молодой женой много путешествовал, растратив заработанные во время войны деньги. Пришлось опять идти работать, и Комаров устраивается на воинский склад. Который благополучно обкрадывает и попадает в тюрьму на 1 год. Пока будущий маньяк отбывал срок, его жена скончалась от холеры. Выйдя из тюрьмы, Комаров-Петров уезжает в Ригу, где женится на вдове по имени Софья. У женщины было двое детей, которых маньяк любил «поучить жизни». Проще говоря, бил их нещадно, как и их мать. Но в те времена подобное отношение к женщине было в порядке вещей. Во всяком случае в низших слоях населения. а потому Софья не роптала.

В 1915 году, когда немецкие войска вплотную подошли к Прибалтике, Комаров со всем семейством переезжает в Поволжье. Через два года, когда началась революция, будущий маньяк добровольно вступил в Красную Армию. Там он проходил как пострадавший от царского режима (на это сыграл тот самый год тюрьмы, который Комаров получил за воровство, но в те времена уголовники считались большевиками «классово близкими»). Вскоре Комаров уже командовал взводом, а однажды принимал участие в расстреле дезертира. Как позже вспомнит маньяк, ему очень понравилось убивать.

В 1919 году Комаров-Петров попал в плен к «деникинцам». Что там происходило с ним, достоверно не известно. Но всего через год будущий маньяк вынырнул уже в Москве. Сменив фамилию и отчество, Комаров купил дом 26 на улице Шаболовке, куда и перевез вскоре семью.

Уже после ареста некоторые журналисты того времени, в частности Демьян Бедный, попытаются придать политическую окраску «делу Комарова». И в их рассуждениях были кое-какие резоны. К примеру, откуда у Комарова деньги на покупку дома, лошади? А не был ли он завербован контрразведкой Деникина и отправлен в Москву в качестве агента? Но большинство специалистов склонны считать, что Комаров вряд ли был агентом белогвардейцев. Не тот уровень. Ну а деньги на дом и лошадь будущий маньяк мог заработать грабежами, которые совершал в то время, когда служил в Красной Армии.

КЛАДБИЩЕ У ДОМА

В марте 1921 года Х съезд РКП(б) объявил новую экономическую политику (НЭП). По всей стране стали появляться частные предприятия или просто частные предприниматели. С этого времени начался и кровавый путь Шаболовского душегуба. Комаров покупает лошадь и коляску и становится извозчиком. Почти каждый день он появлялся на конной площади (своеобразный рынок лошадей и извозчиков), но вот клиентов берет довольно редко. Вот как описывает «работу» Комарова Михаил Булгаков:

«Извозным промыслом занимался странно — почти никогда не рядился, но на конной площади часто бывал. Деньги имел всегда. Пил много».

Лишь после ареста выяснится, что у маньяка был другой промысел. Как признается сам Комаров, первой жертвой стал некий крестьянин, приехавший в Москву купить лошадь. Маньяк в то время как раз вроде как собирался продавать свою, и на конной площади крестьянину указали именно на него. Комаров подтвердил, что продать не против, а цена крестьянина вполне устроила. Однако, по словам Комарова, необходимо было проехать к нему домой, чтобы забрать бумаги, да и обмыть сделку не помешает. Крестьянин согласился.

Во время пьянки покупатель признался Комарову, что лошадь он хочет купить не для себя, а для перепродажи. Мол, в Москве можно купить подешевле, а вот в деревне с выгодой обменять на зерно, которое потом можно продать в той же Москве и поиметь с этой операции серьезную выгоду. После этого признания, по словам маньяка, в нем взыграла классовая ненависть к спекулянтам. Он сходил во двор, взял большой молоток, которым и «угостил» гостя по темечку.

Крови из проломленной головы вылилось довольно много. Жене маньяка Софье позже пришлось довольно долго ее замывать. Одежда крестьянина оказалась вся испачкана кровью. В дальнейшем Комаров учтет этот опыт и при последующих убийствах будет подставлять под хлещущую кровь ведро или таз. Первый труп маньяк зарыл в полуразрушенном соседнем доме.

