Сигал Роман Евгеньевич — онколог. Роман евгеньевич комаров кардиохирург


Сердце не прощает ошибок - МК

Роман КОМАРОВ, директор Клиники аортальной и сердечно-сосудистой хирургии Первого МГМУ им. И.М.Сеченова: «В нашей профессии человек должен гореть и даже жертвовать собой»

21.02.2018 в 17:23, просмотров: 7450

Каждый раз, отправляясь на встречу с хирургом, тем более «сердечным» (а встречи, как правило, происходят после операций), ловлю себя на мысли: как бы, не напрягая крайне уставшего собеседника вопросами, получить при этом максимум информации на заданную тему.

Вот и на этот раз, собираясь в Клинику аортальной и сердечно-сосудистой хирургии на встречу с кардиохирургом редких умений (Роман Николаевич Комаров может выполнять любые операции на сердце и сосудах), я заготовила умные вопросы, приехала пораньше. Но, хотя встреча была назначена на 17 часов, мой герой закончил оперировать лишь в 19.30. В это время все «нормальные» люди уже поужинали и сидят у телевизоров. Все, но только не кардиохирурги. У них всегда все срочно, все горит, всегда на кону чья-то жизнь...

Сердце не прощает ошибок

«Получается так, что жить некогда, есть только работа»

Роман Николаевич вошел в кабинет, извинился за опоздание. Тут же кому-то позвонил: «Операция прошла нормально. Все в порядке. Не волнуйтесь». Сел напротив меня. В это время вошла женщина в белом халате, за что-то поблагодарила, обняла. Потом вошел еще один коллега с немолодым пациентом. Роман Николаевич коротко сказал им: «Завтра будьте готовы к операции в 7 утра».

— Сегодня, как всегда, был аншлаг, — сказал коротко Роман Николаевич. — Три операции на сердце, в частности аневризмы аорты.

— Но ведь это же очень сложные операции — и сразу три подряд? — пытаюсь искренне посочувствовать...

— Да, каждая шла по 4–5 часов. Мы начинаем оперировать в 7 утра. Вот и завтра будем оперировать пациента, он только что входил. У него патология аортального клапана, восходящей аорты и дуги аорты, от которых отходят сосуды, питающие головной мозг. Пораженные отделы аорты будут заменены специальными протезами. Если больной участок аорты не заменить, он может лопнуть и человек умрет. Соответственно, нужна операция, пока этого не произошло.

— Но больной только что заходил к вам, он на ногах. Как это возможно?

— Да, пациент сейчас на ногах, но его жизнь держится на волоске, потому что у него уже пошло расслоение аорты. Есть небольшой надрыв стенки аорты — он может в любой момент разорваться. Эти сосуды надо протезировать и многое там менять. Операция будет длиться порядка 6 часов. И завтра в 7 утра мы уже начнем его оперировать.

Роман Комаров.

— А когда жить?

— Получается, что большая часть жизни проходит на работе. Это особенность нашей специальности хирурга, — сказал с такой усталостью в голосе, что было неловко начинать с «тяжелых» вопросов относительно лечения патологий сердца.

И я спросила о том, что «полегче», как мне казалось:

— Почему так часто болит наше сердце? Несмотря на все усилия государства (финансовые вливания, техническое оснащение клиник), смертность от сердечно-сосудистых заболеваний в России уже много лет удерживает первое место. Виноваты сами люди — злоупотребляют по всем статьям, наша нервная жизнь, поздно обращаются к врачам?

— Все взаимосвязано. Во-первых, уровень жизни в нашей стране достаточно низкий, маленькая зарплата в сравнении со странами Европы. Во-вторых, стрессы. И очень много других рисков: курение, алкоголь, неправильное питание, мало двигаемся — это те факторы, которые способствуют появлению атеросклероза у нашего населения. Богатая холестерином пища провоцирует образование атеросклеротических бляшек, которые порождают сужение сосудов, что в свою очередь и ведет к заболеванию сердца и его клапанного аппарата. Так что многие люди сами себе вредят: курят, переедают, пьют и т.д.

— А кто-то считает, что алкоголь, напротив, «чистит сосуды»...

— Все зависит от культуры его употребления. У людей, склонных систематически пить большое количество спиртного, образуется и ряд сердечных заболеваний, в первую очередь повышается артериальное давление. Следовательно, алкоголь пусть и опосредованно, но влияет на развитие ишемической болезни сердца и других патологий вплоть до инсульта и инфаркта. Плюс избыточный холестерин в крови. Из липидов (жиров, находящихся в крови) образуются сгустки, они оседают друг на друге, и появляются атеросклеротические бляшки. Кровь течет медленнее. В этом основные причины.

