"Союз-1": Первая трагедия в истории космонавтики. Союз 1 комаров


Смерть в космосе: “Союз-1”

топ 100 блогов lennikov — 03.07.2014

 Смерть в космосе: “Союз-1” Soyuz-1-patch

Корабль: «Союз-1»Цель и задачи миссии: Орбитальное рандеву и стыковка с «Союз-2»Дата: 24 апреля 1967Экипаж: Владимир Михайлович Комаров (2-й полёт)Позывной: АлмазПричина катастрофы: Неисправность парашютной системыПричина смерти: Перегрузки, несовместимые с жизнью во время удара о землю.

Космический корабль «Восток», который обеспечил Советскому союзу первенство в выходе в космос, и его модификация «Восход-1» и «Восход-2» всё возрастающие задачи космической отрасли решить не могли. Максимум, что было доступно этим кораблям, выйти на низкую орбиту и оставаться на ней в течении нескольких дней. Для активной работы в космосе (изменения высоты и наклонения орбиты, выполнения рандеву и стыковки) эти корабли были непригодны, а без данных качеств был невозможен полёт к Луне и создание космических станций. Полный отказ от программы "Восход" с целью концентрации ресурсов на Лунной программе СССР, оставил страну вообще без пригодных к полёту пилотируемых космических аппаратов. Требовался новый корабль.

«7К-ОК»«7К-ОК» (Орбитальный корабль). Впереди на служебном модуле виден андрогинный стыковочный узел.

Проектирование началось ещё при жизни генерального конструктора, Сергея Королёва и было продолжено после его смерти Валентином Мишиным. Изначально Союз разрабатывался по двум направлениям: по программам «Зонд 7К-Л1» (Лунный корабль) и «7К-ОК» (Орбитальный корабль), многоцелевой пилотируемый космический аппарат, ставший впоследствии «Союзом».

«Зонд 7К-Л1»«Зонд 7К-Л1» (Лунный корабль) обратите внимание на отсутствие служебного жилого отсека, его должен был занять ЛК-1 посадочный Лунный модуль. Космонавтам предполагалось весь полёт находится в креслах спускаемого аппарата для сокращения массы корабля. Так же добавлена узконаправленная антенна дальней космической связи.

Полётные испытания «7К-ОК» начались в 1966 году и шли неважно, «7К-ОК № 2», он же «Космос-133», был запущен 28 ноября 1966 года и на расчётную орбиту вышел успешно, однако система ориентации была установлена неправильно с перепутанной полярностью. В результате команды с земли также исполнялись инвертировано, в сочетании с повышенным расходом топлива системы ориентации, к 20 витку корабль стал практически неуправляем. Изначально планировалось провести беспилотную стыковку с «7К-ОК № 1», но запуск пришлось отменить. «7К-ОК № 2» отправили на посадку, но спускаемый аппарат вышел в нерасчётный район посадки в Китае. Допустить утечки материалов по космической программе за границу командование СССР не могло, и корабль был подорван. Следующий тестовый пуск «7К-ОК № 1» обернулся катастрофой: непосредственно перед стартом внезапно сработала система аварийного спасения корабля, космический аппарат не пострадал, но вспыхнувший в результате пожар полностью уничтожил ракету и пусковую площадку. Третий тестовый «7К-ОК № 3» «Космос-140» полетел 7 февраля 1967 года, полёт прошёл частично удачно, но при входе в атмосферу из-за неправильно установленной технологической заглушки в тепловом щите прогорела дыра размером 30 сантиметров. Корабль приземлился на поверхность замёрзшего Аральского моря, проплавил лёд и затонул. NASA к тому времени с марта 1965 года по ноябрь 1966 года провела десять пилотируемых полётов по программе «Джемини», впервые в мире осуществив орбитальные маневры, сближение кораблей и орбитальную стыковку. Поэтому несмотря на ряд неудач с беспилотными кораблями, и под большим давлением со стороны руководства следующие два пуска «Союз-1» и «Союз-2» решено сделать пилотируемыми. Тогда же Комарова назначают командиром корабля «Союз-1»

Владимир Михайлович Комаров (16 марта 1927-24 апреля 1967)Владимир Михайлович Комаров Жена - Комарова (Киселева) Валентина Яковлевна, (1929 - 25.08.1995)Сын - Комаров Евгений Владимирович, 1951 г.р.Дочь - Комарова Ирина Владимировна, 10.12.1958.

Владимир Комаров с дочерью ИринойКомаров с дочерью.

До зачисления в отряд космонавтов, Комаров сделал карьеру военного лётчика в составе 382-го истребительного авиационного полка (ИАП) 42-й истребительной авиационной дивизии ВВС Северокавказского военного округа в городе Грозный. С 27 октября 1952 по август 1954 года, Владимир служил старшим летчиком 486-го ИАП 279-й ИАД 57-й Воздушной армии (ВА). Несмотря на большую нагрузку пилотной работой, он успел получить высшее образование. В 1959 году успешно окончил 1 факультет Военно-воздушной академии имени Жуковского и был распределён в Государственный Краснознамённый научно исследовательский институт военно-воздушных сил, где начинается его работа уже лётчика-испытателя.

Владимир Комаров и Юрий Гагарин Комаров и Гагарин на аэродроме.

Именно здесь, комиссия по отбору в первый отряд космонавтов предложила Владимиру Комарову новую секретную испытательную работу, и в 1960 году он был зачислен в отряд космонавтов (группа ВВС № 1). Здесь же Комаров знакомится с Юрием Гагариным они быстро становятся близкими друзьями.

Владимир Комаров во время тренировкиКомаров во время вестибулярной тренировки.

Однако карьера Комарова в отряде космонавтов сначала не складывалась, его дважды отстраняли от подготовки к полетам по состоянию здоровья: сначала после операции по поводу паховой грыжи, потом - из-за появления одиночной экстрасистолы на электрокардиограмме во время тренировки на центрифуге. Комаров был человеком решительным и волевым, настоящий коммунист, он всегда ставил интересы общества выше собственных и не пасовал перед трудностями. Именно это позволит ему в итоге вернуться в действующую группу космонавтов, после полугода тренировок по собственной программе в середине 1963 года. Отчасти восстановлению Комарова в активный состав космонавтов поспособствовало недавнее отчисление по дисциплинарным причинам Григория Нелюбова, наиболее опытного в отряде из не летавших в космос. Григорий Нелюбов - ещё одна грустная страница советской космонавтики, крах карьеры после нелепого инцидента, приведёт его к глубокой депрессии, проблемам с алкоголем и, в конечном счёте, - самоубийству, но это совсем другая история.17 сентября Комарова включили в сформированную группу для длительного одиночного полета на корабле «Восток». Однако низкие лётные характеристики кораблей «Восток» привели к закрытию программы. Комаров становится кандидатом для длительного космического полёта на новом корабле «Восход-1», который он совершил 12-13 октября 1964 г. вместе с Константином Феоктистовым и Борисом Егоровым. Это был первый в мире многоместный космический корабль. Впервые в составе экипажа не только летчик, а так же инженер-проектант корабля и врач. Полет экипаж совершал без скафандров, несколько лет позже это тоже сыграет свою роль в уже другой трагедии Советской космонавтики.Орбита значительно ниже расчётной и торможение о верхние слои экзосферы не позволили экипажу выполнить запланированный долгосрочный полёт. Длительность пребывания в космосе составила чуть больше суток. И всё-таки это был успех, полёт в космос, звезда героя, личный автомобиль, национальное признание. Впоследствии назначение Комарова командиром «Союз-1» во многом было обусловлено тем, что он был одним из немногих космонавтов с высшим инженерным образованием и уже побывал в космосе.

Влдаимир Комаров и Юрий ГагаринВладимир Комаров и Юрий Гагарин во время тренировки на макете корабля Союз. 

«С моей точки зрения, очень хорошо, что выполнение столь сложного задания поручили именно Комарову. Выбор очень удачный. Это высокообразованный, отлично тренированный космонавт. Необходимо подчеркнуть, что выполнять программу он будет не просто как летчик-космонавт, а как человек, ставший за несколько лет космической подготовки специалистом своего дела. Инженерный космический профиль стал для него профессией. Подобная деталь очень важна, если учесть характер нынешнего задания».Юрий Гагарин.

Параметры миссииНесмотря на не отлаженную технику, считалось, что опытный космонавт сможет справиться с возможными неисправностями на орбите. Задумана смелая программа полёта. На трехместном «Союзе-1» стартует Комаров, через сутки к нему на орбите присоединяется «Союз-2» с экипажем Быковского, Елисеева и Хрунова. «Союз-1» выполняет орбитальное сближение и стыковку с «Союзом-2». Елисеев и Хрунов через открытый космос (стыковочные узлы в то время ещё не были герметичны) переходят в корабль Комарова, и все идут на посадку. Подготовка к полёту начинается более чем за полгода до полёта, ещё в сентябре 1966 года, однако в связи с неудачами беспилотных пусков окончательного решения о том, состоится ли полёт, нет. 17 апреля 1967 года к отряду космонавтов приезжает генеральный конструктор Владимир Мишин. Он тоже в сложной ситуации, с одной стороны руководство КПСС требует результатов, с другой, пилотируемый пуск на корабле с массой не решённых технических проблем – большой риск. После смерти Королёва, должность генерального конструктора бывшему заместителю даётся тяжело, он не пользуется большим авторитетом как у коллег, так и партийного руководства, но пытается угодить и тем и другим, и откровенно боится брать на себя ответственность. Мишин предлагает отказаться от пилотируемого полёта и попытаться провести стыковку автоматически. Однако именно Комаров настаивает на пилотируемой стыковке, так как на тот момент автоматическая процедура по системе "Игла" была не отработана, финальное сближение на симуляторе выполнял космонавт, поэтому и шансы на успех беспилотной миссии были небольшими. Это, кстати, опровергает утверждение, что Комаров на «Союзе-1» лететь не хотел, дескать, он знал, что полёт на непроверенном корабле обрекает его на гибель и полетел, только, чтобы защитить Юрия Гагарина, его близкого друга. Но это не так, в космос тогда рвались все в отряде космонавтов, невзирая на риски, в том числе и сам Гагарин, крайне недовольный своей ролью "почётного космонавта". На следующий день на совете генеральных конструкторов Комаров снова выскажет свои соображения о сложности полностью автоматической стыковки и многие его поддержат. В результате миссия утверждается к проведению стыковки в полуавтоматическом режиме и полёт с экипажем. 20 апреля государственная комиссия приняла окончательное решение: запуск космического корабля «Союз-1» выполнить 23 апреля, в 3 часа 35 минут по московскому времени, а «Союза-2» на следующий день, 24 апреля, в 3.10. Были обозначены и условия для прекращения полёта на этапе работы «Союза-1» - это выход из строя системы сближения «Игла» и отказ солнечных батарей.

Запуск  Смерть в космосе: “Союз-1” Запуск «Союз-1» состоялся ночью 23 апреля, в 3:35 по Московскому времени.

Параметры орбитыАпогей 221,1 кмПеригей 203,1 кмНаклонение 51,72°Период обращения 88,45 мин

 Смерть в космосе: “Союз-1” cd946a8b4f03143be7160dc408d_prevУтром во всех крупных советских газетах появились полосы о запуске нового космического корабля "Союз-1", ещё через сутки фотография Комарова снова окажется на всех передовых, но уже в чёрной траурной рамке. Кстати, обратите внимание фотография пуска в левом нижнем углу тщательно отретуширована, чтобы не допустить даже мельчайшей утечки о дизайне ракет и кораблей.

Ракета носитель отработала штатно, но сразу после выхода на орбиту начались проблемы. Не открылась дублирующая антенна телеметрической системы и отказала система звёздной ориентации, но это были мелочи по сравнению с не раскрывшейся панелью солнечных батарей. Рекомендации ЦУП, ориентировать работоспособную панель на солнце, оказались безуспешными, из-за не раскрытия второй панели нарушилась балансировка корабля. Поэтому, ни в автоматическом, ни в ручном режиме, выполнить ориентацию оставшейся панели на солнце было невозможно. Заряд батарей корабля начал падать.На земле сразу же возник вопрос, возможно ли в таких условиях успешно выполнить программу полёта и состыковаться с «Союзом-2». Предлагались различные решения: выход Комарова в открытый космос с целью устранения неисправности батареи вручную (однако такая процедура ранее никогда не отрабатывалась, Комаров был в аппарате один, к тому же до этого у Советского Союза был только один опыт выхода в открытый космос – космонавта Леонова на корабле «Восход-2»). Второе предложение - запуск «Союза-2» с двумя членами экипажа, переход Комарова на «Союз-2» и возвращение на «Союзе-2», такое решение могло бы спасти намеченную программу полёта, однако неизвестно было, с какими проблемами может столкнуться «Союз-2», если уже находящийся на орбите корабль уже был практически неработоспособен. Впоследствии выяснится, что «Союз-2» имел такие же проблемы с парашютной системой, как и «Союз-1». После некоторых колебаний государственная комиссия приняла решение: старт второго корабля отменить и как можно скорее вернуть первый корабль на Землю. В теряющем энергию корабле Комаров оказался перед реальной опасностью погибнуть на орбите. Именно полное обесточивание систем корабля воспринималась как главная угроза жизни космонавта, в этом случае пропала бы связь с землёй и возможность сойти с орбиты самостоятельно, а учитывая высоту орбиты, возможностей системы жизнеобеспечения просто бы не хватило дождаться естественного торможение об экзосферу. О возможных проблемах с парашютной системой никто на тот момент даже и не задумывался, перед ЦУП и самим пилотом стояла задача приземлить корабль. На 17 витке Комаров попытался сориентировать корабль на ретроградный манёвр, но основная система ориентации по звёздам не работала из-за неисправности датчика, а резервная ионная работала на ночной стороне нестабильно. В результате «Союз-1» вышел на 18 виток, во время которого Комаров смог в нештатном режиме сориентировать корабль на дневной стороне, зафиксировать ориентацию системой гироскопов и выполнить манёвр схода с орбиты над ночной стороной с небольшой ручной доводкой. В этом ему помог советами космонавт Павел Беляев, командир экипажа «Восход-2», которому после отказа автоматики так же пришлось сажать аппарат вручную. На 19 витке запустилась система торможения, однако из-за нарушенной балансировки корабля она проработала только 146 секунд из положенных 150, гироскопы отметили отклонение свыше 8 градусов и заблокировали двигатель. Впрочем, это было уже неважно, корабль благополучно сошёл с орбиты, в ЦУПе ликовали, несмотря на провал основной миссии и технические неполадки,  пилота удалось безопасно вернуть на землю. Когда с космонавтом прервалась связь, это никого не удивило. При входе в плотные слои атмосферы молекулы воздуха разогреваются и ионизируются, окутывая спускаемый аппарат слоем плазмы, которая экранирует радиосигналы. Ожидалось, что космонавт выйдет на связь после приземления, в стропы парашюта была встроена дополнительная антенна, однако она часто выходила из строя. Поэтому до самого звонка спасателей с сообщением, что посадка прошла "Ненормально" и корабль горит на земле, настроение в ЦУПе было приподнятое.