Всего за 1921 год маньяк убил не менее 17 человек. Все они были приезжими, а в Москве планировали купить либо лошадь, либо телегу. Всех своих жертв Комаров находил на конной площади. Покупатель и продавец быстро сговаривались и отправлялись к Комарову. К себе в дом маньяк заманивал своих жертв под разными предлогами. А вот дальнейшее развитие событий происходило одинаково. Маньяк предлагал жертве выпить, и та не отказывалась. Когда гость оказывался в довольно «приличном» состоянии опьянения, Комаров бил его молотком по голове, потом на всякий случай душил, раздевал донага и прятал труп в ближайших окрестностях.

К 1922 году окрестности дома Комарова представляли собой самостийное кладбище. Закапывать трупы стало фактически негде. И маньяк придумал новый способ избавления от трупов. Он тщательно связывал тела, прикручивая голову к ногам. Потом упаковывал тело в мешок и вывозил куда подальше. Чаще всего сбрасывая трупы в Москва-реку.

ПРИКАЗ ЛЕНИНА

В народной милиции довольно долго не знали, что в Москве орудует серийный убийца. Все жертвы Комарова были приезжими, да и трупы некоторое время не находились. Но после того, как в Москва-реке стали частенько попадаться упакованные в мешки голые тела, милиция взялась за поиски преступника. Впрочем, довольно долго эти поиски буксовали на одном месте.

А слухи о том, что в Москва-реке все чаще попадаются невинно убиенные, уже поползли по городу. Молва красочно расписывала деяния маньяка. Кое-кто даже стал прозрачно намекать, что новая власть не может найти душегуба. А это был уже вызов. На поиски убийцы были брошены лучшие силы народной милиции. По некоторым данным, это было сделано по личному приказу Ленина. К расследованию привлекли сотрудников царской полиции, в основном криминалистов. И этот ход дал свои результаты.

Эксперты, тщательно изучив найденные трупы, сделали однозначный вывод — все убийства дело рук одного человека. Мешки, в которые маньяк упаковывал тела, были тщательно изучены. В некоторых мешках криминалисты обнаружили зерна овса. Отсюда был сделан вывод, что убийца имеет лошадь. А так как трупы находили в самых разных местах, то эксперты предположили, что убийца извозчик.

Но извозчиков в Москве в те времена было несколько тысяч. Проверить всех та еще работенка. Но руководство страны требовало срочного раскрытия. Сотрудники уголовного розыска Москвы забросили все другие дела и сосредоточились на поиске маньяка. Неизвестно, сколько бы они искали убийцу, но милиционерам повезло. Вот как об этом пишет Булгаков:

«Итак — извозчик. Трупы в Замоскворечье, опять в Замоскворечье, опять. Убийца — извозчик, живет в Замоскворечье. Агентская широкая петля охватила конные площади, чайные, стоянки, трактиры. Шли по следам замоскворецкого извозчика. И вот в это время очередной труп нашли со свежей пеленкой, окутывающей размозженную голову. Петля сразу сузилась — искали семейного, у него недавно родился ребенок».

У Комарова в 1922 году действительно родился ребенок. И пеленка стала той роковой ошибкой маньяка, которая и позволила его вычислить. 18 мая 1923 года к Комарову пришли сотрудники окружной милиции. У них был ордер на осмотр дома, в котором якобы гнали самогон. Маньяк спокойно пустил их в дом, не догадываясь, что самогонка лишь повод. Он занервничал лишь тогда, когда увидел насколько тщательно милиционеры и эксперты осматривают пол. А те искали следы крови. Впрочем, безрезультатно. Жена маньяка Софья тщательно замывала все следы. А как позже установит следствие, начиная с середины 1922 года, даже помогала мужу спаивать жертв и избавляться от трупов. А потом всю ночь вместе с мужем истово молилась за «невинно убиенных».

Когда милиционеры подошли к чуланчику в задней части дома, Комаров не выдержал. Он ринулся в окно и, несмотря на то, что дом был окружен сотрудниками милиции, сумел уйти. В чуланчике обнаружилось еще теплое тело с проломленной головой. Бегал маньяк недолго: через сутки его задержали в селе Никольское под Москвой.

«РАЗ — И КВАС!»

