Освящен Поклонный крест на старинном кладбище Верхнего Тагила. Сергий комаров верхний тагил


Единоверие на Урале

Единоверие на Урале

От Ульяновска до Верхнего Тагила – полторы тысячи километров. Я мечтал посетить Урал: мое сознание убеждало меня, что именно здесь одна из старообрядческих Мекк. Ожидания не обманули.

Таежный тупик

В Верхний Тагил с трассы ведет всего одна дорога. Это не наша поволжская степь, которую пересекают сотни дорог, асфальтированных и грунтовых. В лесном мешке раскинулся маленький городок. Здесь на восемь тысяч человек всего 2 храма: кафедральный городской и единоверческий. Отец Сергий Комаров по доброй традиции построил деревянный храм во имя архангела Миахаила территории своего участка. Здесь же и дом, и огород, и гостевой домик. И дом-келья черноризца, отца Федора. Дом отца Сергия на возвышенности, отсюда видно весь спускающийся в ущелье городок и уходящую за горизонт тайгу. Воздух настолько чистый, что уже в первые часы пребывания это чувствуется на организме.

Храм Архангела Михаила в Верхнем Тагиле

Приехали мы под Троицу, потому ожидались широкие торжества. Накануне отец Сергий решил показать нам духовные достопримечательности города, а заодно рассказать о своей деятельности. Первым пунктом нашей поездки стала Кузова яма – место массовых расстрелов в годы революции. Грустно вздыхаю. Поклонные кресты, голгофы, венчающие окутанные молчаливой скорбью места, затянули всю страну. Крест устанавливали совместно с правящим архиереем и… белокриницкими старообрядцами.

кузова ямакузова яма

Табличка с памятной надписью, изготовленная старообрядцами. Источник: Ruvera.ru

– Большевики в тонкостях не разбирались, – поясняет отец Сергий. – Кузова яма стала общей могилой для всех местных христиан.

Двигаемся дальше. Напротив кафедрального собора за низким заборчиком посреди солидного участка ютится скромная часовня.

– В честь пророка Ильи, – улыбается отец Сергий и указывает на баннер в цветах ВДВ неподалеку. – Вместе с нашими ветеранами-десантниками строили.

По узкой тропинке подходим к часовне. На входе крупными буквами нанесен слоган, который внезапно озвучивает священник:

– Буди свою душу, – и, позвонив в маленький колокол, с улыбкой протягивает веревку звонаря мне.

Метров через 200, на берегу искусственного озера пристроилась купель.

– Мы здесь крестим людей. И на Крещение всех желающих пускаем. Внутри самовар ставим.

Заходим внутрь, просторное добротное помещение. Забыл сказать, отец Сергий и уже виденную часовню, и купель, и храм, и дом для гостей… Все постройки – дело его рук и личного участия. До рукоположения батюшка, потомственный часовенный старовер, был и фермером, и домостроителем. За время нашего трехдневного пребывания в Верхнем Тагиле и его окрестностях я отметил 7 (!) печей потрясающе ровной кладки, сделанных отцом Сергием.

– Казаков местных мне поручили окормлять, – выходя из купели говорит священник. – А вот, видишь, здание бывшей школы? Как раз нам хотели отдать под патриотический центр…

Не везде в Верхнем Тагиле есть централизованная подача воды. Во дворе, перед храмом у отца Сергия колонка. И лавка. Приходят за водой – и получают возможность побеседовать на духовные темы.

– Мы, христиане, светить должны, – говорит священник. – Придет время Суда, что Господь с нас спросит? Накормил ли, напоил, приютил странствующего? Надо светить Светом Христовым, а не прятать его…

кузова ямакузова яма

Поклонный крест, Кузова Яма. Источник: Ruvera.ru

В уютном храме на Троицу не протолкнуться. На клиросе, по обычной для единоверческих приходов традиции, приглашаются по очереди почти все прихожане. Не можешь петь – читай. Не знаешь церковнославянского (что редкость)… прочти молитву наизусть. Что и делают во время службы, например, девчонки 3 и 5 лет. Трисвятое по Отче наш произносят без запинки.

После службы – традиционное застолье.

– Но я вам еще не все показал, – вновь улыбается отец Сергий. – Поедем в тайгу. У нас там скит…

Попали мы удачно: на Троицу в скит во имя Пресвятой Троицы. 35 километров в тайгу, по каменистой дороге, регулярно пересекаемой ручейками и дикими зверями. Чем дальше от трассы – тем сильнее чувствуется дух тишины. Бог словно становится ближе. Быстрее чем 10-20 километров в час ехать невозможно. Иногда останавливаемся посмотреть на хаты бобров. Действительно, хаты. С человеческий рост.