Аварийная ситуация

Авария корабля произошла на высоте 9.5 километров, когда барометрический датчик выдал команду на вывод основного парашюта. При этом парашют упакован в специальный контейнер на капсуле, пиропатроны отстреливают крышку контейнера, из которой выходит вытяжной парашют, он вытягивает тормозной парашют, затем включается таймер, отсчитывающий 17 секунд, после чего, когда скорость посадочной капсулы достаточно снизилась, снимается блокировка и стропы тормозного парашюта вытягивают за чехол основной. Вытяжной и тормозной парашюты вытянулись успешно, а выхода основного не произошло. Скорость спускаемого аппарата осталась около 50-70 м\с (около 200-300 км\ч), что совсем немного по сравнению с орбитальными скоростями. В этот момент Комаров впервые понял, что системой парашютов что-то не так, как по собственным ощущениям, так и по датчикам в кабине. Не отделившийся тормозной парашют нарушает аэродинамические характеристики спускаемого аппарата, который начинает быстро вращаться (возможно закручивание аппарата было вызвано баллистическим снижением в атмосфере). Комаров предпринимает последнее, что ему остается, - активирует запасной парашют, при этом пиропатроны должны отделить крепления строп основного парашюта, это происходит, но не имеет никакого значения, так как нераскрывшийся основной парашют пробкой сидит в контейнере, не давая, отделится тормозному. Резервный парашют раскрывается, и скорость аппарата начинает падать, но почти сразу стропы болтающегося тормозного парашюта обматываются вокруг резервного купола и гасят его. Это конец, Комарову остается жить не больше 3 минут. Последняя система, которая может замедлить падение аппарата, это двигатели мягкой посадки, но из-за слишком высокой скорости снижения системы они сработать не успели. Впрочем, Комарова они спасти всё равно бы не смогли: твердотопливные двигатели были рассчитаны на то, чтобы затормозить посадочный модуль со скорости около 10 м\с на основном парашюте до 2-3 м\с, а спускаемый аппарат двигался в несколько раз быстрее.

Место крушенияМесто крушения корабля Союз-1

Удар о землю и перегрузки порядка 200 G мгновенно убили Комарова и расплющили капсулу. Сила удара была такова, что образовался кратер, а обломки корабля на полметра ушли в землю. Остатки топлива в системе ориентации загорелись. Местные жители, которые находились поблизости от места катастрофы, попытались закидать горящие обломки землёй, но горела концентрированная перекись водорода, в итоге до конца пожар удалось погасить только через полчаса, когда подоспели спасательная команда сброшенная на парашютах с вертолёта.

Останки КомароваОстанки торса Комарова, тело лежит в положении на спине.

 Смерть в космосе: “Союз-1” cap017Личные часы Комарова и хронометр корабля.

Чудовищные перегрузки и последующее возгорание полностью разрушили приборы и тело пилота. Фрагментированные останки Комарова смогли извлечь только через час. До этого проходила ориентировка, что Комарова в капсуле не нашли, и проверяют близлежащие госпитали. Очевидно, это связано с радиограммой спасательной группы: "Пилоту требуется срочная медицинская помощь в полевых условиях», на тот момент у Советской космонавтики не было открытого кода, обозначающего смерть космонавта, он появится позже - «код 1».

ПохороныДве могилы Владимира КомароваИз-за сильного разрушения конструкций корабля и сильного фрагментирования останков, после извлечения всех крупных фрагментов тела Комарова и обломков научных приборов, их увезли в Москву для анализа и похорон. Но на месте крушения нашли ещё фрагменты тела и более мелкие обломки аппарата их захоронили на месте крушения. Кто-то из участников положил фуражку на образовавшийся холмик.

Мемориал на месте крушения Мемориал на месте крушения «Союз-1». (Наши дни)

Таким образом, останки Комарова неравномерно разделены между двумя могилами, одна в кремлёвской стене, другая на месте трагедии, где 11 июня 1967 был установлен памятник. Две могилы Владимира КомароваСкрыть гибель космонавта было невозможно, так как о полёте успели публично заявить. Поэтому торс, фрагменты черепа и конечностей погрузили для пышных похорон в кремлёвской стене. 25 апреля на траурном митинге с трибуны Мавзолея выступили Суслов, Келдыш и Гагарин. Урну с прахом Комарова устанавливали в нишу Кремлевской стены. По чьей-то инициативе вдове космонавта выдали очень странное свидетельство о смерти Комарова, в котором не отражалась истинная причина смерти. В свидетельстве значилось: обширные ожоги тела; место гибели: город Щелково. Этот документ глубоко оскорбил Валентину Комарову и Юрия Гагарина. В результате свидетельство переписали, указав: «…трагически погиб при завершении испытательного полета на космическом корабле «Союз-1».

Причины произошедшего.Восстановление картины произошедшего сильно осложнил факт практически полного разрушения спускаемого аппарата. Всё, что удалось установить экспертам, это то, что пиропатроны, отвечающие за вывод основного и запасного парашюта, сработали в полёте, а не от удара о землю или последующего пожара. После анализа всех версий комиссия пришла к заключению, что блокировка парашюта контейнером была вызвана перепадом давления, который деформировал стенки упаковки. Однако этот вывод не подтверждался лётными испытаниями тестовых образцов спускаемого аппарата, в которых подобных инцидентов замечено не было. Нормально раскрылся парашют и аварийного «7К-ОК № 1». Много позже в своих мемуарах Борис Черток напишет, что наиболее вероятной причиной неисправности парашюта было нарушение техники укладки при нанесении аблятивного теплового щита. Готовый спускаемый аппарат помещали в специальную камеру, где на поверхность корабля наносили керамическое покрытие в жидком виде, затем спускаемый аппарат подвергали воздействию высокой температуры для полимеризации покрытия. Очень похоже на глазировку глиняной посуды. При этом крышки парашютных контейнеров для «Союза»-1 и 2 были не готовы, для них изготовили импровизированную замену, которая, вероятно, не была достаточно герметичной. Воздействие температуры и конденсация очень липких паров материалов теплового щита на оболочке и такни парашюта, привели к его блокировке внутри контейнера. В неофициальном эксперименте, проведённом инженерами, спускаемый аппарат не полетевшего «Союза-2» подвесили за стропы основного парашюта на кране, пытаясь выяснить, какое необходимо развить усилие, чтобы вывести парашют из контейнера. К удивлению участников эксперимента, даже когда спускаемый аппарат полностью повис на стропах, вывод парашюта не произошёл. Докладывать комиссии по расследованию данных результатах не стали, как это грозило самыми серьёзным последствиями участникам группы по укладке парашюта и установке теплового щита. В результате размер парашютных контейнеров увеличили и проблем с выводом парашютов у «Союза» больше никогда не возникало.

Мифы и глупости, окружающие жизнь и гибель Комарова.1. Комаров ещё до полёта знал, что обречён на гибель и полетел только под давлением руководства, а так же пытаясь защитить своего друга Юрия Гагарина, который был его дублёром – Испытания нового экспериментального корабля и сам космический полёт связаны с риском для жизни, который Комаров осознавал. Никто на Комарова не давил, он сам высказывался за полёт с экипажем. Это было дело, которому он посвятил последние 6 лет своей жизни. Дочь Комарова вспоминает, что незадолго до старта в семье и с друзьями космонавт несколько раз скептически отзывался о шансах полёта на успех, однако не ясно, имел ли он виду обозначенную цель миссии (стыковка и переход экипажей через открытый космос) или именно катастрофу. Что же касается Юрия Гагарина, то даже если бы Комаров вдруг отказался от миссии, Гагарин, скорее всего, никуда бы не полетел. Допуск Гагарина к полётам был в ведении ЦК КПСС и просто так столь важную с политической точки зрения фигуру, тем более в столь сложный испытательный полёт, никто бы не отпустил. Даже назначение Гагарина дублёром Комарова было воспринято очень скептически именно по этой причине. Фактически дублёра у Комарова не было.

2. Комаров был отстранён от полётов из-за экстрасистол, для устранения которых потребовалась операция по удалению гланд – как ни странно, это абсурдное утверждение часто встречается в статьях о Комарове и «Союзе-1». Комаров был временно отстранён от полётов после операции на паховой грыже. Гланды ему никто не удалял, к тому же нет никакой связи между экстрасистолией и удалением гланд.

3. Комаров сгорел при входе в атмосферу из-за неисправности теплового щита – вероятно истоки данного мифа кроются в аварийной посадке беспилотного «7К-ОК № 3» и в сильном тепловом разрушении останков Комарова, которые не похожи на обычные повреждения от огня. Высокотемпературное горение концентрированной перекиси водорода значительно отличается от обычного пожара. Можно говорить уверенно, что вплоть до контакта с землёй Комаров был жив и контролировал корабль, так как резервный купол спускаемого аппарата был активирован вручную.

4. Во время спуска Комаров нецензурно бранился и проклинал операторов ЦУП и инженеров отправивших его смертником на неисправном корабле – Скорость падения спускаемого аппарата достоверно установить, не удалось, визуальное наблюдение с авиации воздушной разведки показало скорость порядка 30-60 м/c так что чисто теоретически у Комарова в зависимости от скорости падения было около 2-3 минут от момента осознания аварийной ситуации и до момента смерти. Однако вести радиосвязь он не мог, так как антенна находится в стропах основного парашюта, который так и вышел. Несколько спорным остаётся вопрос, была ли такая антенна встроена в стропы резервного купола? В современных «Союз-ТМ» антенна есть, но была ли она в составе «Союза-1», неизвестно, по крайней мере, в открытом доступе мне эту информацию найти не удалось. К тому же к моменту раскрытия резервного парашюта, даже если бы FM передатчик был бы в него встроен высота была уже около 5-6 километров, с такой высоте радиосигналы не распространяются достаточно далеко чтобы их можно было принять в других странах. Но даже если у Комарова была техническая возможность в последние 60-90 секунд своей жизни выйти в эфир, крайне сомнительно, что нецензурная брань и оскорбления стали бы его последними словами. По крайней мере, всё в его жизни, характере и обстоятельствах миссии противоречит этому. Весьма вероятно, что последние слова Комарова оставались в записи бортового диктофона, но после катастрофы пленка восстановлению не подлежала, как и плёнка прибора Мир-3 с записями телеметрии корабля.

Последствия для советской космонавтикиГибель «Союза-1», отразилась в первую очередь на генеральном конструкторе Василии Мишине, ему с всё большим трудом даются ответственные решения, он осторожничает, боится посылать людей в космос. Поэтому, несмотря на техническую возможность пилотируемого облёта Луны по программе «Зонд» и протесты группы «Лунных» космонавтов вместо людей к Луне полетели черепахи. Можно уверенно говорить, что катастрофа, оборвавшая жизнь Комарова, во многом предопределила и поражение Советского союза в лунной гонке.

Мемориал погибшим астронавтам на поверхности ЛуныМемориал погибшим астронавтам, памятник был установлен на Луне астронавтом Дэвидом Скоттом, командиром экипажа миссии “Апполон-15″ имя Комарова 9 в списке.

 Смерть в космосе: “Союз-1” Союз-3 в сборочном цехе.

Пилотируемые полёты по программе «Союза» были отложены почти на 2 года, а в 1968 году, когда они возобновились, незадолго до старта «Союз-4» и «Союз-5», которые всё-таки выполнили миссию Комарова по стыковке и переходу экипажа, в NASA уже отрабатывали системы Аполлона-7 на низкой земной орбите. До первой высадки американцев на Луну оставалось меньше года. Гибель «Союза-1», наряду с чередой неудач с созданием ракеты Н-1, поражение в Лунной гонке и гибель экипажа «Союза-11», в итоге приведут к увольнению Мишина с поста Генерального конструктора в 1974 году. Период руководства Мишина многими в космической отрасли до сих пор оценивается крайне негативно. Как самый неудачный в советской космонавтике, фактически уничтоживший наследие Королёва, и его мечту о полётах в дальний космос.