На следствии Комаров не проявлял никаких признаков раскаяния. Своих жертв он презрительно называл «хомутами» и охотно рассказывал, как и когда убивал. И даже согласился показать, где он закапывал первые трупы. Там толпа едва не разорвала маньяка. Вот как описывает это свидетель событий Михаил Булгаков:

«Приговор в первый раз вынесли Комарову, когда милиция под конвоем повезла его, чтобы он показал, где закопал часть трупов (несколько убитых он зарыл близ своей квартиры на Шаболовке).

Словно по сигналу, слетелась толпа. Вначале были выкрики, истерические вопли баб. Затем толпа зарычала потихоньку и стала наваливаться на милицейскую цепь — хотела Комарова рвать. Непостижимо, как удалось милиции отбить и увезти Комарова.

Бабы в доме, где я живу, тоже вынесли приговор „сварить живьем“.

— Зверюга. Мясорубка. У этих тридцати пяти мужиков сколько сирот оставил, сукин сын».

Политическая окраска не прошла. Сразу после того, как маньяк стал давать показания, даже самым оголтелым пропагандистам стало ясно, что из Комарова шпион, как из лошади балерина. Комарову дали прозвище Человек-зверь. Но с этим прозвищем не согласился великий писатель. Булгаков в своей статье спорит с журналистами, называвшими Комарова Человеком-зверем.

«Предстал перед судом футляр от человека — не имеющий в себе никаких признаков зверства. Впрочем, может быть, какие?нибудь особенные, доступные специалисту?психиатру черты и есть, но на обыкновенный взгляд — пожилой обыкновенный человек, лицо неприятное, но не зверское, и нет в нем никаких признаков вырождения.

Но когда это создание заговорило перед судом, и в особенности захихикало сиплым смешком, хоть и не вполне, но в значительной мере (не знаю, как другим), мне стало понятно, что это значит, — „не человек“».

Комарова обследовали три ведущих психиатра страны и признали его вполне вменяемым. На суде, когда маньяка спрашивали, зачем он убивал, тот пожимал плечами и говорил: «Из-за денег». Но чем дальше, тем больше присутствовавшим на суде становилось ясно, что деньги для маньяка не были главным стимулом.

«Вот, бывают такие животные, что убить его — двойная прибыль: и польза, и сознание, что избавишься от созерцания неприятного Божьего создания. Гусеница, скажем, или змея… Так Комарову — люди», — пишет Булгаков.

Процесс убийства маньяк описывал прибауточкой: «Раз — и квас!» Судья спрашивал Комарова, не жалко ли ему было убиваемых им людей, и маньяк отвечал: «Жалеть можно до убийства, а чего жалеть после?» И даже когда его спросили, не боится ли он казни, Комаров опять пожал плечами и ответил: «Э… все поколеем!»

Комаров и его жена, признанная соучастницей в нескольких убийствах, были приговорены к расстрелу. Казнь привели в исполнение через несколько дней после суда. Дети Софьи и годовалый сын Комарова были переданы в сиротские приюты. В конце своего очерка Булгаков написал:

«От души желаю, чтобы детей помиловал тяжкий закон наследственности. Не дай Бог походить им на покойных отца и мать».

Однако некоторые более поздние исследователи «дела Комарова» утверждали, что сын маньяка во время Отечественной войны перешел на сторону немцев и очень любил убивать красноармейцев, партизан и даже обычных обывателей. Впрочем, реальных доказательств этим утверждениям так и не было найдено.

www.allkriminal.ru

Комаров, Василий Иванович (серийный убийца) — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Имя при рождении:ПрозвищеДата рождения:Место рождения:Гражданство:Национальность:Дата смерти:Место смерти:Причина смерти:Наказание:Отец:Мать:УбийстваКоличество жертв:Количество раненых:Период убийств:Основной регион убийств:Способ убийств:Оружие:Мотив:Дата ареста:
Василий Комаров
Василий Комаров Василий Комаров

Василий Терентьевич Петров

«Шаболовский душегуб», «Человек-машина»

1877(1877)

Витебская губерния ныне Витебская область

Российская империя22x20px Российская империя→СССР22x20px СССР

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

18 июня 1923(1923-06-18)

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Расстрел

Смертная казнь

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

29-33+

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

1921—1923

Москва

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Корыстный (есть предположение что он получал удовольствие от убийств, при этом был психически неадекватен)

18 марта 1923 года.