— Если поставить в один ряд питание, курение, алкоголь, стрессы и прочее, какие факторы в плане риска заболеваний сердца окажутся на первом месте?

— Я бы не стал выстраивать в ряд все причины, потому что есть люди, которые всю жизнь курят, но не имеют заболеваний сердца. А есть те, кто не курит, но все время страдают от сердечных патологий.

— Тогда виновата генетика?

— Генетика тоже. Если имеется наследственность в области кардиологии, то будет человек пить алкоголь или нет — заболеваний сердца от этого у него не уменьшится. Но курение для развития патологий сосудов все же фактор риска номер один.

«Из сердечной сумки мы вырезаем створки клапанов и пришиваем их взамен пораженных»

— Роман Николаевич, назовите наиболее опасные заболевания сердца сегодня и самые эффективные технологии, которые приносят меньше всего осложнений пациентам.

— Есть две группы серьезных заболеваний: ишемическая болезнь сердца (болезнь сосудов самого сердца), когда в них образуется сужение и недостаточно поступает крови к сердечной мышце, и вторая — болезнь клапанов сердца. Кардиохирургия сегодня идет в нескольких направлениях. Первое — миниинвазивные операции, когда не нужно полностью открывать грудную клетку. Можно сделать небольшие щадящие разрезы на грудной клетке, но при этом ее каркас не распиливается. Это эндохирургические технологии, когда с помощью оптики визуализируются клапаны сердца. А искусственное кровообращение, которое необходимо для выполнения операций на сердце, подключается через периферические сосуды: через бедренные, через сосуды шеи и т.д. Соответственно, при операции уже нет того травматизма для пациента, человек быстрее реабилитируется, поскольку ему не нужно много времени для того, чтобы восстановились кости грудины. Но при ишемии сердца выполняем и шунтирование, а не только применяем клапанные технологии.

И второе направление — это минимизация установки механических протезов клапанов сердца, которые требуют контроля, специальных лекарственных антикоагулянтов. Из новых операций мы уже внедрили и активно используем замену клапанов на клапаны сердца из собственных тканей больного. Наше сердечко находится, образно говоря, в сумке, как в целлофановом пакетике. Из этого «пакетика» мы вырезаем створки клапанов и пришиваем их взамен пораженных. Технология привезена из Японии от доктора Озаки. После нее пациент не нуждается в приеме лекарственных препаратов. Эта операция очень хорошо себя зарекомендовала. И вот уже 2 года как мы ее применяем.

— А биологические клапаны при операциях на сердце теперь уже в прошлом? Еще совсем недавно мы восторгались возможностью устанавливать клапаны, выполненные из свиного, бычьего и др. биоматериалов. Правда, их привозили из-за рубежа...

— И сегодня в России есть небольшое количество предприятий, которые производят отечественные биоклапаны. Но основная их масса по-прежнему поступает из-за границы. К сожалению. А при установке клапанов сердца из собственных тканей такой необходимости нет, к тому же получены очень хорошие результаты даже в сравнении с биологическими протезами.

— Интуиция подсказывает, что эта технология имеет колоссальную перспективу: не надо закупать клапаны сердца за рубежом, не надо производить их в России, а достаточно у больного отрезать в одном месте и пришить в другом. Примитивно, но это же так? И дешево, и здорово. Технология пошла по России?

— Пока по России она продвигается медленно. Сегодня кроме нашей клиники используется лишь в Центре сердечной хирургии в Пензе. Но, думаю, в скором времени и в других центрах начнут ее применять.

— От кого это будет зависеть? Минздрав должен озаботиться распространением такой спасительной для сердечников и доступной хирургам технологией?

— Хирургическое братство России достаточно сплоченное: о новых технологиях наши коллеги узнают на конференциях. Мы делимся друг с другом опытом. К примеру, ряд показательных операций по замене клапанов из собственных тканей мы провели в Астрахани на их базе. И сейчас они уже сами с успехом их проводят. Действительно, это очень хорошая альтернатива биопротезированию, и надеюсь, что Минздрав поможет распространить ее по всей России. В принципе Минздрав нам уже активно помогает в этом. Сейчас мы оформляем ряд патентов на эту технологию...

— Роман Николаевич, вы упомянули о шунтировании как об операции, которая и сегодня востребована в России. Но в Европе уже давно эта технология используется крайне редко, она травматична и не всем показана... Ваше мнение?