 Смерть в космосе: “Союз-1” Космический корабль «Союз-ТМ» в наши дни

Несмотря на закрытие советской Лунной программы космический корабль «Союз» и его беспилотная версия "Прогресс", в конечном счёте, стали одними из самых успешных серийных одноразовых космических кораблей в мире, оба аппарата успешно применяются по сегодняшний день.

yablor.ru

Смерть в космосе: “Союз-1”: lennikov

Soyuz-1-patch

Корабль: «Союз-1»Цель и задачи миссии: Орбитальное рандеву и стыковка с «Союз-2»Дата: 24 апреля 1967Экипаж: Владимир Михайлович Комаров (2-й полёт)Позывной: АлмазПричина катастрофы: Неисправность парашютной системыПричина смерти: Перегрузки, несовместимые с жизнью во время удара о землю.

Космический корабль «Восток», который обеспечил Советскому союзу первенство в выходе в космос, и его модификация «Восход-1» и «Восход-2» всё возрастающие задачи космической отрасли решить не могли. Максимум, что было доступно этим кораблям, выйти на низкую орбиту и оставаться на ней в течении нескольких дней. Для активной работы в космосе (изменения высоты и наклонения орбиты, выполнения рандеву и стыковки) эти корабли были непригодны, а без данных качеств был невозможен полёт к Луне и создание космических станций. Полный отказ от программы "Восход" с целью концентрации ресурсов на Лунной программе СССР, оставил страну вообще без пригодных к полёту пилотируемых космических аппаратов. Требовался новый корабль.

«7К-ОК»«7К-ОК» (Орбитальный корабль). Впереди на служебном модуле виден стыковочный узел.

Проектирование началось ещё при жизни генерального конструктора, Сергея Королёва и было продолжено после его смерти Валентином Мишиным. Изначально Союз разрабатывался по двум направлениям: по программам «Зонд 7К-Л1» (Лунный корабль) и «7К-ОК» (Орбитальный корабль), многоцелевой пилотируемый космический аппарат, ставший впоследствии «Союзом».

«Зонд 7К-Л1»«Зонд 7К-Л1» (Лунный корабль) обратите внимание на отсутствие служебного жилого отсека, его должен был занять ЛК-1 посадочный Лунный модуль. Космонавтам предполагалось весь полёт находится в креслах спускаемого аппарата для сокращения массы корабля. Так же добавлена узконаправленная антенна дальней космической связи.

Полётные испытания «7К-ОК» начались в 1966 году и шли неважно, «7К-ОК № 2», он же «Космос-133», был запущен 28 ноября 1966 года и на расчётную орбиту вышел успешно, однако система ориентации была установлена неправильно с перепутанной полярностью. В результате команды с земли также исполнялись инвертировано, в сочетании с повышенным расходом топлива системы ориентации, к 20 витку корабль стал практически неуправляем. Изначально планировалось провести беспилотную стыковку с «7К-ОК № 1», но запуск пришлось отменить. «7К-ОК № 2» отправили на посадку, но спускаемый аппарат вышел в нерасчётный район посадки в Китае. Допустить утечки материалов по космической программе за границу командование СССР не могло, и корабль был подорван. Следующий тестовый пуск «7К-ОК № 1» обернулся катастрофой: непосредственно перед стартом внезапно сработала система аварийного спасения корабля, космический аппарат не пострадал, но вспыхнувший в результате пожар полностью уничтожил ракету и пусковую площадку. Третий тестовый «7К-ОК № 3» «Космос-140» полетел 7 февраля 1967 года, полёт прошёл частично удачно, но при входе в атмосферу из-за неправильно установленной технологической заглушки в тепловом щите прогорела дыра размером 30 сантиметров. Корабль приземлился на поверхность замёрзшего Аральского моря, проплавил лёд и затонул. NASA к тому времени с марта 1965 года по ноябрь 1966 года провела десять пилотируемых полётов по программе «Джемини», впервые в мире осуществив орбитальные маневры, сближение кораблей и орбитальную стыковку. Поэтому несмотря на ряд неудач с беспилотными кораблями, и под большим давлением со стороны руководства следующие два пуска «Союз-1» и «Союз-2» решено сделать пилотируемыми. Тогда же Комарова назначают командиром корабля «Союз-1»

Владимир Михайлович Комаров (16 марта 1927-24 апреля 1967)Владимир Михайлович Комаров Жена - Комарова (Киселева) Валентина Яковлевна, (1929 - 25.08.1995)Сын - Комаров Евгений Владимирович, 1951 г.р.Дочь - Комарова Ирина Владимировна, 10.12.1958.

Владимир Комаров с дочерью ИринойКомаров с дочерью.

До зачисления в отряд космонавтов, Комаров сделал карьеру военного лётчика в составе 382-го истребительного авиационного полка (ИАП) 42-й истребительной авиационной дивизии ВВС Северокавказского военного округа в городе Грозный. С 27 октября 1952 по август 1954 года, Владимир служил старшим летчиком 486-го ИАП 279-й ИАД 57-й Воздушной армии (ВА). Несмотря на большую нагрузку пилотной работой, он успел получить высшее образование. В 1959 году успешно окончил 1 факультет Военно-воздушной академии имени Жуковского и был распределён в Государственный Краснознамённый научно исследовательский институт военно-воздушных сил, где начинается его работа уже лётчика-испытателя.

Владимир Комаров и Юрий ГагаринКомаров и Гагарин на аэродроме.

Именно здесь, комиссия по отбору в первый отряд космонавтов предложила Владимиру Комарову новую секретную испытательную работу, и в 1960 году он был зачислен в отряд космонавтов (группа ВВС № 1). Здесь же Комаров знакомится с Юрием Гагариным они быстро становятся близкими друзьями.

Владимир Комаров во время тренировкиКомаров во время вестибулярной тренировки.

Однако карьера Комарова в отряде космонавтов сначала не складывалась, его дважды отстраняли от подготовки к полетам по состоянию здоровья: сначала после операции по поводу паховой грыжи, потом - из-за появления одиночной экстрасистолы на электрокардиограмме во время тренировки на центрифуге. Комаров был человеком решительным и волевым, настоящий коммунист, он всегда ставил интересы общества выше собственных и не пасовал перед трудностями. Именно это позволит ему в итоге вернуться в действующую группу космонавтов, после полугода тренировок по собственной программе в середине 1963 года. Отчасти восстановлению Комарова в активный состав космонавтов поспособствовало недавнее отчисление по дисциплинарным причинам Григория Нелюбова, наиболее опытного в отряде из не летавших в космос. Григорий Нелюбов - ещё одна грустная страница советской космонавтики, крах карьеры после нелепого инцидента, приведёт его к глубокой депрессии, проблемам с алкоголем и, в конечном счёте, - самоубийству, но это совсем другая история.17 сентября Комарова включили в сформированную группу для длительного одиночного полета на корабле «Восток». Однако низкие лётные характеристики кораблей «Восток» привели к закрытию программы. Комаров становится кандидатом для длительного космического полёта на новом корабле «Восход-1», который он совершил 12-13 октября 1964 г. вместе с Константином Феоктистовым и Борисом Егоровым. Это был первый в мире многоместный космический корабль. Впервые в составе экипажа не только летчик, а так же инженер-проектант корабля и врач. Полет экипаж совершал без скафандров, несколько лет позже это тоже сыграет свою роль в уже другой трагедии Советской космонавтики.Орбита значительно ниже расчётной и торможение о верхние слои экзосферы не позволили экипажу выполнить запланированный долгосрочный полёт. Длительность пребывания в космосе составила чуть больше суток. И всё-таки это был успех, полёт в космос, звезда героя, личный автомобиль, национальное признание. Впоследствии назначение Комарова командиром «Союз-1» во многом было обусловлено тем, что он был одним из немногих космонавтов с высшим инженерным образованием и уже побывал в космосе.

Влдаимир Комаров и Юрий ГагаринВладимир Комаров и Юрий Гагарин во время тренировки на макете корабля Союз. 

«С моей точки зрения, очень хорошо, что выполнение столь сложного задания поручили именно Комарову. Выбор очень удачный. Это высокообразованный, отлично тренированный космонавт. Необходимо подчеркнуть, что выполнять программу он будет не просто как летчик-космонавт, а как человек, ставший за несколько лет космической подготовки специалистом своего дела. Инженерный космический профиль стал для него профессией. Подобная деталь очень важна, если учесть характер нынешнего задания».Юрий Гагарин.

Параметры миссииНесмотря на не отлаженную технику, считалось, что опытный космонавт сможет справиться с возможными неисправностями на орбите. Задумана смелая программа полёта. На трехместном «Союзе-1» стартует Комаров, через сутки к нему на орбите присоединяется «Союз-2» с экипажем Быковского, Елисеева и Хрунова. «Союз-1» выполняет орбитальное сближение и стыковку с «Союзом-2». Елисеев и Хрунов через открытый космос (стыковочные узлы в то время ещё не были герметичны) переходят в корабль Комарова, и все идут на посадку. Подготовка к полёту начинается более чем за полгода до полёта, ещё в сентябре 1966 года, однако в связи с неудачами беспилотных пусков окончательного решения о том, состоится ли полёт, нет. 17 апреля 1967 года к отряду космонавтов приезжает генеральный конструктор Владимир Мишин. Он тоже в сложной ситуации, с одной стороны руководство КПСС требует результатов, с другой, пилотируемый пуск на корабле с массой не решённых технических проблем – большой риск. После смерти Королёва, должность генерального конструктора бывшему заместителю даётся тяжело, он не пользуется большим авторитетом как у коллег, так и партийного руководства, но пытается угодить и тем и другим, и откровенно боится брать на себя ответственность. Мишин предлагает отказаться от пилотируемого полёта и попытаться провести стыковку автоматически. Однако именно Комаров настаивает на пилотируемой стыковке, так как на тот момент автоматическая процедура по системе "Игла" была не отработана, финальное сближение на симуляторе выполнял космонавт, поэтому и шансы на успех беспилотной миссии были небольшими. Это, кстати, опровергает утверждение, что Комаров на «Союзе-1» лететь не хотел, дескать, он знал, что полёт на непроверенном корабле обрекает его на гибель и полетел, только, чтобы защитить Юрия Гагарина, его близкого друга. Но это не так, в космос тогда рвались все в отряде космонавтов, невзирая на риски, в том числе и сам Гагарин, крайне недовольный своей ролью "почётного космонавта". На следующий день на совете генеральных конструкторов Комаров снова выскажет свои соображения о сложности полностью автоматической стыковки и многие его поддержат. В результате миссия утверждается к проведению стыковки в полуавтоматическом режиме и полёт с экипажем. 20 апреля государственная комиссия приняла окончательное решение: запуск космического корабля «Союз-1» выполнить 23 апреля, в 3 часа 35 минут по московскому времени, а «Союза-2» на следующий день, 24 апреля, в 3.10. Были обозначены и условия для прекращения полёта на этапе работы «Союза-1» - это выход из строя системы сближения «Игла» и отказ солнечных батарей.

Запуск"Союз-1" на стартовой площадкеЗапуск «Союз-1» состоялся ночью 23 апреля, в 3:35 по Московскому времени.

Параметры орбитыАпогей 221,1 кмПеригей 203,1 кмНаклонение 51,72°Период обращения 88,45 мин

cd946a8b4f03143be7160dc408d_prevУтром во всех крупных советских газетах появились полосы о запуске нового космического корабля "Союз-1", ещё через сутки фотография Комарова снова окажется на всех передовых, но уже в чёрной траурной рамке. Кстати, обратите внимание фотография пуска в левом нижнем углу тщательно отретуширована, чтобы не допустить даже мельчайшей утечки о дизайне ракет и кораблей.

Ракета носитель отработала штатно, но сразу после выхода на орбиту начались проблемы. Не открылась дублирующая антенна телеметрической системы и отказала система звёздной ориентации, но это были мелочи по сравнению с не раскрывшейся панелью солнечных батарей. Рекомендации ЦУП, ориентировать работоспособную панель на солнце, оказались безуспешными, из-за не раскрытия второй панели нарушилась балансировка корабля. Поэтому, ни в автоматическом, ни в ручном режиме, выполнить ориентацию оставшейся панели на солнце было невозможно. Заряд батарей корабля начал падать.На земле сразу же возник вопрос, возможно ли в таких условиях успешно выполнить программу полёта и состыковаться с «Союзом-2». Предлагались различные решения: выход Комарова в открытый космос с целью устранения неисправности батареи вручную (однако такая процедура ранее никогда не отрабатывалась, Комаров был в аппарате один, к тому же до этого у Советского Союза был только один опыт выхода в открытый космос – космонавта Леонова на корабле «Восход-2»). Второе предложение - запуск «Союза-2» с двумя членами экипажа, переход Комарова на «Союз-2» и возвращение на «Союзе-2», такое решение могло бы спасти намеченную программу полёта, однако неизвестно было, с какими проблемами может столкнуться «Союз-2», если уже находящийся на орбите корабль уже был практически неработоспособен. Впоследствии выяснится, что «Союз-2» имел такие же проблемы с парашютной системой, как и «Союз-1». После некоторых колебаний государственная комиссия приняла решение: старт второго корабля отменить и как можно скорее вернуть первый корабль на Землю. В теряющем энергию корабле Комаров оказался перед реальной опасностью погибнуть на орбите. Именно полное обесточивание систем корабля воспринималась как главная угроза жизни космонавта, в этом случае пропала бы связь с землёй и возможность сойти с орбиты самостоятельно, а учитывая высоту орбиты, возможностей системы жизнеобеспечения просто бы не хватило дождаться естественного торможение об экзосферу. О возможных проблемах с парашютной системой никто на тот момент даже и не задумывался, перед ЦУП и самим пилотом стояла задача приземлить корабль. На 17 витке Комаров попытался сориентировать корабль на ретроградный манёвр, но основная система ориентации по звёздам не работала из-за неисправности датчика, а резервная ионная работала на ночной стороне нестабильно. В результате «Союз-1» вышел на 18 виток, во время которого Комаров смог в нештатном режиме сориентировать корабль на дневной стороне, зафиксировать ориентацию системой гироскопов и выполнить манёвр схода с орбиты над ночной стороной с небольшой ручной доводкой. В этом ему помог советами космонавт Павел Беляев, командир экипажа «Восход-2», которому после отказа автоматики так же пришлось сажать аппарат вручную. На 19 витке запустилась система торможения, однако из-за нарушенной балансировки корабля она проработала только 146 секунд из положенных 150, гироскопы отметили отклонение свыше 8 градусов и заблокировали двигатель. Впрочем, это было уже неважно, корабль благополучно сошёл с орбиты, в ЦУПе ликовали, несмотря на провал основной миссии и технические неполадки,  пилота удалось безопасно вернуть на землю. Когда с космонавтом прервалась связь, это никого не удивило. При входе в плотные слои атмосферы молекулы воздуха разогреваются и ионизируются, окутывая спускаемый аппарат слоем плазмы, которая экранирует радиосигналы. Ожидалось, что космонавт выйдет на связь после приземления, в стропы парашюта была встроена дополнительная антенна, однако она часто выходила из строя. Поэтому до самого звонка спасателей с сообщением, что посадка прошла "Ненормально" и корабль горит на земле, настроение в ЦУПе было приподнятое.