Ошибка Lua в Модуль:CategoryForProfession на строке 52: attempt to index field 'wikibase' (a nil value).

Василий Иванович Комаров (настоящее имя — Василий Терентьевич Петров, 1877 (по другим данным 1878) год, Витебская губерния Российской империи — 1923) — первый достоверный советский серийный убийца, орудовавший в Москве в период 1921—1923 годов. Его жертвами стали как минимум 33 мужчины, однако он был обвинён только в 29 убийствах.

Биография

Василий Петров родился в Витебской области в многодетной семье рабочего. Вся его семья страдала алкоголизмом, и Василий с 15 лет также начал пить. Служил в армии Российской империи 4 года по воинской повинности. В возрасте 28 лет женился[1].

Во время Русско-японской войны 1904—1905 годов Петров ездил на Дальний Восток, где заработал большую сумму денег, однако вскоре растратил их на путешествия. Тогда он устроился на воинский склад, который вскоре обокрал, за что и попал в тюрьму, где по приговору суда провёл 1 год. Пока Петров отбывал наказание, его жена умерла от холеры. После освобождения Петров поселился в Риге, где во второй раз женился на полячке-вдове Софье, у которой было двое детей. Так и не избавившийся от алкоголизма Петров часто бил жену и детей. Во время Первой мировой войны, когда немецкие войска вступили в Прибалтику, Петров переезжает в 1915 году в Поволжье[1].

После Октябрьской революции 1917 года Петров вступает в Красную Армию, обучился грамоте, дослужился до должности взводного командира. Во время боевых действий попал в плен к Добровольческой армии генерала Деникина, но сумел освободиться. После освобождения, чтобы не попасть под суд Военно-Революционного Трибунала, Петров меняет своё имя, и становится Василием Ивановичем Комаровым. После Гражданской войны, в 1920 году, Комаров переезжает в Москву, и селится в доме № 26 по улице Шаболовка. Там же он стал работать извозчиком, также совершил ряд краж. Украденное он сбывал на рынке[1].

Комаров стал убивать в феврале 1921 года, когда Ленин объявил НЭП и разрешил тем самым частное предпринимательство. Комаров совершал все преступления по одному сценарию: знакомился с клиентом, желавшим купить тот или иной товар, приводил в свой дом, поил водкой, затем убивал ударами молотка, иногда душил, а затем упаковывал тела в мешок и тщательно прятал. В 1921 году он совершил не менее 17 убийств, в последующие два года — ещё не менее 12 убийств, хотя сам он признался впоследствии в 33 убийствах. Тела были обнаружены в Москве-реке, в разрушенных домах, закопанными под землёй. По словам Комарова, вся процедура занимала не более получаса[1]. В 1922 году у Комарова родился сын. Зимой 1922 года жена Комарова узнала об убийствах, однако отнеслась к этому спокойно, более того, участвовала в последних убийствах.

Только что созданная милиция начала расследование лишь после того, как в начале 1923 года был обнаружен труп одной из жертв Комарова. Милиционеры провели колоссальную работу и вычислили Комарова. 17 марта 1923 года они явились в его квартиру, однако серийный убийца выпрыгнул в окно и скрылся. Через сутки его задержали в районе села Никольское Московской области[1]. Большинство тел жертв Василия Комарова были обнаружены лишь после его поимки. Комаров с особым цинизмом и удовольствием рассказывал об убийствах. Он уверял, что мотивом его злодеяний была корысть, что убивал он только спекулянтов, однако все его убийства принесли ему около 30 долларов по тогдашнему курсу. Во время указывания мест захоронений от Комарова с трудом оттесняли разъярённые толпы народа[1].

Маньяк не раскаивался в совершённых преступлениях, более того, говорил, что готов совершить ещё хоть 60 убийств. Судебно-психиатрическая экспертиза признала Комарова вменяемым, хотя и признала его алкогольным дегенератом и психопатом[1]. Суд приговорил Василия Комарова и его жену Софью к высшей мере наказания — расстрелу. В том же 1923 году приговор привели в исполнение[1].