— В качестве альтернативы шунтированию и в России сегодня нередко используется стентирование, когда вместо тяжелой открытой операции на сердце в сосуды вставляются стенты. Но они имеют обыкновение забиваться и периодически требуют замены. К тому же каждому пациенту нужна своя процедура: кому-то не обойтись без шунтирования, а кому-то достаточно поставить стенты. Все индивидуально — зависит от тяжести поражения коронарного русла. Если поражены один-два сосуда, достаточно установить стенты, при тяжелых поражениях — только хирургия. Считаю, сегодня в хирургии надо идти по пути миниинвазивных операций. Ту же операцию шунтирования можно провести через небольшие разрезы и проколы.

Если в сердце проросла еще и опухоль...

— Роман Николаевич, в России уже давно выполняются так называемые гибридные, сочетанные операции. В кардиохирургии они применимы?

— Конечно. Это операции одномоментные, когда имеем дело с пациентом, у кого есть и опухоль, и болезнь сердца. Либо у больного опухоль, например, проросла в сердце. Онкологи ему отказывают в операции, потому что у него больное сердце. А сердечные хирурги отказывают потому, что у него онкология. Мы уже лет десять оперируем таких больных. Шанс на выполнение таких уникальных операций, носящих жизнеспасающий характер, дал мне мой учитель, один из ведущих отечественных кардиохирургов, академик Юрий Владимирович Белов. И теперь мы работаем в паре с грудными хирургами: удаляем легкое вместе с пораженным участком аорты, которая и заменяется протезом с помощью искусственного кровообращения. Точно так же, если у больного есть и клапанный порок, и опухоль легкого, то легкое удаляется или полностью, или его часть, а после этого хирурги меняют клапан.

— Признаюсь, слышу первый раз о том, что кардиохирурги спасают еще и онкобольных...

— Для России это действительно пока еще редкость. Симбиоз разных специальностей и возможности искусственного кровообращения позволяют безопасно удалять опухоли, которые губительно действуют на многие структуры. Раньше такое было невозможно. Больной умирал от кровотечения. Сейчас это можно сделать, заменив часть сосуда протезом.

— Вы не считаете, что это одна из сложнейших операций в хирургии?

— Да, это одна из самых сложных операций. Наши врачи, по сути, дарят вторую жизнь больным, которые раньше считались безнадежными. Сейчас возможности хирургии позволяют их спасти. Это те пациенты, у кого онкологические заболевания запущены, когда опухоль проросла в соседние органы.

— А ваши доктора идут на риск, если понимают, что человека, может, и не удастся спасти? В последнее время появилось немало публикаций о том, что за ошибки врачей могут даже посадить. Как поступаете в этом случае?

— Взвешенно. Мы знаем, что после таких операций возможны осложнения, и стараемся, чтобы риск был здравым. Если риск меньше вероятности умереть без операции, то я считаю: надо рисковать.

— Бывает такое, что вы рискнули, а человек умер, и родственники обвиняют вас чуть ли не в преступлении? К сожалению, сейчас это нередко случается...

— К счастью, в моей практике такого не было, хотя подобных ситуаций полно в жизни. Считаю, в сложных случаях надо понимать, спасешь ты больного или нет. И пациент со своей стороны должен верить хирургу, а если сомневается, надо найти другого хирурга. Человеческий фактор никто не отменял, медицина не исключение. Но, на мой взгляд, для основной массы врачей, занимающихся хирургией, это не просто специальность, а образ жизни.

— Выходит, хирурги — особая каста?

— Да, хирурги — это особая каста, если хотите.

— А возможен ли такой вариант, когда хирург сразу по выходе из учебного заведения берется за сложную операцию? Он еще далеко не представитель особой касты. И есть такие, кто еле-еле учился, кто заплатил за учебу, кто не очень ответственен...

— К сожалению, такое случается и в нашей профессии. Кто-то ошибся в выборе своего пути. Считаю, для становления хирурга после окончания вуза было бы очень здорово, если бы он проработал лет пять в области общей хирургии. Я сам почти 10 лет в свое время отработал в Нижегородской области, так сказать, на линии огня. Узкая специализация в вузе — с моей точки зрения, это не совсем правильно.

— Тогда что самое главное в профессии хирурга?

— Полная отдача специальности. Другого не дано. В нашей профессии человек должен гореть и даже жертвовать собой, своим временем, семейным комфортом.

— На ваш взгляд — только честно-честно, — труд хирурга в России оплачивается сполна, на троечку или... унизительно плохо?