Аварийная ситуация

Авария корабля произошла на высоте 9.5 километров, когда барометрический датчик выдал команду на вывод основного парашюта. При этом парашют упакован в специальный контейнер на капсуле, пиропатроны отстреливают крышку контейнера, из которой выходит вытяжной парашют, он вытягивает тормозной парашют, затем включается таймер, отсчитывающий 17 секунд, после чего, когда скорость посадочной капсулы достаточно снизилась, снимается блокировка и стропы тормозного парашюта вытягивают за чехол основной. Вытяжной и тормозной парашюты вытянулись успешно, а выхода основного не произошло. Скорость спускаемого аппарата осталась около 50-70 м\с (около 200-300 км\ч), что совсем немного по сравнению с орбитальными скоростями. В этот момент Комаров впервые понял, что системой парашютов что-то не так, как по собственным ощущениям, так и по датчикам в кабине. Не отделившийся тормозной парашют нарушает аэродинамические характеристики спускаемого аппарата, который начинает быстро вращаться (возможно закручивание аппарата было вызвано баллистическим снижением в атмосфере). Комаров предпринимает последнее, что ему остается, - активирует запасной парашют, при этом пиропатроны должны отделить крепления строп основного парашюта, это происходит, но не имеет никакого значения, так как нераскрывшийся основной парашют пробкой сидит в контейнере, не давая, отделится тормозному. Резервный парашют раскрывается, и скорость аппарата начинает падать, но почти сразу стропы болтающегося тормозного парашюта обматываются вокруг резервного купола и гасят его. Это конец, Комарову остается жить не больше 3 минут. Последняя система, которая может замедлить падение аппарата, это двигатели мягкой посадки, но из-за слишком высокой скорости снижения системы они сработать не успели. Впрочем, Комарова они спасти всё равно бы не смогли: твердотопливные двигатели были рассчитаны на то, чтобы затормозить посадочный модуль со скорости около 10 м\с на основном парашюте до 2-3 м\с, а спускаемый аппарат двигался в несколько раз быстрее.

Место крушенияМесто крушения корабля Союз-1

Удар о землю и перегрузки порядка 200 G мгновенно убили Комарова и расплющили капсулу. Сила удара была такова, что образовался кратер, а обломки корабля на полметра ушли в землю. Остатки топлива в системе ориентации загорелись. Местные жители, которые находились поблизости от места катастрофы, попытались закидать горящие обломки землёй, но горела концентрированная перекись водорода, в итоге до конца пожар удалось погасить только через полчаса, когда подоспели спасательная команда сброшенная на парашютах с вертолёта.

Останки КомароваОстанки торса Комарова, тело лежит в положении на спине.

cap017Личные часы Комарова и хронометр корабля.

Чудовищные перегрузки и последующее возгорание полностью разрушили приборы и тело пилота. Фрагментированные останки Комарова смогли извлечь только через час. До этого проходила ориентировка, что Комарова в капсуле не нашли, и проверяют близлежащие госпитали. Очевидно, это связано с радиограммой спасательной группы: "Пилоту требуется срочная медицинская помощь в полевых условиях», на тот момент у Советской космонавтики не было открытого кода, обозначающего смерть космонавта, он появится позже - «код 1».

ПохороныДве могилы Владимира КомароваИз-за сильного разрушения конструкций корабля и сильного фрагментирования останков, после извлечения всех крупных фрагментов тела Комарова и обломков научных приборов, их увезли в Москву для анализа и похорон. Но на месте крушения нашли ещё фрагменты тела и более мелкие обломки аппарата их захоронили на месте крушения. Кто-то из участников положил фуражку на образовавшийся холмик.

Мемориал на месте крушения "Союз-1"Мемориал на месте крушения «Союз-1». (Наши дни)

Таким образом, останки Комарова неравномерно разделены между двумя могилами, одна в кремлёвской стене, другая на месте трагедии, где 11 июня 1967 был установлен памятник. Две могилы Владимира КомароваСкрыть гибель космонавта было невозможно, так как о полёте успели публично заявить. Поэтому торс, фрагменты черепа и конечностей погрузили для пышных похорон в кремлёвской стене. 25 апреля на траурном митинге с трибуны Мавзолея выступили Суслов, Келдыш и Гагарин. Урну с прахом Комарова устанавливали в нишу Кремлевской стены. По чьей-то инициативе вдове космонавта выдали очень странное свидетельство о смерти Комарова, в котором не отражалась истинная причина смерти. В свидетельстве значилось: обширные ожоги тела; место гибели: город Щелково. Этот документ глубоко оскорбил Валентину Комарову и Юрия Гагарина. В результате свидетельство переписали, указав: «…трагически погиб при завершении испытательного полета на космическом корабле «Союз-1».

Причины произошедшего. Восстановление картины произошедшего сильно осложнил факт практически полного разрушения спускаемого аппарата. Всё, что удалось установить экспертам, это то, что пиропатроны, отвечающие за вывод основного и запасного парашюта, сработали в полёте, а не от удара о землю или последующего пожара. После анализа всех версий комиссия пришла к заключению, что блокировка парашюта контейнером была вызвана перепадом давления, который деформировал стенки упаковки. Однако этот вывод не подтверждался лётными испытаниями тестовых образцов спускаемого аппарата, в которых подобных инцидентов замечено не было. Нормально раскрылся парашют и аварийного «7К-ОК № 1». Много позже в своих мемуарах Борис Черток напишет, что наиболее вероятной причиной неисправности парашюта было нарушение техники укладки при нанесении аблятивного теплового щита. Готовый спускаемый аппарат помещали в специальную камеру, где на поверхность корабля наносили керамическое покрытие в жидком виде, затем спускаемый аппарат подвергали воздействию высокой температуры для полимеризации покрытия. Очень похоже на глазировку глиняной посуды. При этом крышки парашютных контейнеров для «Союза»-1 и 2 были не готовы, для них изготовили импровизированную замену, которая, вероятно, не была достаточно герметичной. Воздействие температуры и конденсация очень липких паров материалов теплового щита на оболочке и такни парашюта, привели к его блокировке внутри контейнера. В неофициальном эксперименте, проведённом инженерами, спускаемый аппарат не полетевшего «Союза-2» подвесили за стропы основного парашюта на кране, пытаясь выяснить, какое необходимо развить усилие, чтобы вывести парашют из контейнера. К удивлению участников эксперимента, даже когда спускаемый аппарат полностью повис на стропах, вывод парашюта не произошёл. Докладывать комиссии по расследованию данных результатах не стали, как это грозило самыми серьёзным последствиями участникам группы по укладке парашюта и установке теплового щита. В результате размер парашютных контейнеров увеличили и проблем с выводом парашютов у «Союза» больше никогда не возникало.

Мифы и глупости, окружающие жизнь и гибель Комарова.1. Комаров ещё до полёта знал, что обречён на гибель и полетел только под давлением руководства, а так же пытаясь защитить своего друга Юрия Гагарина, который был его дублёром – Испытания нового экспериментального корабля и сам космический полёт связаны с риском для жизни, который Комаров осознавал. Никто на Комарова не давил, он сам высказывался за полёт с экипажем. Это было дело, которому он посвятил последние 6 лет своей жизни. Дочь Комарова вспоминает, что незадолго до старта в семье и с друзьями космонавт несколько раз скептически отзывался о шансах полёта на успех, однако не ясно, имел ли он виду обозначенную цель миссии (стыковка и переход экипажей через открытый космос) или именно катастрофу. Что же касается Юрия Гагарина, то даже если бы Комаров вдруг отказался от миссии, Гагарин, скорее всего, никуда бы не полетел. Допуск Гагарина к полётам был в ведении ЦК КПСС и просто так столь важную с политической точки зрения фигуру, тем более в столь сложный испытательный полёт, никто бы не отпустил. Даже назначение Гагарина дублёром Комарова было воспринято очень скептически именно по этой причине. Фактически дублёра у Комарова не было.

2. Комаров был отстранён от полётов из-за экстрасистол, для устранения которых потребовалась операция по удалению гланд – как ни странно, это абсурдное утверждение часто встречается в статьях о Комарове и «Союзе-1». Комаров был временно отстранён от полётов после операции на паховой грыже. Гланды ему никто не удалял, к тому же нет никакой связи между экстрасистолией и удалением гланд.

3. Комаров сгорел при входе в атмосферу из-за неисправности теплового щита – вероятно истоки данного мифа кроются в аварийной посадке беспилотного «7К-ОК № 3» и в сильном тепловом разрушении останков Комарова, которые не похожи на обычные повреждения от огня. Высокотемпературное горение концентрированной перекиси водорода значительно отличается от обычного пожара. Можно говорить уверенно, что вплоть до контакта с землёй Комаров был жив и контролировал корабль, так как резервный купол спускаемого аппарата был активирован вручную.

4. Во время спуска Комаров нецензурно бранился и проклинал операторов ЦУП и инженеров отправивших его смертником на неисправном корабле – Скорость падения спускаемого аппарата достоверно установить, не удалось, визуальное наблюдение с авиации воздушной разведки показало скорость порядка 30-60 м/c так что чисто теоретически у Комарова в зависимости от скорости падения было около 2-3 минут от момента осознания аварийной ситуации и до момента смерти. Однако вести радиосвязь он не мог, так как антенна находится в стропах основного парашюта, который так и вышел. Несколько спорным остаётся вопрос, была ли такая антенна встроена в стропы резервного купола? В современных «Союз-ТМ» антенна есть, но была ли она в составе «Союза-1», неизвестно, по крайней мере, в открытом доступе мне эту информацию найти не удалось. К тому же к моменту раскрытия резервного парашюта, даже если бы FM передатчик был бы в него встроен высота была уже около 5-6 километров, с такой высоте радиосигналы не распространяются достаточно далеко чтобы их можно было принять в других странах. Но даже если у Комарова была техническая возможность в последние 60-90 секунд своей жизни выйти в эфир, крайне сомнительно, что нецензурная брань и оскорбления стали бы его последними словами. По крайней мере, всё в его жизни, характере и обстоятельствах миссии противоречит этому. Весьма вероятно, что последние слова Комарова оставались в записи бортового диктофона, но после катастрофы пленка восстановлению не подлежала, как и плёнка прибора Мир-3 с записями телеметрии корабля.

Последствия для советской космонавтикиГибель «Союза-1», отразилась в первую очередь на генеральном конструкторе Василии Мишине, ему с всё большим трудом даются ответственные решения, он осторожничает, боится посылать людей в космос. Поэтому, несмотря на техническую возможность пилотируемого облёта Луны по программе «Зонд» и протесты группы «Лунных» космонавтов вместо людей к Луне полетели черепахи. Можно уверенно говорить, что катастрофа, оборвавшая жизнь Комарова, во многом предопределила и поражение Советского союза в лунной гонке.

Мемориал погибшим астронавтам на поверхности ЛуныМемориал погибшим астронавтам, памятник был установлен на Луне астронавтом Дэвидом Скоттом, командиром экипажа миссии “Апполон-15″ имя Комарова 9 в списке.

"Союз-3"Союз-3 в сборочном цехе.

Пилотируемые полёты по программе «Союза» были отложены почти на 2 года, а в 1968 году, когда они возобновились, незадолго до старта «Союз-4» и «Союз-5», которые всё-таки выполнили миссию Комарова по стыковке и переходу экипажа, в NASA уже отрабатывали системы Аполлона-7 на низкой земной орбите. До первой высадки американцев на Луну оставалось меньше года. Гибель «Союза-1», наряду с чередой неудач с созданием ракеты Н-1, поражение в Лунной гонке и гибель экипажа «Союза-11», в итоге приведут к увольнению Мишина с поста Генерального конструктора в 1974 году. Период руководства Мишина многими в космической отрасли до сих пор оценивается крайне негативно. Как самый неудачный в советской космонавтике, фактически уничтоживший наследие Королёва, и его мечту о полётах в дальний космос.