В массовой культуре

  • Преступлениям Василия Комарова посвящён очерк М. А. Булгакова «Комаровское дело».
  • Также Комаров упоминается в романе И. Ильфа и Е. Петрова «Одноэтажная Америка».

Напишите отзыв о статье "Комаров, Василий Иванович (серийный убийца)"

Примечания

  1. ↑ 1 2 3 4 5 6 7 8 Саша. [http://www.serial-killers.ru/karts/komarov.htm Комаров, Василий Иванович] (рус.). Serial-Killers.Ru. Проверено 30 апреля 2010. [http://www.webcitation.org/67A5DrcmR Архивировано из первоисточника 24 апреля 2012].[неавторитетный источник? 708 дней]

Ссылки

  • [http://www.allkriminal.ru/article/16170/643 Шаболовский душегуб Василий Комаров…]

Отрывок, характеризующий Комаров, Василий Иванович (серийный убийца)

Никого не было видно, никто не выходил. Чувствуя себя неуютно, приходя непрошенной, я всё же решила попробовать и подошла к щели. Опять же, ничего не происходило... Ни особой защиты, ни каких либо других неожиданностей не было. Всё оставалось величественным и спокойным, как от начала времён... Да и от кого было здесь защищаться? Только от таких же одарённых, какими были сами хозяева?.. Меня вдруг передёрнуло – но ведь мог появиться ещё один такой же «Караффа», который был бы в какой-то степени одарённым, и так же просто бы их «нашёл»?!.. Я осторожно вошла в пещеру. Но и здесь ничего необычного не произошло, разве что, воздух стал каким-то очень мягким и «радостным» – пахло весной и травами, будто я находилась на сочной лесной поляне, а не внутри голой каменной скалы... Пройдя несколько метров, я вдруг поняла, что становится всё светлее, хотя, казалось бы, должно было быть наоборот. Свет струился откуда-то сверху, здесь внизу распыляясь в очень мягкое «закатное» освещение. В голове тихо и ненавязчиво зазвучала странная, успокаивающая мелодия – ничего подобного мне никогда раньше не приходилось слышать... Необычайное сочетание звуков делало мир вокруг лёгким и радостным. И безопасным... В странной пещере было очень тихо и очень уютно... Единственное, что чуточку настораживало – всё сильнее нарастало ощущение чужого наблюдения. Но оно не было неприятным. Просто – заботливый взгляд родителя за несмышлёным малышом... Коридор, по которому я шла, начал расширяться, переходя в огромный высокий каменный зал, по краям которого располагались простые каменные сидения, похожие на длинные скамьи, выбитые кем-то прямо в скале. А посередине этого странного зала высился каменный постамент, на котором «горел» всеми цветами радуги огромный бриллиантовый кристалл... Он сверкал и переливался, ослепляя разноцветными вспышками, и был похож на маленькое солнце, почему-то вдруг кем-то запрятанное в каменную пещеру. Я подошла поближе – кристалл засиял ярче. Это было очень красиво, но не более, и никакого восторга или приобщения к чему-то «великому» не вызывало. Кристалл был материальным, просто невероятно большим и великолепным. Но и только. Он не был чем-то мистическим или значимым, а всего лишь необычайно красивым. Только вот я пока никак не могла понять, почему этот с виду совершенно вроде бы простой «камень» реагировал на приближение человека? Могло ли оказаться возможным, что его каким-то образом «включало» человеческое тепло? – Ты совершенно права, Изидора... – вдруг послышался чей-то ласковый голос. – Недаром, тебя ценят Отцы! Вздрогнув от неожиданности, я обернулась, тут же радостно воскликнув – рядом стоял Север! Он был по-прежнему приветливым и тёплым, только чуточку грустным. Как ласковое солнце, которое вдруг закрыла случайная туча... – Здравствуй Север! Прости, что пришла непрошенной. Я звала тебя, но ты не явился... Тогда я решила сама попробовать найти тебя. Скажи, что означают твои слова? В чём моя правота? Он подошёл к кристаллу – тот засиял ещё ярче. Свет буквально слепил, не давая на него смотреть. – Ты права насчёт этого «дива»... Мы нашли его очень давно, много сотен лет тому назад. И теперь он служит хорошую службу – защитой против «слепых», тех, которые случайно попали сюда. – Север улыбнулся. – Для «желающих, но не могущих»... – и добавил. – Как Караффа. Но это не твой зал, Изидора. Пойдём со мной. Я покажу тебе твою Мэтэору. Мы двинулись вглубь зала, проходя, стоящие по краям, какие-то огромные белые плиты с выбитыми на них письменами. – Это не похоже на руны. Что это, Север? – не выдержала я. Он опять дружески улыбнулся: – Руны, только очень древние. Твой отец не успел тебя научить... Но если захочешь – я научу тебя. Только приходи к нам, Изидора. Он повторял уже слышанное мною. – Нет! – сразу же отрезала я. – Я не поэтому сюда пришла, ты знаешь, Север. Я пришла за помощью. Только вы можете помочь мне уничтожить Караффу. Ведь в том, что он творит – и ваша вина. Помогите же мне! Север ещё больше погрустнел... Я заранее знала, что он ответит, но не намеревалась сдаваться. На весы были поставлены миллионы хороших жизней, и я не могла так просто отказаться от борьбы за них. – Я уже объяснил тебе, Изидора... – Так объясни ещё! – резко прервала его я. – Объясни мне, как можно спокойно сидеть, сложа руки, когда человеческие жизни гаснут одна за другой по твоей же вине?! Объясни, как такая мразь, как Караффа, может существовать, и ни у кого не возникает желание даже попробовать уничтожить его?! Объясни, как ты можешь жить, когда рядом с тобой происходит такое?.. Горькая обида клокотала во мне, пытаясь выплеснуться наружу. Я почти кричала, пытаясь достучаться до его души, но чувствовала, что теряю. Обратного пути не было. Я не знала, получится ли ещё когда-нибудь попасть туда, и должна была использовать любую возможность, прежде чем уйти. – Оглянись, Север! По всей Европе пылают живыми факелами твои братья и сёстры! Неужели ты можешь спокойно спать, слыша их крики??? И как же тебе не сняться кровавые кошмары?! Его спокойное лицо исказила гримаса боли: – Не говори такого, Изидора! Я уже объяснял тебе – мы не должны вмешиваться, нам не дано такое право... Мы – хранители. Мы лишь оберегаем ЗНАНИЯ.