Добираемся до скита. В удаленном от цивилизации поселке из представителей общины проживает одна семья. Заглянув к ним в дом, снова обнаруживаю сложенную отцом Сергием печь. Самую новую. Хозяева нахваливают мастера.

Скит – это часовня с гостевым домиком на берегу таежной речки Сулем. После молебна надо собираться обратно, а не то будем застигнуты темнотой. Но уезжать не хочется.

– Здесь особое место, – рассказывает отец Сергий. – Здесь жили и молились наши предки.

Попрощавшись с жителями скита, мы возвращаемся в Верхний Тагил. Впереди у нас – новые отметки на карте Сокрытой Руси.

Хранитель древних распевов

Наш путь лежал в Быньги. Увы, с отцом Игорем, местным священником мы разминулись. Я и раньше слышал, что община довольно закрытая. Но удалось поговорить по телефону, надо сказать, довольно тепло. В храме Казанской иконы Божьей Матери нас встречал староста. Беленые стены, новый резной иконостас, интересное расположение правого и левого клироса.

– Все было разрушено, коровы гуляли, молодежь собиралась, – сокрушается староста. – Батюшка все восстановил. Его труда…

У храма высоченные потолки. Выглядит как новый. Молча киваю, задумываясь, о тихом подвиге отца Игоря…

Не задерживаясь в Быньгах и ненадолго заехав в Невьянск, взглянуть на башню горнозаводчиков Демидовых – русский аналог накренившейся пизанской колокольни – мы спешим в Нижний Тагил.

Отец Леонтий Колногоров – духовник Нижнетагильской епархии. Единоверческий священник проделал долгий путь духовных исканий от уставщика часовенных старообрядцев –беспопвцев до настоятеля крупного прихода во имя Николы Чудотворца, двери которого открыты для всех. Мы приехали к окончанию молебна в Духов день, потрапезничали и принялись расспрашивать священника о его служении и знаменном пении.

Батюшка оставил несколько клирошан и исполнил для гостей несколько духовных стихов. Чистый и свободный голос застилал сознание благодатной пеленой. А после отец Леонтий, оставшись с нами наедине, направился на клирос.

– У нас есть старые книги, – рассказывал духовник Нижнетагильской епархии, снимая с верхних полок одну за другой почерневшие песенники. – Редкие, очень удобные. Есть и рукописные…

Не верим своим глазам. Сравниваем две книги 100-летней давности и не можем найти различий, хотя одна из них рукописная, а вторая отпечатанная на станке. Отец Леонтий, открывая каждую страницу, испещренную крюками, начинает напевать, демонстрируя потрясающее владение как знаменной нотацией, так и мастерством исполнения.

– В молодости я застал очень многих серьезных головщиков (регентов – прим авт.). У них учился.

Воссоединиться с Русской Православной Церковью отца Леонтия подтолкнула поездка в Иерусалим. А затем на Афон.

– Греческие священники удивлялись, как мы можем жить без Литургии. И вот тогда я крепко задумался… А потом стал единоверческим священником.

Отец Леонтий просит прощения и удаляется по делам служения. А мы отправляемся в город Верещагино Пермского края.

Отец России

Про отца Бориса Кицко в разное время было снято несколько фильмов. Направляясь в Верещагино, я знал только одно: батюшка организовал при приходе детский дом. Верещагино, как и Верхний Тагил, город небольшой. И здесь похожая ситуация: кроме храма женского монастыря в городе есть еще единоверческий, во имя Феодоровской иконы Божьей Матери. В частном секторе, на солидной площадке разместился храм, часовня, крестильня и воскресная школа.

– Когда только начали копать котлован – отовсюду забили родники, – начинает отец Борис. – Видишь пруд? Родников работа…

Едем за отцом Борисом в приют для мальчиков. Бегло священник показывает нам контактный зоопарк, доступный для всех жителей городка. Здесь обитают лисы, волк, яки, кабаны и другая живность.

– Детей мне привозили со всей России, – рассказывает священник. – Даже из Америки. Был у нас парень, которого воспитывали монахини-эмигрантки. А они, в свою очередь, были преемницами той, царской России. Общаясь с этим пацаном, я дивился высокой культуре, чувствовал школу той, старой России. Которую мы потеряли.

Отец Борис имеет старообрядческие корни. В 80-е годы XX века он стал священником, чудом избежал репрессий, и начал свое служение как раз во времена распада СССР. Организовал детский дом. Даже два. Для мальчиков и девочек. В пригороде, при подворье монастыря, духовником которого отец Борис является, расположился скит. Здесь же частично находится и подсобное хозяйство, на котором трудятся в том числе и воспитанники приюта. У девчонок – живые и светлые

media.elitsy.ru

Место, где староверы растворились

Верхний Тагил сегодня — один из самых неординарных в истории уральского старообрядчества городов. Ему географически предопределено сыграть особую роль в укрытии бежавших от царских властей сторонников Старой Веры. В долине среди гор, окруженный со всех сторон густым лесом, он хорошо подходил для старообрядцев. И они обосновывались здесь на века: ставили скиты в близлежащих лесах, укрепляли верой город, кормились от богатств природы. А в чем его необычность?