"Союз-ТМ"Космический корабль «Союз-ТМ» в наши дни

Несмотря на закрытие советской Лунной программы космический корабль «Союз» и его беспилотная версия "Прогресс", в конечном счёте, стали одними из самых успешных серийных одноразовых космических кораблей в мире, оба аппарата успешно применяются по сегодняшний день.

lennikov.livejournal.com

Первая трагедия в истории космонавтики

41 год назад, 23 апреля 1967 года состоялся полет корабля "Союз-1" - первого из серии "Союзов". На его борту находился единственный космонавт, Герой Советского Союза инженер-полковник Владимир Михайлович Комаров. Полет закончился катастрофой и гибелью космонавта. До сих пор неизвестно, что стало причиной трагедии - неуместная спешка в подготовке полета или случайность.

Идея о создании кораблей «Союз» возникла еще в 1961 году – через несколько месяцев после полета Юрия Гагарина. Почти сразу после триумфа советской космонавтики началось осуществление американской лунной программы, целью которой стала высадка астронавтов на естественный спутник Земли. В СССР решили вновь опередить американцев. Начался решающий этап лунной гонки.

В 1963 году вышло секретное постановление ЦК КПСС, согласно которому нашим космонавтам в ближайшие годы предстояло облететь Луну. Для этого был спроектирован корабль «Союз», испытания которого планировались в 1964 году, а пуск в эксплуатацию – уже в 1965-66-м году. Пилотируемый облет Луны на этом корабле планировался в 1967-м году, а высадка космонавтов на Луну – в 1968-м. Но, конечно же, для межпланетного перелета требовалась еще и сверхтяжелая ракета Н-1, которая должна была доставить на Луну модуль «Союз» вместе с экипажем.

«Союз-1» делался в спешке. По некоторым сведениям, перед полетом инженеры зафиксировали свыше сотни конструкционных дефектов. Однако правительство настояло на выполнении миссии в заданные сроки, чтобы сохранить за Советским Союзом превосходство в космической гонке с США и дать советским космонавтам возможность первыми высадиться на Луну.

Первые три беспилотных запуска, проводившиеся в конце 1966 – начале 1967 года оказались неудачными. Тем не менее, планировалось отправить на орбиту даже не один, а два пилотируемых корабля. В «Союзе-1» должен был стартовать Владимир Комаров, а на другом корабле должны были полететь Быковский, Елисеев и Хрунов. Нужно отметить, что дублером Комарова был не кто иной, как Юрий Гагарин. Говорят, что он, зная о неполадках в «Союзе» изо все сил пытался «подсидеть» Комарова. Он надеялся, что если участником полета назначат его, ситуация повернется в лучшую сторону. Тогда руководство не будет подвергать риску жизнь национального героя, и доработает технику до нужного уровня.

Но Комаров все-таки полетел. До этого в октябре 1964 года года он уже участвовал в полете космического корабля «Восход» вместе с Константином Феоктистовым и Борисом Егоровым. Применительно к этому полету очень часто употребляют слово «впервые». «Восход» был первым в мире многоместным пилотируемым космическим аппаратом. В состав экипажа корабля впервые вошли не только лётчик, но также инженер и врач. А также впервые в истории экипаж совершил полёт без скафандров. И, конечно же, впервые была применена система мягкой посадки.

Увы, во втором полете Комарову не смогли помочь ни опыт, ни квалификация. То, что корабль неисправен, стало очевидно вскоре после начала полета. На «Союзе» не раскрылась левая панель солнечной батареи, не работал очень важный датчик системы ориентации. Благодаря своему профессионализму, Комарову удалось произвести ориентацию «Союза-1» практически без помощи приборов. Но отказ парашютной системы на высоте 7 километров оказался роковым. Через несколько минут спускаемый аппарат врезался в Землю. Комаров погиб, и это была первая трагедия в истории мировой космонавтики.

Чтобы подготовить «Союз» к следующему пилотируемому полету, потребовалась длительная доработка космического аппарата. Лишь через 17 месяцев после гибели Комарова «Союз» был по-настоящему готов к эксплуатации. Однако, задержка полета до 25 октября 1968 года и последующий взрыв ракеты носителя Н-1 3 июля 1969 года поставили крест на планах высадки советских космонавтов на Луну.

Впрочем, «Союзы», первый из которых был испытан ценой жизни одного из лучших наших космонавтов, в дальнейшем прекрасно показали себя и до сих пор работают без сколько-нибудь значительных усовершенствований. Это основные транспортные корабли, доставляющие космонавтов на МКС. Кстати, на базе «Союза» созданы и грузовые космические аппараты «Прогрессы».

← Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook

www.pravda.ru

Союз-1 — WiKi

Программа полёта предусматривала не только первое испытание корабля серии в пилотируемом режиме, но и сразу первую в мире стыковку пилотируемых кораблей с запускаемым вслед кораблём «Союз-2» с экипажем Быковский, Елисеев, Хрунов и переход через открытый космос последних двоих для возвращения на «Союзе-1», в котором для них были установлены второе и третье индивидуальные кресла-ложементы. Ввиду неполадок на «Союзе-1», старт однотипного второго корабля «Союз-2» был отменён, что спасло жизни его экипажу.

Полёт со стыковкой пилотируемых кораблей планировался на недостаточно отработанных аппаратах — три беспилотных испытательных полёта кораблей «Союз» (7К-ОК № 2, известный как «Космос-133»; 7К-ОК № 1, старт которого был отложен, но привёл к срабатыванию системы аварийного спасения и взрыву ракеты на стартовом сооружении; 7К-ОК № 3 «Космос-140») оказались полностью либо частично неудачными, а инженеры зафиксировали 200 замечаний к конструкции корабля[1]. Руководство СССР и космической отрасли было недовольно тем, что за предыдущие два года в СССР не было ни одного пилотируемого полёта (после досрочного прекращения рискованной и малоперспективной программы «Восход»), в то время как США с марта 1965 года по ноябрь 1966 года провели десять пилотируемых полётов по программе «Джемини», впервые в мире осуществив орбитальные маневры, сближение кораблей и орбитальную стыковку, поставив рекорды длительности и высоты пилотируемого полета, а также длительности выхода в открытый космос. С другой стороны, руководство космической программы после смерти С. П. Королёва (в январе 1966 года) имело явно недостаточный авторитет у политического руководства СССР для организации принятия решения о продолжении доводки неотработанных кораблей в автоматическом режиме. Кроме того, испытательные полёты «Союзов» были полезны для подготовки советской лунной программы, в которой лунно-облётный корабль Л1 «Зонд» и лунно-орбитальный корабль-модуль ЛОК экспедиционного комплекса Л3 были унифицированы с «Союзами», а лунно-орбитальный ЛОК и лунно-посадочный ЛК корабли-модули комплекса Л3 также использовали стыковку с переходом члена экипажа через открытый космос.

Неполадки начались сразу после выхода корабля «Союз-1» на орбиту: не раскрылась одна из двух панелей солнечных батарей, корабль стал испытывать дефицит электроэнергии. Космонавт пытался открыть солнечную батарею раскруткой корабля вокруг своей оси, однако это не привело к желаемым результатам. Вследствие этой неисправности полёт был досрочно прекращён, и корабль успешно сошёл с орбиты. Однако, уже после вхождения в плотные слои атмосферы, на заключительном участке приземления произошёл отказ парашютной системы: по окончательно неустановленным причинам вытяжной парашют на высоте 7 км (при скорости около 220 м/с) не смог вытянуть из лотка основной парашют; при этом успешно вышедший на высоте 1,5 км запасной парашют не наполнился, так как его стропы обмотались вокруг неотстреленного вытяжного парашюта основной системы; спускаемый аппарат (СА) ударился о землю со скоростью около 50 м/с, что привело к мгновенной гибели космонавта. Были повреждены ёмкости с пероксидом водорода, который, как сильный окислитель, усугубил пожар, в результате чего СА практически полностью сгорел.

Данная катастрофа стала первым случаем гибели человека в полёте в истории пилотируемой космонавтики.

Окончательно причина невыхода основного парашюта не выяснена, чаще всего упоминаемые причины:

  • нарушение технологии на заводе: при подготовке СА к окраске не был закрыт промасленной бумагой полированный лоток выброса парашюта. Внутренняя поверхность лотка был покрашена вместе с СА, на участке спуска из-за нагрева аппарата о воздух краска стала липкой, и вытяжной парашют не смог вытянуть прилипший основной парашют; [источник не указан 1564 дня]
  • на полированный лоток могли осесть летучие фракции химреагента тепловой защиты во время его полимеризации в автоклаве из-за того, что смежники запаздывали с изготовлением крышек парашютных контейнеров и контейнеры во время этой процедуры были закрыты подручными материалами и, аналогично предыдущему случаю, внутренняя поверхность лотка стала липкой, в связи с чем вытяжной парашют не смог вытянуть прилипший основной парашют;
  • рассматривался также вариант деформации стенок парашютного лотка в полёте из-за перепада давлений.

Из дневника Николая Петровича Каманина:

Через час раскопок мы обнаружили тело Комарова среди обломков корабля. Первое время было трудно разобрать, где голова, где руки и ноги. По-видимому, Комаров погиб во время удара корабля о землю, а пожар превратил его тело в небольшой обгорелый комок размером 30 на 80 сантиметров[2].

По итогам расследования причин аварии, СА КК «Союз» парашютная система была модифицирована — технологию покраски и нанесения тепловой защиты изменили, контейнеры сделаны расширяющимися, стенки их утолщили.

После катастрофы «Союза-1» последовал полуторагодовой перерыв в пилотируемых полётах, конструкция корабля была значительно переработана для повышения его надежности, было выполнено 6 беспилотных отработочных пусков, в числе которых в 1967 году состоялась первая автоматическая стыковка двух «Союзов» («Космос-186» и «Космос-188»). В 1968 году возобновились пилотируемые полеты, а в 1969 году проведены первая пилотируемая стыковка по невыполненной в 1967 году программе (корабли «Союз-4» и «Союз-5») и групповой полёт трёх кораблей сразу.

ru-wiki.org

Жизнь за «Союз». Невыполнимая миссия космонавта Комарова » Россия

Жизнь за «Союз». Невыполнимая миссия космонавта Комарова

16 марта 1927 года родился советский космонавт, дважды Герой Советского Союза Владимир Комаров.

Самый старший.

Имя первого космонавта Земли Юрия Гагарина известно всему миру. На долю его товарища по первому отряду советских космонавтов Владимира Комарова выпало трагическое первенство — он стал первым в истории человеком, погибшим при совершении космического полета.Сегодня космические корабли семейства «Союз» считаются самыми надежными в мире. Но их доведение до совершенства давалось потом и кровью — не в переносном, а в самом прямом смысле. Комаров, отправляясь в полет на «Союзе-1», был практически уверен, что он закончится неудачей. В первом отряде космонавтов Комаров был наиболее технически подготовленным специалистом и понимал, что корабль «сырой». Но также ясно ему было и то, что у его товарищей справиться с этой техникой шансов еще меньше.Владимир Комаров был старше коллег из первого отряда космонавтов — он родился в Москве 16 марта 1927 года. Когда началась война, ему было 14, и, как все сверстники, он рвался на фронт сражаться с фашистами. В 1943 году Владимир поступил в 1-ю Московскую спецшколу ВВС. Окончил ее Комаров в июле 1945 года, когда война уже завершилась. Выпускников школы отправили учиться дальше. В 1949 году Владимир Комаров окончил Батайское военное авиационное училище имени Анатолия Серова и был направлен для прохождения службы в Грозный, где базировался авиаполк истребительной авиационной дивизии ВВС Северо-Кавказского военного округа.

Жизнь за «Союз». Невыполнимая миссия космонавта Комарова

«Работа с новой техникой»

В 1952 году Комарова, уже обзаведшегося семьей, перевели в город Мукачево Закарпатской области, в 486-й истребительный авиаполк 279-й истребительной авиадивизии 57-й воздушной армии. В середине 1950-х летчик решил продолжить образование, поступив Военно-воздушную академию имени Жуковского. После окончания академии Комарова распределили в Государственный Краснознамённый НИИ ВВС, где он стал летчиком-испытателем. Вскоре в ГК НИИ ВВС приехала комиссия, которая запросила для ознакомления личные дела летчиков. Комарова вызвали на беседу и предложили «работать с новой техникой». Комаров согласился и вскоре был вызван для прохождения нового этапа отбора.В Центральном военном научно-исследовательском авиационном госпитале медики были безжалостны, отсеивая кандидатов с малейшими отклонениями в здоровье. Некоторых не только не пускали к работе с «новой техникой», но и запрещали дальнейшую работу в авиации.Комаров был признан годным и 7 марта 1960 года был зачислен в списки войсковой части 26266, которая впоследствии станет известной как Центр подготовки космонавтов.Среди 20 человек, составивших первый отряд советских космонавтов, Комаров был самым старшим — ему исполнилось 33 года. За плечами был большой опыт летчика-истребителя, академия, работа летчика-испытателя. Инженерам с Комаровым работалось легче всего, поскольку его знания позволяли быстрее вникать в техническую сторону дела.