o-ili-v.ru

Комаров, Василий Иванович (серийный убийца)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Василий Иванович Комаров (настоящее имя — Василий Терентьевич Петров, 1877 (по другим данным 1878) год, Витебская губерния Российской империи — 1923) — первый достоверный советский серийный убийца, орудовавший в Москве в период 1921—1923 годов. Его жертвами стали как минимум 33 мужчины, однако он был обвинён только в 29 убийствах.

Биография[ | ]

Василий Комаров.

Василий Петров родился в Витебской области в многодетной семье рабочего. Вся его семья страдала алкоголизмом, и Василий с 15 лет также начал пить. Служил в армии Российской империи 4 года по воинской повинности. В возрасте 28 лет женился[1].

Во время Русско-японской войны 1904—1905 годов Петров ездил на Дальний Восток, где заработал большую сумму денег, однако вскоре растратил их на путешествия. Тогда он устроился на воинский склад, который вскоре обокрал, за что и попал в тюрьму, где по приговору суда провёл 1 год. Пока Петров отбывал наказание, его жена умерла от холеры. После освобождения Петров поселился в Риге, где во второй раз женился на полячке-вдове Софье, у которой было двое детей. Так и не избавившийся от алкоголизма Петров часто бил жену и детей. Во время Первой мировой войны, когда немецкие войска вступили в Прибалтику, Петров переезжает в 1915 году в Поволжье[1].