Так уж исторически сложилось, что верхнетагильским старообрядцам и их потомкам суждено было со временем ассимилироваться среди нововеров и единоверцев. Полностью. Последние инокини, которые «уходили» из жизни совсем недавно, «легко» принимали единоверческого священника Сергия Комарова, поставленного также несколько лет назад. И сейчас единоверцы здесь сильны. Вернее, прихожане, не отдавая себе в том отчета, считают себя старообрядцами, но молиться ходят на службы, которые совершает единоверческий отец Сергий, получивший в свое время хиротонию от архиепископа екатеринбургского и верхотурского РПЦ Викентия. И потому территория эта, некогда едва ли не сплошь заселенная ревнителями Старой Веры, стала сугубо никонианской. Правда, отец Сергий себя таковым не считает, уверяя, что сам из старообрядцев и является таковым…

Со староверами РПСЦ он в целом в хороших отношениях, помогает им, чем может, подпитывается духовно, с интересом помогая им разобраться в истории прошлого Верхнего Тагила.

— Пойдем, покажу могилу инокини, — предложил он мне, когда я постучался в его дом, где уже бывал много лет назад, до того, как Сергий стал священником. — Я ее постриг незадолго до смерти, потом и отпел.

Вместе с ним — спокойным, рассудительным рыжебородым потомком староверов — идем лесной тропой туда, где когда-то стоял скит. «Когда-то» — это до революции, если то, что знает отец Сергий об этом месте, правда. По пути показывает массивный поклонный крест, поставленный им и его общиной несколько лет назад.

Место, где живет, трудится и служит Сергий Комаров, он назвал «горкой Михаила Архангела», равно как и свой храм, освященный в честь «небесного воина» все тем же никонианским епископом. Здесь настоятель обустроил и живописный родник.

Мы вышли к кладбищу. Судя по табличкам на могилах — это один из старинных верхнетагильских погостов. Предположительно, где-то здесь покоится и епископ Константин Коровин. Отец Сергий даже показывает надгробие, которое считает принадлежащим ему. Но у того на камне должна была быть особая надпись, которая здесь отсутствует.

А в нескольких метрах отсюда — могила «той самой» инокини Екатерины, а в миру Елены Петровны Пинжениной, умершей 12 декабря 2014 года.

— Мы похоронили ее как раз напротив старообрядческого скита, — рассказывает мой провожатый, поясняя, что о самом ските здесь уже давно ничего не напоминает: все заросло травой по пояс и лесом. — Сергей Белобородов, ученый Уральского отделения российской академии наук, который изучает историю старообрядчества, считает, что небольшой скит был именно здесь.

Когда распростились с отцом Сергием, я еще долго осматривал кладбище. В вечернем полумраке обходил ряды могил — и новые, и старые, читая на табличках крестов неизвестные, но такие понятные имена: Ефросинья Леонтьевна, Васса Егоровна, Кузьма Максимович, Филарет Степанович, Савелий Тимофеевич, Капиталина Самойловна.

Знали ли они, что их потомки растворятся среди местного населения, примкнут к «компромиссному» единоверию под эгидой РПЦ или попросту станут ходить в никонианский храм?

И все же история Верхнего Тагила остается все такой же неизученной. В последующих номерах мы вновь вернемся к этому городку — слишком уж много здесь неисследованного… Тем более, что священник-единоверец дал пищу для размышлений и поделился кое-какими фактами о своем родном городе.

Фоторепортаж автора

ruvera.ru

Фермер из Верхнего Тагила стал священником и построил храм | Персона | ОБЩЕСТВО

От слов к делу

В конце восьмидесятых годов Сергей Комаров вернулся из армии, и перед ним встал резонный вопрос, как жить дальше, чем заниматься. Перестройка была в самом разгаре, и Сергей, как человек с руками, решил податься в фермеры. Взял кредит, приобрёл трактор и грузовой автомобиль, купил 20 гектаров сельхозугодий на родине своих предков недалеко от Верхнего Тагила, стал выращивать картофель.

Первые годы бизнес Сергея, что и говорить, процветал. Продукция уральского фермера расходилась не хуже горячих пирожков. «Не успеешь картошку высушить, как её уже были готовы купить», – вспоминает он. Однако счастливые времена длились недолго. В девяностые годы границы были открыты, и на российский рынок повалил дешёвый импорт низкого качества.