Жизнь за «Союз». Невыполнимая миссия космонавта Комарова

«Восток» становится «Восходом»

Однако в шестерку тех, кто готовился к первому полету, Комаров не вошел. Больше того, стоял вопрос об исключении его из отряда — врачи нашли отклонения в работе сердца. Его отстранили от тренировок на полгода. Но упрямый Комаров поехал в Ленинград, в Военно-медицинскую академию, где прошел новое обследование у лучших специалистов, и получил заключение — «пики» на кардиограмме, взволновавшие медиков Центра подготовки космонавтов, появляются не у больных, а как раз у хорошо тренированных людей. Ему снова разрешили тренироваться. Опыт и знания Комарова потребовались в 1964 году, когда было решено впервые запустить корабль с экипажем из трех человек. Перед главным конструктором Сергеем Королевым такую задачу поставил лично советский лидер Никита Хрущев.Сделать это было чрезвычайно трудно. Принципиально новый корабль находился на стадии проектирования, поэтому необходимо было модернизировать одноместный «Восток». Для Королева ничего невозможного не было — «Восток» стал «Восходом». Для экономии места в кабине, которого было катастрофически мало, пришлось отказаться от скафандров. Экипажу первого трехместного корабля предстояло отправиться на орбиту в легких тренировочных комбинезонах.

Жизнь за «Союз». Невыполнимая миссия космонавта Комарова

«Неужели всё кончено и экипаж вернулся из космоса без царапин?»

Командиром «Восхода-1» стал Владимир Комаров, в экипаж вошли инженер Константин Феоктистов и врач Борис Егоров. Корабль успешно стартовал 12 октября 1964 года и после суточного полета совершил благополучную посадку.Свидетели вспоминали, что Королев, получив доклад о посадке, произнес: «Неужели всё кончено и экипаж вернулся из космоса без царапин? Никогда бы никому не поверил, что из „Востока“ можно сделать „Восход“ и трём космонавтам слетать на нём в космос».Пока «Восход-1» был на орбите, в Москве произошел «дворцовый переворот», и космонавты, улетавшие при Никите Хрущеве, докладывали об успехе уже Леониду Брежневу.Королев ценил Комарова. После полета «Восхода-1» он несколько раз предлагал ему перейти на работу в КБ, но Комаров, ставший инструктором-космонавтом и работавший с новичками, предпочел остаться в отряде космонавтов.В это время набирала обороты «лунная гонка». Корабль, ныне известный как «Союз», разрабатывался первоначально для советской пилотируемой лунной программы. Работы по проекту шли тяжело, а в январе 1966 года на операционном столе умер Сергей Королев. Советская космонавтика лишилась своего «мозга» и «мотора».

Жизнь за «Союз». Невыполнимая миссия космонавта Комарова

Почти невыполнимое задание.

Советское руководство подгоняло новых руководителей космической программы. Несмотря на то, что три первых беспилотных пуска «Союзов» прошли частично или полностью неудачно, было принято решение о пилотируемом запуске. Причем планировался сразу качественный прыжок вперед. Стартовать должны были два корабля, которым надо было состыковаться на орбите, после чего два космонавта из одного корабля должны были в скафандрах перейти на борт другого.Конструктор Василий Мишин, сменивший Королева, оспаривать мнение политического руководства не решался. Старт «Союза-1» был назначен на 23 апреля 1967 года, «Союза-2» — на 24 апреля.Комаров с лета 1966 года готовился к полету на «Союзе-1». Он все видел и все понимал. Но как летчик-испытатель, как самый опытный в отряде, отступить не мог. Незадолго перед полетом он посетил своего друга, лежавшего в больнице. В разговоре Комаров спокойно сказал: «Процентов на девяносто полет будет неудачным». Родные вспоминали: Владимир Михайлович привел в порядок все свои дела, заставил жену научиться водить машину, на 8 марта подарил ей роскошный сервиз, заметив: «Будешь потом принимать гостей».16 марта 1967 года Комарову исполнилось 40 лет. Поверье гласит, что этот юбилей праздновать нельзя, но космонавт три дня принимал в своей квартире родных и друзей. На кинокадрах предстартовой съемки видно, что Комаров предельно сосредоточен и почти мрачен. Несмотря на всю тяжесть предстоящего полета, сдаваться он не собирался.

Жизнь за «Союз». Невыполнимая миссия космонавта Комарова

Драма на орбите.

«Союз-1» успешно стартовал с Байконура ночью 23 апреля 1967 года. Но на орбите почти сразу начались большие проблемы.Не раскрылась одна из двух панелей солнечных батарей, корабль стал испытывать дефицит электроэнергии. Все попытки раскрыть ее к успеху не привели. Был план запустить «Союз-2» с экипажем в составе Валерия Быковского, Алексея Елисеева и Евгения Хрунова, после чего космонавты в скафандрах должны были вручную попытаться раскрыть солнечную батарею. Государственная комиссия после совещания решила — слишком большой риск. Комаров получил приказ завершать полет и возвращаться на Землю. Но тут возникли новые проблемы — отказали датчики ионной ориентации. Оставался только один шанс: сориентировать корабль вручную, соразмеряя пространственное положение «Союза» с Землей. При этом требовалось не допустить серьезных отклонений корабля при полете над ночной стороной планеты.К такой ситуации космонавтов не готовили, и специалисты на Земле полагали, что шансов на успех у Комарова минимум. Но космонавт сумел сделать невозможное и «Союз-1» начал спуск с орбиты.Когда службы наблюдения подтвердили, что корабль идет на посадку и даже сообщили расчетное время приземления, в Центре управления полетами начали аплодировать. Казалось, и в этот раз обошлось.

Жизнь за «Союз». Невыполнимая миссия космонавта Комарова

«Через час раскопок мы обнаружили тело Комарова среди обломков»

Владимир Комаров сделал все возможное, но то, что произошло дальше, он не был в состоянии изменить. На заключительном участке приземления произошёл отказ парашютной системы: парашют на высоте 7 км (при скорости около 220 м/с) не смог вытянуть из лотка основной парашют; при этом успешно вышедший на высоте 1,5 км запасной парашют не наполнился, так как его стропы обмотались вокруг не отстреленного вытяжного парашюта основной системы.Спускаемый аппарат «Союза-1» врезался в землю со скоростью около 50 м/с. Выжить при этом ударе у космонавта шансов не было. Поврежденные емкости с пероксидом водорода спровоцировали сильнейший пожар, который уничтожил спускаемый аппарат.Из дневника руководителя подготовки первого отряда космонавтов генерала Николая Каманина: «Через час раскопок мы обнаружили тело Комарова среди обломков корабля. Первое время было трудно разобрать, где голова, где руки и ноги. По-видимому, Комаров погиб во время удара корабля о землю, а пожар превратил его тело в небольшой обгорелый комок размером 30 на 80 сантиметров».Недостаток конструкции парашютной системы мог погубить и «Союз-2», отняв жизни четырех советских космонавтов. Отмена старта спасла жизни Быковского, Елисеева и Хрунова.Позднее появлялись «подробности» о том, что Комаров якобы перед смертью кричал в эфире проклятия в адрес советского руководства и плакал. Это ложь. Последний доклад космонавта с орбиты был штатным и спокойным. Успел ли понять Владимир Комаров, что погибает, мы никогда уже не узнаем — магнитофон, записывавший то, что происходило на борту, сгорел в пожаре.

Жизнь за «Союз». Невыполнимая миссия космонавта Комарова

Большая цена. 

Комаров стал первым среди космонавтов дважды Героем Советского Союза и первым, кому звание Героя было присвоено посмертно.Есть страшная фотография, сделанная в морге перед кремацией останков космонавта. Ее сделали для того, чтобы представить высшему руководству подтверждение невозможности прощания с телом погибшего и необходимости немедленной кремации.«Открыли гроб, на белом атласе лежало то, что еще совсем недавно было космонавтом Комаровым, а сейчас стало бесформенным черным комком. К гробу подошли Гагарин, Леонов, Быковский, Попович и другие космонавты, они печально осмотрели останки друга. В крематорий я не поехал. При кремации присутствовали генерал Кузнецов и космонавты», — писал в дневнике генерал Каманин.26 апреля 1967 года урну с прахом Владимира Михайловича Комарова после торжественной церемонии прощания замуровали в Кремлевскую стену.

Жизнь за «Союз». Невыполнимая миссия космонавта Комарова

Дочь космонавта Ирина вспоминала: «В выданном свидетельстве о смерти в графе «причина» было указано: обширные ожоги тела; место гибели: город Щелково.У мамы от возмущения срывался голос: «Какое Щелково? Какие ожоги тела, если от тела ничего не осталось?». Она показала это свидетельство Гагарину: «Юрочка, и кто мне поверит, что я вдова космонавта Комарова?». Гагарин побледнел, пошел «наверх» разбираться... Вскоре маме принесли другой документ, где уже значилось: «трагически погиб при завершении испытательного полета на космическом корабле «Союз-1».После катастрофы «Союза-1» пилотируемые полеты в СССР были прерваны на полтора года, конструкция корабля дорабатывалась, состоялось еще шесть беспилотных пусков. Программа, которую должен был выполнить Комаров, была осуществлена лишь экипажами «Союза-4» и «Союза-5» в январе 1969 года. Корабль «Союз» в итоге стал надежной и проверенной машиной. Надежность которой была оплачена жизнью Владимира Комарова.

Жизнь за «Союз». Невыполнимая миссия космонавта Комарова

Понравилось? Поделись с друзьями:

myrussia.cc

Место аварии космического коробля «Союз-1», Командир корабля лётчик-космонавт Владимир Комаров

 памятник, монумент, место авиационного происшествия

Вечная память, Владимиру Михайловичу КОМАРОВУ! 23 апреля 1967 года при возвращении на Землю произошел отказ парашютной системы корабля "Союз-1", в результате чего погиб космонавт Владимир Комаров. Это был испытательный полет "Союза". Корабль, по всеобщему признанию, был еще очень "сырым", запуски в беспилотном режиме заканчивались неудачами. 28 ноября 1966 года запуск "первого" автоматического "Союза-1" (который позже в сообщении ТАСС был переименован в "Космос-133") закончился аварийным сходом с орбиты. 14 декабря 1966 года пуск "Союза-2" также окончился аварийно, да еще и с разрушением стартового стола (открытой информации об этом "Союзе-2" не было). Несмотря на все это, советское политическое руководство настояло на срочной организации нового космического достижения к 1 мая. Ракету спешно готовили к старту, первые проверки выявили более сотни неполадок. У космонавта, который должен был отправиться на "Союзе", после сообщений о таком количестве неисправностей поднялось кровяное давление, и врачи запретили отправлять его в полет. Вместо него уговорили лететь Комарова, как более подготовленного (по другой версии, решение, что "Союз-1" будет пилотировать Владимир Комаров, было принято еще 5 августа 1966 года, его дублером назначили Юрия Гагарина).

Корабль вышел на орбиту, но неполадок оказалось так много, что его пришлось срочно сажать (в энциклопедиях советского времени написано, что программа полета была выполнена успешно). По одной из версий причиной катастрофы явилась технологическая небрежность некоего монтажника. Чтобы добраться до одного из агрегатов, рабочий просверлил отверстие в теплозащитном экране, а затем забил в него стальную болванку. При входе спускаемого аппарата в плотные слои атмосферы болванка расплавилась, струя воздуха проникла в парашютный отсек и сдавила контейнер с парашютом, который не смог выйти полностью. Комаров выпустил запасной парашют. Тот вышел нормально, но капсула начала кувыркаться, первый парашют захлестнул стропы второго и погасил его. Комаров потерял какие-либо шансы на спасение. Он понял, что обречен, и на всю Вселенную материл наших правителей. Американцы записали его душераздирающие разговоры с женой и друзьями, жалобы на нарастание температуры, предсмертные стоны и крики. Владимир Комаров погиб при ударе спускаемого аппарата о землю.

Минавиапром, ответственный за парашютную систему, предложил свою версию ее отказа. При спуске на нерасчетной высоте в разреженной атмосфере произошел отстрел крышки стакана, в котором были уложены парашюты. Возник перепад давлений в стакане, вмонтированном в сферу спускаемого аппарата, вследствие этого - деформация этого стакана, защемившего основной парашют (вытяжной меньшего размера раскрылся), что привело к баллистическому спуску аппарата и большой скорости при встрече с землей.

Вместе с тем, свидетельства не подтверждают легенд, будто Комаров знал, что идет на верную смерть и со слезами на глазах говорил, что готов умереть вместо Гагарина, в автобусе по пути на космодром у него был обреченный вид, а Гагарин якобы появился на стартовой площадке в скафандре и рвался в «Союз-1».По воспоминаниям Ирины Комаровой, отец настолько хотел лететь, что полтора месяца не пил молоко из холодильника, как имел обыкновение делать, дабы ненароком не заболеть.Правда, перед полетом навел порядок у себя в столе, ответил на все письма и показал жене, где лежат ключи от гаража. Но естественное осознание риска и обреченность — не одно и то же.Выложенная в наши дни в интернете запись переговоров Комарова с ЦУПом накануне посадки не содержит ни проклятий в адрес его «убийц», ни просьбы позаботиться о семье, как говорится в некоторых источниках.Последние слова космонавта были: «Нахожусь в кресле, привязался ремнями. Самочувствие отличное, все нормально».Прах Владимира Комарова, вернее то, что смогли собрать на месте катастрофы, был погребен у Кремлевской стены.Спустя полтора месяца после трагедии военнослужащие дислоцированной неподалеку ракетной дивизии установили там самодельный обелиск и посадили березки.Деревья плохо растут в сухой степи. Сложился обычай: проезжавшие мимо водители прихватывали канистру с водой и поливали их.Официальный монумент появился в 1987 году.

news.tut.by/world/540803.htmlobozrevatel.com/news/2008/8/13/253395.htm

Ближайшие города: Орск, Актобе, Магнитогорск

wikimapia.org

Смерть в космосе: "Союз-1" - Мастер НЕЛИНЕЙНЫХ процессов.