После Октябрьской революции 1917 года Петров вступает в Красную Армию, обучился грамоте, дослужился до должности взводного командира. Во время боевых действий попал в плен к Добровольческой армии генерала Деникина, но сумел освободиться. После освобождения, чтобы не попасть под суд Военно-Революционного Трибунала, Петров меняет своё имя, и становится Василием Ивановичем Комаровым. После Гражданской войны, в 1920 году, Комаров переезжает в Москву, и селится в доме № 26 по улице Шаболовка. Там же он стал работать извозчиком, также совершил ряд краж. Украденное он сбывал на рынке[1].

Комаров стал убивать в феврале 1921 года, когда Ленин объявил НЭП и разрешил тем самым частное предпринимательство. Комаров совершал все преступления по одному сценарию: знакомился с клиентом, желавшим купить тот или иной товар, приводил в свой дом, поил водкой, затем убивал ударами молотка, иногда душил, а затем упаковывал тела в мешок и тщательно прятал. В 1921 году он совершил не менее 17 убийств, в последующие два года — ещё не менее 12 убийств, хотя сам он признался впоследствии в 33 убийствах. Тела были обнаружены в Москве-реке, в разрушенных домах, закопанными под землёй. По словам Комарова, вся процедура занимала не более получаса[1]. В 1922 году у Комарова родился сын. Зимой 1922 года жена Комарова узнала об убийствах, однако отнеслась к этому спокойно, более того, участвовала в последних убийствах.

Только что созданная милиция начала расследование лишь после того, как в начале 1923 года был обнаружен труп одной из жертв Комарова. Милиционеры провели колоссальную работу и вычислили Комарова. 17 марта 1923 года они явились в его квартиру, однако серийный убийца выпрыгнул в окно и скрылся. Через сутки его задержали в районе села Никольское Московской области[1]. Большинство тел жертв Василия Комарова были обнаружены лишь после его поимки. Комаров с особым цинизмом и удовольствием рассказывал об убийствах. Он уверял, что мотивом его злодеяний была корысть, что убивал он только спекулянтов, однако все его убийства принесли ему около 30 долларов по тогдашнему курсу. Во время указывания мест захоронений от Комарова с трудом оттесняли разъярённые толпы народа[1].

Маньяк не раскаивался в совершённых преступлениях, более того, говорил, что готов совершить ещё хоть 60 убийств. Судебно-психиатрическая экспертиза признала Комарова вменяемым, хотя и признала его алкогольным дегенератом и психопатом[1]. Суд приговорил Василия Комарова и его жену Софью к высшей мере наказания — расстрелу. В том же 1923 году приговор привели в исполнение[1].

В массовой культуре[ | ]

  • Преступлениям Василия Комарова посвящён очерк М. А. Булгакова «Комаровское дело».
  • Также Комаров упоминается в романе И. Ильфа и Е. Петрова «Одноэтажная Америка».

Примечания[ | ]

Ссылки[ | ]

encyclopaedia.bid

Сайт им. Сергея Головкина. Всё о маньяках

Василий Комаров

(возможны неточные описания событий)

Родился Василий (Иванович или Терентьевич — точно не известно) Комаров в 1877 или 1878 году в Витебской губернии в многодетной семье рабочего. Оба родителя и 5 братьев Василия были алкоголиками (впоследствии один из братьев попал на каторгу за пьяное убийство начальника). Сам Василий рано — в 15 лет тоже начал пить, и не только алкоголь, но и денатурат и политуру — как говорится, «по-чёрному!». 4 года Василий служил. В 28 лет женился. С женой — пили и скандалили. Во время Японской войны 1905 года ездил на Дальний Восток, где хорошо заработал. Эти деньги Василий вскоре истратил на путешествия с женой по родине. В 40 лет он обокрал вверенный ему склад, за что попал в тюрьму на 1 год. Тем временем его жена умерла от холеры.