«Рентабельности не стало совершенно, а себестоимость нашей местной продукции всё-таки высокая, да и лето у нас, как известно, очень короткое, – сетует Комаров. – В общем, я достаточно скоро понял, что начинаю работать себе в убыток. Подался в животноводство, скотину купил, но и здесь дела как-то особо не заладились. Сколотил бригаду и стал дома строить, но и в этой сфере не мог полностью реализоваться из-за высокой конкуренции. Да и, скажу честно, душа с годами просила чего-то большего. Семья у меня верующая, и вот однажды и вдруг осознал, что хочу построить храм.

Комаров продал часть техники и принялся за строительство единоверческого прихода. С местом долго не думал – церковь стал возводить прямо у себя на огороде, можно сказать – прямо на месте бывших картофельных плантаций.

«Первое время знакомые удивлялись моей задумке и даже посмеивались, но когда дело наладилось, то стали даже денежки подкидывать на строительство, – вспоминает Комаров. – А кто-то и строительными материалами помог. Я вообще читаю, что в данном деле главное перебороть себя. Взять в руки лопату и начать копать фундамент, от слов перейти к делу. Мне, к счастью, это удалось, и работа сразу заспорилась. Да и в Екатеринбургской епархии мне дали благословение».

У колодца, который находится возле храма, всегда оживлённо. У колодца, который находится возле храма, всегда оживлённо. Фото: «АиФ-Урал»/ Автор фото: Алексей Заякин

Ильинский парк

В конце 2007 года перед самым Новым годом храм во имя святого архистратига Михаила был освящён. Он стал всего лишь вторым единоверческим приходом на Среднем Урале.

«Конечно же, встал вопрос, а кто будет священником при храме, – продолжает Комаров. – Я обратился с этим вопросом на тот момент к архиепископу Екатеринбургскому и Верхотурскому Викентию. Он мне сразу сказал: «Ты и готовься». Я, конечно, сначала опешил, но согласился, хотя никакого помысла поначалу, конечно же, не имел».

Сначала Комарова рукоположили в дьяконы, а спустя 40 дней в мужском монастыре на Ганиной Яме – в священники. Так и стал бывший фермер Сергей Комаров отцом Сергием Комаровым.

Сегодня храм Архангела Михаила, расположенный на горе, посещают не только жители Верхнего Тагила, но и верующие со всего Среднего Урала, молящиеся по древнему византийскому обряду. Недалеко от храма появилась опять-таки стараниями отца Сергия крестильня. Также рядышком расположился колодец, откуда берут чистейшую воду все жители города.

Ещё одна из заслуг отца Сергея – появление в городе Ильинского парка. Раньше на этом месте в самом центре Верхнего Тагила был заброшенный пустырь, а в царские времена здесь хоронили священников. Комаров совместно с прихожанами почистил территорию от мусора. Поставил часовенку во имя пророка Ильи.

«Важно, чтобы у христианина было место, куда бы он мог придти и помолиться, – говорит отец Сергий. – Вот, например, пророк Илья – покровитель войск ВДВ. Поэтому десантники очень нам помогают в уборке территории и в парке они частые гости. Планируем мы поставить здесь и несколько беседок. Будем проводить патриотические беседы с молодёжью. Я придерживаюсь чёткого убеждения, что патриотизм без духовности не может существовать».

Смотрите также:

www.ural.aif.ru

Людмиловский единоверческий приход Санкт-Петербурга (формирующийся) при подворье Александра Свирского монастыря Московский Патриархат

Дни Ангела и Рождения иерея Сергия Самоновича Комарова, настоятеля Михайло — Архангельского православно-старообрядческого (единоверческого) прихода г. Верхний Тагил, клирика Нижнетагильской и Серовской епархии Екатеринбургской митрополии — по благословению Преосвященных, окормляющий нашу Людям-Миловскую единоверческую общину Санкт-Петербурга.

20 октября пресвитер отметил Святые Именины, а ныне 28 октября встретил Рождество.  Неслучайно День Ангела у отца Сергия накануне Дня Рождения, так как благочестивыми родителями было решено наречь младенца в честь святого мученика Сергия (в сонме  мч. Вакха).

Евангельский отец нашего Людмиловского единоверческого прихода Санкт-Петербурга — иерей Сергий по происхождению из Часовенного согласия; духовное чадо и ученик протопопа Леонтия Колногорова, настоятеля Никольского единоверческого прихода г. Нижний Тагил.

 

Икона святых мученик Сергия и Вакха

Фото части прихожан нашей Общины по окончании Всенощной на праздник мц. Людмилы 2017 г.