Soyuz-1-patch

Корабль: «Союз-1»Цель и задачи миссии: Орбитальное рандеву и стыковка с «Союз-2»Дата: 24 апреля 1967Экипаж: Владимир Михайлович Комаров (2-й полёт)Позывной: АлмазПричина катастрофы: Неисправность парашютной системыПричина смерти: Перегрузки, несовместимые с жизнью во время удара о землю.

Космический корабль «Восток», который обеспечил Советскому союзу первенство в выходе в космос, и его модификация «Восход-1» и «Восход-2» всё возрастающие задачи космической отрасли решить не могли. Максимум, что было доступно этим кораблям, выйти на низкую орбиту и оставаться на ней в течении нескольких дней. Для активной работы в космосе (изменения высоты и наклонения орбиты, выполнения рандеву и стыковки) эти корабли были непригодны, а без данных качеств был невозможен полёт к Луне и создание космических станций. Полный отказ от программы "Восход" с целью концентрации ресурсов на Лунной программе СССР, оставил страну вообще без пригодных к полёту пилотируемых космических аппаратов. Требовался новый корабль.

«7К-ОК»«7К-ОК» (Орбитальный корабль). Впереди на служебном модуле виден андрогинный стыковочный узел.

Проектирование началось ещё при жизни генерального конструктора, Сергея Королёва и было продолжено после его смерти Валентином Мишиным. Изначально Союз разрабатывался по двум направлениям: по программам «Зонд 7К-Л1» (Лунный корабль) и «7К-ОК» (Орбитальный корабль), многоцелевой пилотируемый космический аппарат, ставший впоследствии «Союзом».

«Зонд 7К-Л1»«Зонд 7К-Л1» (Лунный корабль) обратите внимание на отсутствие служебного жилого отсека, его должен был занять ЛК-1 посадочный Лунный модуль. Космонавтам предполагалось весь полёт находится в креслах спускаемого аппарата для сокращения массы корабля. Так же добавлена узконаправленная антенна дальней космической связи.

Полётные испытания «7К-ОК» начались в 1966 году и шли неважно, «7К-ОК № 2», он же «Космос-133», был запущен 28 ноября 1966 года и на расчётную орбиту вышел успешно, однако система ориентации была установлена неправильно с перепутанной полярностью. В результате команды с земли также исполнялись инвертировано, в сочетании с повышенным расходом топлива системы ориентации, к 20 витку корабль стал практически неуправляем. Изначально планировалось провести беспилотную стыковку с «7К-ОК № 1», но запуск пришлось отменить. «7К-ОК № 2» отправили на посадку, но спускаемый аппарат вышел в нерасчётный район посадки в Китае. Допустить утечки материалов по космической программе за границу командование СССР не могло, и корабль был подорван. Следующий тестовый пуск «7К-ОК № 1» обернулся катастрофой: непосредственно перед стартом внезапно сработала система аварийного спасения корабля, космический аппарат не пострадал, но вспыхнувший в результате пожар полностью уничтожил ракету и пусковую площадку. Третий тестовый «7К-ОК № 3» «Космос-140» полетел 7 февраля 1967 года, полёт прошёл частично удачно, но при входе в атмосферу из-за неправильно установленной технологической заглушки в тепловом щите прогорела дыра размером 30 сантиметров. Корабль приземлился на поверхность замёрзшего Аральского моря, проплавил лёд и затонул. NASA к тому времени с марта 1965 года по ноябрь 1966 года провела десять пилотируемых полётов по программе «Джемини», впервые в мире осуществив орбитальные маневры, сближение кораблей и орбитальную стыковку. Поэтому несмотря на ряд неудач с беспилотными кораблями, и под большим давлением со стороны руководства следующие два пуска «Союз-1» и «Союз-2» решено сделать пилотируемыми. Тогда же Комарова назначают командиром корабля «Союз-1»

Владимир Михайлович Комаров (16 марта 1927-24 апреля 1967)Владимир Михайлович Комаров Жена - Комарова (Киселева) Валентина Яковлевна, (1929 - 25.08.1995)Сын - Комаров Евгений Владимирович, 1951 г.р.Дочь - Комарова Ирина Владимировна, 10.12.1958.

Владимир Комаров с дочерью ИринойКомаров с дочерью.

До зачисления в отряд космонавтов, Комаров сделал карьеру военного лётчика в составе 382-го истребительного авиационного полка (ИАП) 42-й истребительной авиационной дивизии ВВС Северокавказского военного округа в городе Грозный. С 27 октября 1952 по август 1954 года, Владимир служил старшим летчиком 486-го ИАП 279-й ИАД 57-й Воздушной армии (ВА). Несмотря на большую нагрузку пилотной работой, он успел получить высшее образование. В 1959 году успешно окончил 1 факультет Военно-воздушной академии имени Жуковского и был распределён в Государственный Краснознамённый научно исследовательский институт военно-воздушных сил, где начинается его работа уже лётчика-испытателя.

Владимир Комаров и Юрий ГагаринКомаров и Гагарин на аэродроме.

Именно здесь, комиссия по отбору в первый отряд космонавтов предложила Владимиру Комарову новую секретную испытательную работу, и в 1960 году он был зачислен в отряд космонавтов (группа ВВС № 1). Здесь же Комаров знакомится с Юрием Гагариным они быстро становятся близкими друзьями.

Владимир Комаров во время тренировкиКомаров во время вестибулярной тренировки.

Однако карьера Комарова в отряде космонавтов сначала не складывалась, его дважды отстраняли от подготовки к полетам по состоянию здоровья: сначала после операции по поводу паховой грыжи, потом - из-за появления одиночной экстрасистолы на электрокардиограмме во время тренировки на центрифуге. Комаров был человеком решительным и волевым, настоящий коммунист, он всегда ставил интересы общества выше собственных и не пасовал перед трудностями. Именно это позволит ему в итоге вернуться в действующую группу космонавтов, после полугода тренировок по собственной программе в середине 1963 года. Отчасти восстановлению Комарова в активный состав космонавтов поспособствовало недавнее отчисление по дисциплинарным причинам Григория Нелюбова, наиболее опытного в отряде из не летавших в космос. Григорий Нелюбов - ещё одна грустная страница советской космонавтики, крах карьеры после нелепого инцидента, приведёт его к глубокой депрессии, проблемам с алкоголем и, в конечном счёте, - самоубийству, но это совсем другая история.17 сентября Комарова включили в сформированную группу для длительного одиночного полета на корабле «Восток». Однако низкие лётные характеристики кораблей «Восток» привели к закрытию программы. Комаров становится кандидатом для длительного космического полёта на новом корабле «Восход-1», который он совершил 12-13 октября 1964 г. вместе с Константином Феоктистовым и Борисом Егоровым. Это был первый в мире многоместный космический корабль. Впервые в составе экипажа не только летчик, а так же инженер-проектант корабля и врач. Полет экипаж совершал без скафандров, несколько лет позже это тоже сыграет свою роль в уже другой трагедии Советской космонавтики.Орбита значительно ниже расчётной и торможение о верхние слои экзосферы не позволили экипажу выполнить запланированный долгосрочный полёт. Длительность пребывания в космосе составила чуть больше суток. И всё-таки это был успех, полёт в космос, звезда героя, личный автомобиль, национальное признание. Впоследствии назначение Комарова командиром «Союз-1» во многом было обусловлено тем, что он был одним из немногих космонавтов с высшим инженерным образованием и уже побывал в космосе.

Влдаимир Комаров и Юрий ГагаринВладимир Комаров и Юрий Гагарин во время тренировки на макете корабля Союз. 

«С моей точки зрения, очень хорошо, что выполнение столь сложного задания поручили именно Комарову. Выбор очень удачный. Это высокообразованный, отлично тренированный космонавт. Необходимо подчеркнуть, что выполнять программу он будет не просто как летчик-космонавт, а как человек, ставший за несколько лет космической подготовки специалистом своего дела. Инженерный космический профиль стал для него профессией. Подобная деталь очень важна, если учесть характер нынешнего задания».Юрий Гагарин.

Параметры миссииНесмотря на не отлаженную технику, считалось, что опытный космонавт сможет справиться с возможными неисправностями на орбите. Задумана смелая программа полёта. На трехместном «Союзе-1» стартует Комаров, через сутки к нему на орбите присоединяется «Союз-2» с экипажем Быковского, Елисеева и Хрунова. «Союз-1» выполняет орбитальное сближение и стыковку с «Союзом-2». Елисеев и Хрунов через открытый космос (стыковочные узлы в то время ещё не были герметичны) переходят в корабль Комарова, и все идут на посадку. Подготовка к полёту начинается более чем за полгода до полёта, ещё в сентябре 1966 года, однако в связи с неудачами беспилотных пусков окончательного решения о том, состоится ли полёт, нет. 17 апреля 1967 года к отряду космонавтов приезжает генеральный конструктор Владимир Мишин. Он тоже в сложной ситуации, с одной стороны руководство КПСС требует результатов, с другой, пилотируемый пуск на корабле с массой не решённых технических проблем – большой риск. После смерти Королёва, должность генерального конструктора бывшему заместителю даётся тяжело, он не пользуется большим авторитетом как у коллег, так и партийного руководства, но пытается угодить и тем и другим, и откровенно боится брать на себя ответственность. Мишин предлагает отказаться от пилотируемого полёта и попытаться провести стыковку автоматически. Однако именно Комаров настаивает на пилотируемой стыковке, так как на тот момент автоматическая процедура по системе "Игла" была не отработана, финальное сближение на симуляторе выполнял космонавт, поэтому и шансы на успех беспилотной миссии были небольшими. Это, кстати, опровергает утверждение, что Комаров на «Союзе-1» лететь не хотел, дескать, он знал, что полёт на непроверенном корабле обрекает его на гибель и полетел, только, чтобы защитить Юрия Гагарина, его близкого друга. Но это не так, в космос тогда рвались все в отряде космонавтов, невзирая на риски, в том числе и сам Гагарин, крайне недовольный своей ролью "почётного космонавта". На следующий день на совете генеральных конструкторов Комаров снова выскажет свои соображения о сложности полностью автоматической стыковки и многие его поддержат. В результате миссия утверждается к проведению стыковки в полуавтоматическом режиме и полёт с экипажем. 20 апреля государственная комиссия приняла окончательное решение: запуск космического корабля «Союз-1» выполнить 23 апреля, в 3 часа 35 минут по московскому времени, а «Союза-2» на следующий день, 24 апреля, в 3.10. Были обозначены и условия для прекращения полёта на этапе работы «Союза-1» - это выход из строя системы сближения «Игла» и отказ солнечных батарей.

Запуск"Союз-1" на стартовой площадкеЗапуск «Союз-1» состоялся ночью 23 апреля, в 3:35 по Московскому времени.

Параметры орбитыАпогей 221,1 кмПеригей 203,1 кмНаклонение 51,72°Период обращения 88,45 мин

cd946a8b4f03143be7160dc408d_prevУтром во всех крупных советских газетах появились полосы о запуске нового космического корабля "Союз-1", ещё через сутки фотография Комарова снова окажется на всех передовых, но уже в чёрной траурной рамке. Кстати, обратите внимание фотография пуска в левом нижнем углу тщательно отретуширована, чтобы не допустить даже мельчайшей утечки о дизайне ракет и кораблей.

Ракета носитель отработала штатно, но сразу после выхода на орбиту начались проблемы. Не открылась дублирующая антенна телеметрической системы и отказала система звёздной ориентации, но это были мелочи по сравнению с не раскрывшейся панелью солнечных батарей. Рекомендации ЦУП, ориентировать работоспособную панель на солнце, оказались безуспешными, из-за не раскрытия второй панели нарушилась балансировка корабля. Поэтому, ни в автоматическом, ни в ручном режиме, выполнить ориентацию оставшейся панели на солнце было невозможно. Заряд батарей корабля начал падать.На земле сразу же возник вопрос, возможно ли в таких условиях успешно выполнить программу полёта и состыковаться с «Союзом-2». Предлагались различные решения: выход Комарова в открытый космос с целью устранения неисправности батареи вручную (однако такая процедура ранее никогда не отрабатывалась, Комаров был в аппарате один, к тому же до этого у Советского Союза был только один опыт выхода в открытый космос – космонавта Леонова на корабле «Восход-2»). Второе предложение - запуск «Союза-2» с двумя членами экипажа, переход Комарова на «Союз-2» и возвращение на «Союзе-2», такое решение могло бы спасти намеченную программу полёта, однако неизвестно было, с какими проблемами может столкнуться «Союз-2», если уже находящийся на орбите корабль уже был практически неработоспособен. Впоследствии выяснится, что «Союз-2» имел такие же проблемы с парашютной системой, как и «Союз-1». После некоторых колебаний государственная комиссия приняла решение: старт второго корабля отменить и как можно скорее вернуть первый корабль на Землю. В теряющем энергию корабле Комаров оказался перед реальной опасностью погибнуть на орбите. Именно полное обесточивание систем корабля воспринималась как главная угроза жизни космонавта, в этом случае пропала бы связь с землёй и возможность сойти с орбиты самостоятельно, а учитывая высоту орбиты, возможностей системы жизнеобеспечения просто бы не хватило дождаться естественного торможение об экзосферу. О возможных проблемах с парашютной системой никто на тот момент даже и не задумывался, перед ЦУП и самим пилотом стояла задача приземлить корабль. На 17 витке Комаров попытался сориентировать корабль на ретроградный манёвр, но основная система ориентации по звёздам не работала из-за неисправности датчика, а резервная ионная работала на ночной стороне нестабильно. В результате «Союз-1» вышел на 18 виток, во время которого Комаров смог в нештатном режиме сориентировать корабль на дневной стороне, зафиксировать ориентацию системой гироскопов и выполнить манёвр схода с орбиты над ночной стороной с небольшой ручной доводкой. В этом ему помог советами космонавт Павел Беляев, командир экипажа «Восход-2», которому после отказа автоматики так же пришлось сажать аппарат вручную. На 19 витке запустилась система торможения, однако из-за нарушенной балансировки корабля она проработала только 146 секунд из положенных 150, гироскопы отметили отклонение свыше 8 градусов и заблокировали двигатель. Впрочем, это было уже неважно, корабль благополучно сошёл с орбиты, в ЦУПе ликовали, несмотря на провал основной миссии и технические неполадки,  пилота удалось безопасно вернуть на землю. Когда с космонавтом прервалась связь, это никого не удивило. При входе в плотные слои атмосферы молекулы воздуха разогреваются и ионизируются, окутывая спускаемый аппарат слоем плазмы, которая экранирует радиосигналы. Ожидалось, что космонавт выйдет на связь после приземления, в стропы парашюта была встроена дополнительная антенна, однако она часто выходила из строя. Поэтому до самого звонка спасателей с сообщением, что посадка прошла "Ненормально" и корабль горит на земле, настроение в ЦУПе было приподнятое.