— Если сравнивать с другими странами, то, конечно, средний уровень заработной платы наших хирургов низкий. Хирург не должен задумываться о своем быте, о том, где взять деньги на еду своей семье, об экономической составляющей профессии. Но, увы, даже по меркам России заработная плата хирургов в ряде клиник, мягко говоря, оставляет желать лучшего.

— Образование в медицине должно быть платным, на ваш взгляд?

— Сложный вопрос. Я боюсь, что если оно будет полностью платным, мы не получим тех умных людей, энтузиастов, которые жертвуют своим временем, здоровьем ради пациентов. Которые едут на периферию лечить людей по своему призванию. Тогда мы просто потеряем немало хороших врачей и тех, кто мог бы ими стать. Если медицина будет полностью платной, тогда мы не получим Ломоносовых и тех, кто в перспективе может стать классным врачом. Мешки денег за обучение в медицинском вузе не дадут здравоохранению плюсов, которые мы имели при бесплатной подготовке врачей.

www.mk.ru

Сердечное самоисцеление — Рамблер/новости

Кардиохирурги Первого Московского государственного медицинского университета им. И. М. Сеченова провели несколько уникальных операций по замене аортального клапана — они первыми в нашей стране использовали для замены клапана ткани околосердечной сумки пациента.

Об этом«Известиям» рассказал директор клиники аортальной и сердечно-сосудистой хирургии Первого МГМУ имени Сеченова Роман Комаров. В России для таких операций используются механические или биологические протезы. Но новая технология дает меньше осложнений и выгодна экономически — не надо тратиться на дорогостоящие искусственные клапаны. До недавнего времени такие операции проводились лишь в Японии.

По словам кардиохирурга Романа Комарова, пороки клапанов сердца — очень распространенная патология, которая формируется у человека с возрастом. При этом самый часто встречающийся порок — стеноз (сужение) аортального клапана, которым, как правило, страдают пожилые люди. Стандартное решение этой проблемы — замена аортального клапана механическим или биологическим протезом.

— Мы используем и те и другие. Тенденция современной хирургии такова, что для пациентов старше 60 лет используется в основном биологический клапан. Его особенность в том, что в отличие от механического он не требует приема варфарина, специального препарата для разжижения крови. Но срок его службы недолог — 10–20 лет. Затем он кальцинируется: на нем нарастают отложения кальция, стеноз возвращается, и пациента приходится оперировать вновь. Биологические клапаны ставятся пациентам старше 60 лет, потому что срок службы клапана меньше, чем ожидаемая продолжительность жизни в России, — рассказал Роман Комаров.

Уникальность проведенных в начале этого года операций в том, что вместо механического или биологического клапана, взятого, к примеру, у свиньи или быка и обработанного специальным образом, используются собственные ткани пациента.

— Сердце человека находится в перикарде — околосердечной сумке. Суть новой операции в том, что из ткани перикарда можно выкроить лепестки клапана, убрав старый измененный клапан, и имплантировать их, — пояснил Роман Комаров.

По словам хирурга, эта методика привезена врачами Первого меда из Японии, где она применяется с 2007 года. Там таким образом уже прооперировано около 2 тыс. пациентов.

— Через десять лет не возникает рестеноза (повторного сужения просвета какого-либо органа после его расширения оперативным путем. — «Известия»), что случается при установке клапанов из перикарда свиньи или быка.

По словам Романа Комарова, операция также выгодна экономически, так как клинике не нужно покупать клапаны.

— Ближайшие и удаленные результаты впечатляют. Если у пациента до операции средний градиент давления на клапан 100 мм ртутного столба, то фактический перепад давления на выходе из левого желудочка сердца равен системному артериальному давлению. После операции эта цифра уменьшилась со 100 до 8 мм рт. ст., — отметил Роман Комаров.

Директор клиники кардиологии Первого МГМУ имени Сеченова, профессор Абрам Сыркин рассказал «Известиям», что новая технология представляется очень прогрессивной.

— Этот клапан имеет ряд преимуществ перед обычным протезом: он лучше переносится и не является инородным телом. Эта технология дает меньше осложнений и требует меньшего внимания кардиологов-терапевтов в последующем. Другое дело, что такая операция требует высокой технической оснащенности больницы и мастерства кардиохирурга. Сейчас провести ее могут единицы, — отметил Абрам Сыркин.

По словам профессора, технология использования тканей пациента для замены аортального клапана постепенно будет распространяться в регионы страны.