Отец Сергий у поклонного Креста святого Источника близ Верхнего Тагила

Интервью иерея Сергия Самоновича Комарова единоверческому радиопроекту «КУЛУГУР»

ниже фотоснимки о. Сергия с ключарем прихода ин. Александром (Гнып)

Ссылка на  программу № 1 http://www.radiomaria.ru/news/intervju_pravoslavno_staroobrjadcheskogo_iereja_sergija_komarova_v_gostjakh_kulugura_u_aleksandra_gnyp/2016-12-16-1146

Ссылка на программу № 2

http://www.radiomaria.ru/news/kulugur/2017-10-06-1229

 

Приведем текст статьи «Фермер из Верхнего Тагила стал священником и построил храм» из газеты»Аргументы и факты».

В конце восьмидесятых годов Сергей Комаров вернулся из армии, и перед ним встал резонный вопрос, как жить дальше, чем заниматься. Перестройка была в самом разгаре, и Сергей, как человек с руками, решил податься в фермеры. Взял кредит, приобрёл трактор и грузовой автомобиль, купил 20 гектаров сельхозугодий на родине своих предков недалеко от Верхнего Тагила, стал выращивать картофель.

Первые годы бизнес Сергея, что и говорить, процветал. Продукция уральского фермера расходилась не хуже горячих пирожков. «Не успеешь картошку высушить, как её уже были готовы купить», – вспоминает он. Однако счастливые времена длились недолго. В девяностые годы границы были открыты, и на российский рынок повалил дешёвый импорт низкого качества.

«Рентабельности не стало совершенно, а себестоимость нашей местной продукции всё-таки высокая, да и лето у нас, как известно, очень короткое, – сетует Комаров. – В общем, я достаточно скоро понял, что начинаю работать себе в убыток. Подался в животноводство, скотину купил, но и здесь дела как-то особо не заладились. Сколотил бригаду и стал дома строить, но и в этой сфере не мог полностью реализоваться из-за высокой конкуренции. Да и, скажу честно, душа с годами просила чего-то большего. Семья у меня верующая, и вот однажды и вдруг осознал, что хочу построить храм.

Комаров продал часть техники и принялся за строительство единоверческого прихода. С местом долго не думал – церковь стал возводить прямо у себя на огороде, можно сказать – прямо на месте бывших картофельных плантаций.

«Первое время знакомые удивлялись моей задумке и даже посмеивались, но когда дело наладилось, то стали даже денежки подкидывать на строительство, – вспоминает Комаров. – А кто-то и строительными материалами помог. Я вообще читаю, что в данном деле главное перебороть себя. Взять в руки лопату и начать копать фундамент, от слов перейти к делу. Мне, к счастью, это удалось, и работа сразу заспорилась. Да и в Екатеринбургской епархии мне дали благословение».В конце 2007 года перед самым Новым годом храм во имя святого архистратига Михаила был освящён. Он стал всего лишь вторым единоверческим приходом на Среднем Урале.

«Конечно же, встал вопрос, а кто будет священником при храме, – продолжает Комаров. – Я обратился с этим вопросом на тот момент к архиепископу Екатеринбургскому и Верхотурскому Викентию. Он мне сразу сказал: «Ты и готовься». Я, конечно, сначала опешил, но согласился, хотя никакого помысла поначалу, конечно же, не имел».

Сначала Комарова рукоположили в дьяконы, а спустя 40 дней в мужском монастыре на Ганиной Яме – в священники. Так и стал бывший фермер Сергей Комаров отцом Сергием Комаровым.

Житель Верхней Салды борется за сохранение уникального болота Сегодня храм Архангела Михаила, расположенный на горе, посещают не только жители Верхнего Тагила, но и верующие со всего Среднего Урала, молящиеся по древнему византийскому обряду. Недалеко от храма появилась опять-таки стараниями отца Сергия крестильня. Также рядышком расположился колодец, откуда берут чистейшую воду все жители города.

Ещё одна из заслуг отца Сергея – появление в городе Ильинского парка. Раньше на этом месте в самом центре Верхнего Тагила был заброшенный пустырь, а в царские времена здесь хоронили священников. Комаров совместно с прихожанами почистил территорию от мусора. Поставил часовенку во имя пророка Ильи.

«Важно, чтобы у христианина было место, куда бы он мог придти и помолиться, – говорит отец Сергий. – Вот, например, пророк Илья – покровитель войск ВДВ. Поэтому десантники очень нам помогают в уборке территории и в парке они частые гости. Планируем мы поставить здесь и несколько беседок. Будем проводить патриотические беседы с молодёжью. Я придерживаюсь чёткого убеждения, что патриотизм без духовности не может существовать».