Аварийная ситуация

Авария корабля произошла на высоте 9.5 километров, когда барометрический датчик выдал команду на вывод основного парашюта. При этом парашют упакован в специальный контейнер на капсуле, пиропатроны отстреливают крышку контейнера, из которой выходит вытяжной парашют, он вытягивает тормозной парашют, затем включается таймер, отсчитывающий 17 секунд, после чего, когда скорость посадочной капсулы достаточно снизилась, снимается блокировка и стропы тормозного парашюта вытягивают за чехол основной. Вытяжной и тормозной парашюты вытянулись успешно, а выхода основного не произошло. Скорость спускаемого аппарата осталась около 50-70 м\с (около 200-300 км\ч), что совсем немного по сравнению с орбитальными скоростями. В этот момент Комаров впервые понял, что системой парашютов что-то не так, как по собственным ощущениям, так и по датчикам в кабине. Не отделившийся тормозной парашют нарушает аэродинамические характеристики спускаемого аппарата, который начинает быстро вращаться (возможно закручивание аппарата было вызвано баллистическим снижением в атмосфере). Комаров предпринимает последнее, что ему остается, - активирует запасной парашют, при этом пиропатроны должны отделить крепления строп основного парашюта, это происходит, но не имеет никакого значения, так как нераскрывшийся основной парашют пробкой сидит в контейнере, не давая, отделится тормозному. Резервный парашют раскрывается, и скорость аппарата начинает падать, но почти сразу стропы болтающегося тормозного парашюта обматываются вокруг резервного купола и гасят его. Это конец, Комарову остается жить не больше 3 минут. Последняя система, которая может замедлить падение аппарата, это двигатели мягкой посадки, но из-за слишком высокой скорости снижения системы они сработать не успели. Впрочем, Комарова они спасти всё равно бы не смогли: твердотопливные двигатели были рассчитаны на то, чтобы затормозить посадочный модуль со скорости около 10 м\с на основном парашюте до 2-3 м\с, а спускаемый аппарат двигался в несколько раз быстрее.

Место крушенияМесто крушения корабля Союз-1

Удар о землю и перегрузки порядка 200 G мгновенно убили Комарова и расплющили капсулу. Сила удара была такова, что образовался кратер, а обломки корабля на полметра ушли в землю. Остатки топлива в системе ориентации загорелись. Местные жители, которые находились поблизости от места катастрофы, попытались закидать горящие обломки землёй, но горела концентрированная перекись водорода, в итоге до конца пожар удалось погасить только через полчаса, когда подоспели спасательная команда сброшенная на парашютах с вертолёта.

Останки КомароваОстанки торса Комарова, тело лежит в положении на спине.

cap017Личные часы Комарова и хронометр корабля.

Чудовищные перегрузки и последующее возгорание полностью разрушили приборы и тело пилота. Фрагментированные останки Комарова смогли извлечь только через час. До этого проходила ориентировка, что Комарова в капсуле не нашли, и проверяют близлежащие госпитали. Очевидно, это связано с радиограммой спасательной группы: "Пилоту требуется срочная медицинская помощь в полевых условиях», на тот момент у Советской космонавтики не было открытого кода, обозначающего смерть космонавта, он появится позже - «код 1».

ПохороныДве могилы Владимира КомароваИз-за сильного разрушения конструкций корабля и сильного фрагментирования останков, после извлечения всех крупных фрагментов тела Комарова и обломков научных приборов, их увезли в Москву для анализа и похорон. Но на месте крушения нашли ещё фрагменты тела и более мелкие обломки аппарата их захоронили на месте крушения. Кто-то из участников положил фуражку на образовавшийся холмик.

Мемориал на месте крушения "Союз-1"Мемориал на месте крушения «Союз-1». (Наши дни)

Таким образом, останки Комарова неравномерно разделены между двумя могилами, одна в кремлёвской стене, другая на месте трагедии, где 11 июня 1967 был установлен памятник. Две могилы Владимира КомароваСкрыть гибель космонавта было невозможно, так как о полёте успели публично заявить. Поэтому торс, фрагменты черепа и конечностей погрузили для пышных похорон в кремлёвской стене. 25 апреля на траурном митинге с трибуны Мавзолея выступили Суслов, Келдыш и Гагарин. Урну с прахом Комарова устанавливали в нишу Кремлевской стены. По чьей-то инициативе вдове космонавта выдали очень странное свидетельство о смерти Комарова, в котором не отражалась истинная причина смерти. В свидетельстве значилось: обширные ожоги тела; место гибели: город Щелково. Этот документ глубоко оскорбил Валентину Комарову и Юрия Гагарина. В результате свидетельство переписали, указав: «…трагически погиб при завершении испытательного полета на космическом корабле «Союз-1».

Причины произошедшего. Восстановление картины произошедшего сильно осложнил факт практически полного разрушения спускаемого аппарата. Всё, что удалось установить экспертам, это то, что пиропатроны, отвечающие за вывод основного и запасного парашюта, сработали в полёте, а не от удара о землю или последующего пожара. После анализа всех версий комиссия пришла к заключению, что блокировка парашюта контейнером была вызвана перепадом давления, который деформировал стенки упаковки. Однако этот вывод не подтверждался лётными испытаниями тестовых образцов спускаемого аппарата, в которых подобных инцидентов замечено не было. Нормально раскрылся парашют и аварийного «7К-ОК № 1». Много позже в своих мемуарах Борис Черток напишет, что наиболее вероятной причиной неисправности парашюта было нарушение техники укладки при нанесении аблятивного теплового щита. Готовый спускаемый аппарат помещали в специальную камеру, где на поверхность корабля наносили керамическое покрытие в жидком виде, затем спускаемый аппарат подвергали воздействию высокой температуры для полимеризации покрытия. Очень похоже на глазировку глиняной посуды. При этом крышки парашютных контейнеров для «Союза»-1 и 2 были не готовы, для них изготовили импровизированную замену, которая, вероятно, не была достаточно герметичной. Воздействие температуры и конденсация очень липких паров материалов теплового щита на оболочке и такни парашюта, привели к его блокировке внутри контейнера. В неофициальном эксперименте, проведённом инженерами, спускаемый аппарат не полетевшего «Союза-2» подвесили за стропы основного парашюта на кране, пытаясь выяснить, какое необходимо развить усилие, чтобы вывести парашют из контейнера. К удивлению участников эксперимента, даже когда спускаемый аппарат полностью повис на стропах, вывод парашюта не произошёл. Докладывать комиссии по расследованию данных результатах не стали, как это грозило самыми серьёзным последствиями участникам группы по укладке парашюта и установке теплового щита. В результате размер парашютных контейнеров увеличили и проблем с выводом парашютов у «Союза» больше никогда не возникало.

Мифы и глупости, окружающие жизнь и гибель Комарова.1. Комаров ещё до полёта знал, что обречён на гибель и полетел только под давлением руководства, а так же пытаясь защитить своего друга Юрия Гагарина, который был его дублёром – Испытания нового экспериментального корабля и сам космический полёт связаны с риском для жизни, который Комаров осознавал. Никто на Комарова не давил, он сам высказывался за полёт с экипажем. Это было дело, которому он посвятил последние 6 лет своей жизни. Дочь Комарова вспоминает, что незадолго до старта в семье и с друзьями космонавт несколько раз скептически отзывался о шансах полёта на успех, однако не ясно, имел ли он виду обозначенную цель миссии (стыковка и переход экипажей через открытый космос) или именно катастрофу. Что же касается Юрия Гагарина, то даже если бы Комаров вдруг отказался от миссии, Гагарин, скорее всего, никуда бы не полетел. Допуск Гагарина к полётам был в ведении ЦК КПСС и просто так столь важную с политической точки зрения фигуру, тем более в столь сложный испытательный полёт, никто бы не отпустил. Даже назначение Гагарина дублёром Комарова было воспринято очень скептически именно по этой причине. Фактически дублёра у Комарова не было.

2. Комаров был отстранён от полётов из-за экстрасистол, для устранения которых потребовалась операция по удалению гланд – как ни странно, это абсурдное утверждение часто встречается в статьях о Комарове и «Союзе-1». Комаров был временно отстранён от полётов после операции на паховой грыже. Гланды ему никто не удалял, к тому же нет никакой связи между экстрасистолией и удалением гланд.

3. Комаров сгорел при входе в атмосферу из-за неисправности теплового щита – вероятно истоки данного мифа кроются в аварийной посадке беспилотного «7К-ОК № 3» и в сильном тепловом разрушении останков Комарова, которые не похожи на обычные повреждения от огня. Высокотемпературное горение концентрированной перекиси водорода значительно отличается от обычного пожара. Можно говорить уверенно, что вплоть до контакта с землёй Комаров был жив и контролировал корабль, так как резервный купол спускаемого аппарата был активирован вручную.

4. Во время спуска Комаров нецензурно бранился и проклинал операторов ЦУП и инженеров отправивших его смертником на неисправном корабле – Скорость падения спускаемого аппарата достоверно установить, не удалось, визуальное наблюдение с авиации воздушной разведки показало скорость порядка 30-60 м/c так что чисто теоретически у Комарова в зависимости от скорости падения было около 2-3 минут от момента осознания аварийной ситуации и до момента смерти. Однако вести радиосвязь он не мог, так как антенна находится в стропах основного парашюта, который так и вышел. Несколько спорным остаётся вопрос, была ли такая антенна встроена в стропы резервного купола? В современных «Союз-ТМ» антенна есть, но была ли она в составе «Союза-1», неизвестно, по крайней мере, в открытом доступе мне эту информацию найти не удалось. К тому же к моменту раскрытия резервного парашюта, даже если бы FM передатчик был бы в него встроен высота была уже около 5-6 километров, с такой высоте радиосигналы не распространяются достаточно далеко чтобы их можно было принять в других странах. Но даже если у Комарова была техническая возможность в последние 60-90 секунд своей жизни выйти в эфир, крайне сомнительно, что нецензурная брань и оскорбления стали бы его последними словами. По крайней мере, всё в его жизни, характере и обстоятельствах миссии противоречит этому. Весьма вероятно, что последние слова Комарова оставались в записи бортового диктофона, но после катастрофы пленка восстановлению не подлежала, как и плёнка прибора Мир-3 с записями телеметрии корабля.

Последствия для советской космонавтикиГибель «Союза-1», отразилась в первую очередь на генеральном конструкторе Василии Мишине, ему с всё большим трудом даются ответственные решения, он осторожничает, боится посылать людей в космос. Поэтому, несмотря на техническую возможность пилотируемого облёта Луны по программе «Зонд» и протесты группы «Лунных» космонавтов вместо людей к Луне полетели черепахи. Можно уверенно говорить, что катастрофа, оборвавшая жизнь Комарова, во многом предопределила и поражение Советского союза в лунной гонке.

Мемориал погибшим астронавтам на поверхности ЛуныМемориал погибшим астронавтам, памятник был установлен на Луне астронавтом Дэвидом Скоттом, командиром экипажа миссии “Апполон-15″ имя Комарова 9 в списке.

"Союз-3"Союз-3 в сборочном цехе.

Пилотируемые полёты по программе «Союза» были отложены почти на 2 года, а в 1968 году, когда они возобновились, незадолго до старта «Союз-4» и «Союз-5», которые всё-таки выполнили миссию Комарова по стыковке и переходу экипажа, в NASA уже отрабатывали системы Аполлона-7 на низкой земной орбите. До первой высадки американцев на Луну оставалось меньше года. Гибель «Союза-1», наряду с чередой неудач с созданием ракеты Н-1, поражение в Лунной гонке и гибель экипажа «Союза-11», в итоге приведут к увольнению Мишина с поста Генерального конструктора в 1974 году. Период руководства Мишина многими в космической отрасли до сих пор оценивается крайне негативно. Как самый неудачный в советской космонавтике, фактически уничтоживший наследие Королёва, и его мечту о полётах в дальний космос.

"Союз-ТМ"Космический корабль «Союз-ТМ» в наши дни

Несмотря на закрытие советской Лунной программы космический корабль «Союз» и его беспилотная версия "Прогресс", в конечном счёте, стали одними из самых успешных серийных одноразовых космических кораблей в мире, оба аппарата успешно применяются по сегодняшний день.

avramenko-konst.livejournal.com


Смотрите также