После освобождения Василий оказался в Риге, где женился 2-й раз — на полячке-вдове Софье, у которой бало двое детей. Жену и детей часто бил. В 1915 году вместе с семьёй эвакуировался из Риги и поселился в Поволжье. После Октябрьской революции 1917 года добровольно вступил в Красную гвардию, обучился грамоте и дослужился до взводного командира. Однажды командовал расстрельным взводом при смертной казни вражеского пленного. В другой раз сам попал в плен к солдатам Деникина и чтобы избежать расстрела назвался чужой фамилией — Петров (впоследствии журналисты и историки часто называли его двойной фамилией: Комаров-Петров). В 1920 году Василий с семьёй прибыл в Москву и поселился в доме № 26 по улице Шаболовка (почти центр Москвы!), где прожил до ареста и совершил все свои убийства. Работать нанялся легковым извозчиком. При этом занимался воровством и сбывал украденное на рынке. Уже после совершения целого ряда убийств Василий зачал Софье ребёнка, таким образом детей в семье стало трое — двое от первого мужа Софьи и один от Василия. Когда он был арестован, его ребёнку был 1 год от роду (если не меньше).

Убивать Комаров начал в феврале 1921 года. В этом году Ленин ввёл НЭП и многие стали заниматься частной торговлей. «Человек-машина», как потом стали называть Комарова, действовал механически: на Конной площади знакомился с клиентом, желающим купить лошадь или продукты, приводил в свою квартиру, поил водкой или вином, отвлекал документами на товар, заходил сзади и бил тяжёлым молотом по голове. Если открывалось кровотечение — подставлял тазик или ведро. Для уверенности — душил жертву верёвкой. Затем перевязывал труп верёвкой и укладывал его в мешок или сундук. Вся процедура занимала, по словам Комарова, менее получаса, после чего он восклицал: «Раз — и квас!». Затем маньяк всю ночь молился «за упокой души» убитой жертвы (по иронии судьбы теперь почти рядом с домом Комарова построена церковь). На следующее утро перед выездом на работу он избавлялся от трупа: 15 тел спрятал в полуразрушенном помещении в Конном переулке и в соседнем доме № 24 по Шаболовке, 6 — закопал во владении Орлова на той же Шаболовке, другие увозил на лошади подальше и сбрасывал в разные каналы или в Москву-реку. В 1921 году Комаров убил не менее 17 человек, в 1922 и начале 1923 года (до ареста) — не менее 12-ти. Впоследствии его официально обвинили в 29 убийствах, но совершил он 33. Какими мотивами руководствовался Комаров? Сам он объяснял свои убийства банальной корыстью (оправдание для маньяков нередкое), но более 30 убийств принесли ему менее 30 долларов по курсу тех лет.

Жена сначала ни о чём не догадывалась, но узнала об убийствах мужа зимой 1922 года. Часто битая и покорная, она согласилась на предложение мужа: «Ну что же поделаешь. Давай привыкать» и стала его пособницей — на время убийства уходила с детьми из квартиры, ночью вместе с Василием молилась за жертву, а утром помогала вывозить труп. На побережье Москвы-реки нашли труп одной жертвы Комарова в мешке, в котором также обнаружили несколько зёрен. Возникло предположение, хотя и не вполне вероятное, что убийца — торговец, грузчик или извозчик, которых в Москве тогда было очень много. Проделав колоссальную работу, сыщики вышли на Василия Комарова.

17 марта 1923 года в его квартиру явилась милиция, но маньяк выпрыгнул из окна и скрылся. Однако меньше чем через сутки его поймали в нескольких километрах от Москвы в селе Никольское.

Суд начался 6 июня 1923 года и сразу вызвал сенсацию. Однажды милиция повезла арестованного на место захоронения нескольких трупов и с трудом спасла его от разъярённой толпы. Психиатры отметили равнодушие и цинизм Комарова, признали его психопатом и алкогольным дегенератом, но вменяемым. Комаров оправдывался тем, что убивал спекулянтов, а не честных людей, какие умирают на войне (комплекс Раскольникова), не раскаивался, а наоборот — говорил, что готов убить ещё хоть 60 человек. Вообще, лексика Комарова характерна. Своих жертв он называл «хомутами», говорил: «Моя жена любит сладко кушать, а я — горько пить», «Жалеть можно до убийства, а чего жалеть после?», «Лошадь моя меня кормила, а выпить не давала» и: «Я теперь в Москве героем стал!».

Василий и его жена Софья были расстреляны большевистской властью, за которую Комаров сражался в рядах Красной гвардии, в том же — 1923 году.

rat6868.narod.ru


Смотрите также