ссылка на статьюhttp://www.ural.aif.ru/society/persona/fermer_iz_verhnego_tagila_stal_svyashchennikom_i_postroil_hram

фотоснимок Вятской епархии с конференции по делам старообрядных приходов РПЦ МП

Поздравления от Людмиловской единоверческой общины Санкт-Петербурга с наилучшими, искренними пожеланиями мудрости, здравия и спасения — дорогому имениннику священноиерею Сергию!

Благоденственное и мирное житие, здравие и спасение и во всем благое поспешение подаждь Господи и сохрани Его на Многая и Благая лета!

Приходское собрание Общины

edinoverie-spb.cerkov.ru

Кузова яма в Верхнем Тагиле, итог трехлетних поисков

С неоднозначной, но официальной надписи на городском мемориале в Верхнем Тагиле началась история поисков этого места три года назад.

Всего 41 человек погиб в боях и во время белогвардейского террора, в том числе девять человек расстреляно на кержацком кладбище «Кузова яма».

Попытки выяснить, что это за кладбище, и какую роль оно сыграло в истории уральского старообрядчества, надолго растянулись. Только нынче осенью, благодаря неравнодушным людям, все выяснилось.

От центральной улицы Верхнего Тагила до леса на окраине ехали минут семь. У места, где расстреливали, в том числе и старообрядцев, уже собрались казаки, новообрядцы, просто неравнодушные к своей истории люди. В этот день в начале осени здесь планировалось освящение креста и траурный митинг. Спускаемся в низину по протоптанной на лесной подстилке дороге, чуть справа — поклонный крест на том самом месте, где сто лет назад гремели выстрелы…

Весной 1918 года в Невьянск из города Луги Петроградской губернии была эвакуирована четвертая тыловая автомобильная мастерская. Ее рабочие, недовольные местной властью, ее отношением к людям, уже в июне устроили восстание. По словам активиста невьянской общины РПсЦ Мефодия Тюкина, уходя из города, «автомобилисты» всю арестованную городскую верхушку закрыли в подвале волостного управления и закидали ручными гранатами.

Когда восставшие ушли, сочувствующих им жителей власти стали хватать без разбору — брали мастеровых, купцов, состоятельных людей, почти все они были староверами, которым новая власть была не нужна — им и при царе-батюшке неплохо жилось. Я до недавнего времени не знал, где это место, но много слышал о нем. Знаю, что в годы противостояния «красных» и «белых», старообрядцев из Невьянска и окрестных сел увозили куда-то в Верхний Тагил, а через несколько дней привозили обратно раздутые тела — те подолгу провели в воде. Но говорить-то об этом вслух было нельзя, хотя люди рассказывали, что расстрелянных сбрасывали в какую-то затопленную шахту. Что-то похожее слышал я и от нейво-рудянского краеведа, потомка старообрядцев Ильи Тупикова… Убивать прямо там, где жили люди, было чревато, а этого места никто тогда не знал. Так в наших краях процветала неоправданная жестокость и классовая борьба, — рассказывает Мефодий Константинович.

Мы общаемся с Мефодием в ожидании новообрядческого архиерея Иннокентия Яковлева и настоятеля верхнетагильской общины единоверцев Сергия Комарова, которые будут молиться здесь панихиду. Отец Сергий сегодня торжествует — именно его трудами по нашим просьбам обнаружено это место, он же помог старообрядцам с установкой креста почти на том самом месте, где сто лет назад расстреливали людей, не разделяя их на старо- и нововеров. Одной пули было достаточно, чтобы человек делал шаг назад и падал в яму. А таких пуль здесь было выпущено Бог весть сколько.

Еще летом группа старообрядцев собралась здесь на уборку территории, в невьянской типографии заказали табличку с памятной надписью:

В память вечную об убиенных на месте сем в лето 1918 года от Рожества Христова жителей Верхне-Тагильского, Нейво-Рудянского и Невьянского заводов, мучеников междоусобной смуты. Покой Господи души усопших раб Своих. Их же имена Ты сам веси.

Так общими усилиями выполнили подготовку и обустройство места сего. Что и говорить, поиск Кузовой ямы — до конца и неясно, почему так названной, — это пример конструктивного сотрудничества представителей РПЦ и РПсЦ, а равно и людей, далеких от религии, чиновников, краеведов, для которых историческая справедливость — не пустой звук.

Новообрядческий священник Сергий — сам из старообрядцев, но принял сан от никониан, сплотил вокруг себя потомков староверов и сочувствующих им, организовав в Верхнем Тагиле общину единоверцев. Отец Сергий общался с местным казачьим обществом, которое помогло разыскать это мрачное, но вместе с тем и святое место, где принимали мученическую смерть старообрядцы. Сейчас он надеется на примирение, ищет повод духовно сближаться с теми, из чьей среды вышел и сам. А Мефодий Тюкин полагает, что, возможно, сегодня происходит одно из первых событий в России, когда попытка объединения вокруг такого места и события увенчается успехом.

Отец Сергий Комаров — человек конструктивный. Он уважает белокриницких старообрядцев, хотя и не во всем разделяет их убеждения, в особенности, касаемо законности иерархии, но в разговорах со своими единомышленниками не стесняется ссылаться на староверов, на их опыт и знания. А пока он стоит вместе с епископом-нововером и молится… Вместе с ним молятся все собравшиеся — человек сорок. Мы же в это время стоим поодаль и вслух размышляем, в какую сторону пойдет крестный ход. Когда люди пошли посолонь, не без радости выдохнули: единоверческому священнику удалось повести за собой никонианского епископа! Невозможное, кажется, событие.

Позже в своей речи он напомнит о том, что все мы — часть русской цивилизации, потомки «белых» и «красных» и пригласит выступить заместителя главы Верхнего Тагила Ирину Упорову, которая отметит: по ее мнению, отныне уроки патриотического воспитания школьников надо проводить на этом месте.

От лица мэра выражаю всем вам благодарность за облагораживание этого святого места, — добавляет она.

А депутат местной думы и краевед Николай Бороздин рассказывает, что Кузову яму пытались благоустроить с 1992 года, но только через 25 лет это, наконец, удалось.

Это акт примирения. Мы все называем себя православными христианами, но слова Христа о разделившемся доме, к сожалению, не всегда помним. Божиим попущением за наши грехи случился церковный раскол, когда разделили не просто государство, но весь русский народ и его общую веру. А через двести с лишним лет произошла революция. К сожалению, в моем родном Невьянске, жители которого пострадали именно в этом месте, Кузовой ямы не знают. Нам же надо помнить, что такое страшное явление, как убийство, было, и наш долг сделать все, чтобы оно не повторялось, — говорит в своем слове Мефодий Константинович.

Мефодий также отметил: он до глубины души тронут тем, что здесь присутствуют совершенно разные люди.

Надеюсь, что такого рода дела будут не только в Верхнем Тагиле, но и по всем местам Урала и России. Спаси Христос за то, что пригласили и оказали помощь в увековечивании этого места. Будем стараться, чтобы как можно больше людей знало о случившейся здесь непоправимой трагедии и сделало необходимые выводы, — продолжил он.

А отец Сергий Комаров при всей своей тяге к старообрядчеству и стремлению к примирению в этот день с радостью принял наперсный крест от своего епископа...

---------------

Фоторепортаж автора. Благодарим за содействие Александра Ревякина.

ruvera.ru

Освящен Поклонный крест на старинном кладбище Верхнего Тагила

Верхний Тагил, как и большинство поселений на Урале, был основан выходцами из центра и севера России. Кладбищу на городской окраине, как и самому городу, более трех сотен лет.

Его историю хорошо знает бывший директор местного краеведческого музея, участник Великой Отечественной войны Александр Николаевич Пискунов. Еще 15 лет назад он, возмущенный тем, что на месте старых захоронений расположилась мусорная свалка, написал статью «Святыня среди мусора» в газету «Уральский рабочий». После этого мусор на кладбище возить перестали, а на многих деревьях вокруг погоста появились венки.

Со временем это забылось, и рядом с кладбищем, постепенно, опять устроили мусорную свалку. И Александр Пискунов вновь написал статью о поруганном погосте, теперь уже в местную газету. Краевед считает, что в будущем старое кладбище обязательно должны признать памятником истории.

Недавно суровые каменные надгробия, заросшие травой, увенчал Поклонный крест. Его своими руками сделал настоятель местного единоверческого Михаило-Архангельского храма отец Сергий Комаров. Когда стали крест устанавливать, увидели край камня, торчащий из земли. Это оказалась расколотая старинная надгробная плита. По словам батюшки, Сам Господь указал таким образом место установки креста.

Накануне отец Сергий совершил чин освящения Поклонного креста. Жители Верхнего Тагила пришли на молебен.

Отец Сергий сказал: «Освятив крест, мы почтили тем самым память людей, которые стояли у истоков освоения Среднего Урала. Это те люди, которые пришли в глухую тайгу и которые ее осваивали, обрабатывали поля, строили уральские заводы. Те, кто положил свою душу за то, чтобы наша страна, наше российское государство расширялось и укреплялось. Они были первыми, им было очень тяжело, но, тем не менее, Господь был с ними, и они донесли до нас русское благочестие».

Долг каждого из нас — хранить веру Отеческую. Но, к сожалению, мы порой даже не сохраняем память о своих православных предках. С вопросом о благоустройстве кладбищенской территории отец Сергий обращался в городскую администрацию. Там ответили, что, согласно генплану Верхнего Тагила, на этом месте находится пустырь, поэтому денег на обустройство выделить не могут.

Невдалеке есть еще одно старое кладбище. Имена похороненных на нем людей прочесть невозможно: все фамилии с надгробных плит сбиты зубилом…

Сейчас Михаило-Архангельский приход готовит предложение в городскую думу, о том, чтобы старинному кладбищу присвоили статус исторического захоронения. Чтобы здесь был открыт своего рода мемориальный парк.

У многих местных жителей на этом кладбище покоятся предки. Мы должны помнить об усопших, ведь если забудем мы, забудут и нас.

Если мы будем историческую память восстанавливать и хранить, то возродится и наше Отечество.

Отец Сергий призвал горожан поучаствовать в благом деле, помочь восстановить территорию старого кладбища, где похоронены люди благочестивые, православные. И попросил молитвенной помощи всех жителей Верхнего Тагила.

Батюшка уверен — дело, которое начали, оставлять нельзя. Поможет Господь и Святой Архангел Михаил. Все мы, православные, едины у Матери-Церкви. И должны нести в мир проповедь о Христе, не только словами, но и добрыми делами.

Фоторепортаж

 

orthodox-newspaper.ru

Вспоминая древнюю Русь | Вера-Эском

В дни Свято-Трифоновских чтений по традиции в Свято-Серафимовском соборе города Кирова были совершены всенощное бдение и литургия древнерусским чином. Под сводами собора звучал знаменный распев в исполнении хора Старообрядной общины Нижегородской митрополии.

Фото с официального сайта Вятской епархии вятская-епархия.рф

Тема древнерусского богослужения, древних традиций получила развитие на «круглом столе», посвящённом вопросам единоверия в нашей Церкви. Это особенно актуально в год столетия революции, ведь никто из русских царей не сделал больше для преодоления раскола, чем государь Николай II.

Участие в «круглом столе» приняли руководитель Миссионерского отдела Вятской митрополии протоиерей Андрей Лебедев, настоятель храма Архангела Михаила протоиерей Олег Филимонов, окормляющий единоверцев Кирова, представители Старообрядной общины Трифона Вятского и старообрядных приходов других епархий Русской Церкви. В числе приглашённых участников был секретарь Комиссии Московского Патриархата по делам этих приходов протоиерей Иоанн Миролюбов и священник храма во имя Архангела Михаила г. Верхний Тагил иерей Сергий Комаров.

Говорили о нравственных ценностях древнерусского православия (так назывался главный доклад), об истории единоверия.

Среди других была рассмотрена проблема перехода старообрядцев в лоно Русской Православной Церкви. В ходе дискуссии обсуждалось, признавать ли Таинства старообрядцев, в частности крещение, можно ли отпевать при обращении с такой просьбой на православный приход родственников почившего старообрядца, насколько целесообразно организовывать двуобрядные приходы, как часто совершать богослужения древнерусским чином, и многое другое.

Отвечая на вопросы, протоиерей Иоанн Миролюбов отметил, что возможность введения богослужебной практики древнерусским чином в отдельных храмах зависит от решения правящего архиерея – в каждой епархии своя практика. Он привёл данные, что в стране на сегодня зарегистрировано около 35 единоверческих церквей, но к этому следует добавить и монастыри, которые переходят на совершение богослужений древнерусским чином. Сколько их, точно неизвестно, понятно лишь, что число растёт.

Тема эта очень непростая, и не потому, что кому-то не нравятся древнерусские богослужения. Есть опасения, что переход на них может стать началом обособления от тела Церкви. Возможно, выходом могло бы стать ненавязчивое предложение Патриархии совершать такие богослужения повсеместно, но время от времени, в особые дни. Это представляло бы интерес и для прихожан, но, конечно, нужна основательная подготовка. Даже хор Свято-Серафимовского собора самостоятельно делать этого не может. Одно не вызывает особых сомнений: обращение к истокам русского православия и их изучение необходимы.

Единоверие возникло в 1800 году по инициативе императора Павла. Староверы относились к нему с пренебрежением, православные – с недоверием, хотя это был замечательный опыт, когда принадлежность к каноническому православию сочеталась с красотой старого обряда. В Вятской епархии центрами старообрядчества были Глазовский и Орловской уезды, там же получило наибольшее распространение единоверие. Но после того, как в 1905 году была объявлена веротерпимость, часть единоверцев вернулась в старообрядчество, часть – ушла в православие. Тем не менее какое-то число сохранилось. В наши дни всё пришлось восстанавливать, можно сказать, с нуля, но вряд ли когда на Руси иссякнут православные, ищущие опору в древнем нашем богослужении.

 ← Предыдущая публикация     Следующая публикация →Оглавление выпуска

vera-eskom.ru