— Эта технология сложна, а в регионах обычно проводят более простые виды кардиохирургических вмешательств. А ведь ситуация такая — если операция не поставлена на поток, то это плохо и для пациентов, и для самих хирургов. Потому что хорошие результаты дают те операции, которые проводятся достаточно часто. Нужна слаженная опытная команда, — подчеркнул профессор.

Руководитель лаборатории оценки и коррекции сердечно-сосудистого риска ГНИЦ профилактической медицины Минздрава РФ Мехман Мамедов рассказал «Известиям», что технология, которую используют хирурги Первого меда, перспективна, но нужно смотреть на отдаленные результаты.

— Все эти технологии направлены на то, чтобы снизить риск осложнений и показать лучшие результаты. Но для того чтобы эта технология применялась широко, нужен пилотный проект. Должно быть проведено исследование состояния здоровья 15–20 больных после такой операции, которое покажет, как изменилось качество их жизни. Если результаты будут лучше, чем при классических операциях, технологию можно применять. Но это задача не одного года, — подчеркнул Мехман Мамедов.

В этом году хирурги планируют выполнить порядка 50–70 подобных операций. Операция, проведенная по новой технологии, бесплатна для жителей России и выполняется по федеральным квотам.

Читайте также

news.rambler.ru

Космический учитель. Роман Евгеньевич Комаров. Юмористическая фантастика. . Читать онлайн. Литмир. LITMIR.BIZ

Скачать книгу

      Глава 1.

      Директор Космической школы языков, убеленный сединами профессор Виноградов, взглянув на меня, чуть нахмурил густые брови и принялся рыться в бумажках.

      – Я отсылал резюме с биометрией вашему секретарю, – робко сказал я. – Еще неделю назад.

      – Видел, знаю. Погодите, сейчас найду.

      И он вытащил из старинной папки «Дело» с мохнатыми завязками черно-белые распечатки. Моя прекрасная голограмма, на которой я себе так нравился, превратилась в пятно, где нос неотличим от уха, а тело похоже на Сатурн со всеми его кольцами.

      – Работаю по старинке, не доверяю всем этим летучим окнам, – ворчливо сказал профессор. – Итак, юноша, вы окончили Лингвистический университет в 2112 году. И что вы делали два года после выпуска?

      – Занимался исследованиями, – бодро сказал я, лихорадочно думая, установлен ли в офисе школы дистанционный полиграф.

      Нет, сказанное мной не было совсем уж откровенной ложью. Я исследовал. Исследовал возможности зарабатывать на жизнь, не сильно при этом утруждаясь. Сначала я открыл сетевой магазин по продаже цефеанских ротовых слизней для очистки языка и десен. Быстро прогорел. Потом организовал лотерею, главным призом в которой был стул-эвакуатор моего собственного изобретения. Я так и не понял, почему не нашлось желающих им завладеть. Мой стул был способен анализировать уровень тревоги владельца и в случае опасности первым удирал из помещения. По его поведению можно было понять, стоит ли спасаться или можно еще немного попить чай. Я с трудом продал три лотерейных билета – их все купил сосед, в благодарность за то, что я подтянул его брата по космолингве и спас от отчисления из Института биотехнологий, довольно престижного заведения, куда попадали немногие. Я сам туда не попал, если что.

      Когда подходил к концу второй год моего сидения дома, отец поставил на холодильник код и отсек меня от питания. Я взял себя в руки, постригся, сходил в голографический салон и сделал приличный снимок, после чего сел составлять резюме. Вышло небогато. Пока я уныло менял формулировки, всплыло окно рекламы: «Горящие вакансии в Космическую школу языков. Если вы молоды, полны сил и хотите установить настоящий контакт с инопланетянами, спешите к нам!» Я и поспешил.

      Дребезжащий голос профессора Виноградова вернул меня к реальности.

      – У вас профильное образование, это плюс. Вы проходили практику преподавания языков?

      – Да, на седьмом курсе. У меня высший балл за конспект урока.

      – А с инопланетянами имели дело?

      – Нет, только с людьми.

      – Юноша, – сказал профессор Виноградов. – Вы понимаете, что наша школа – визитная карточка человечества? Мы не просто учим инопланетян связной речи. Мы открываем им окно на Землю! Это священная миссия, возложенная на нас президентом!

      Дальше он еще много чего сказал, но я уже понимал: меня возьмут. С кадрами у школы было плохо. С тех пор как карманные конверторы речи подешевели, интерес инопланетян к изучению человеческих языков упал. Школы начали разоряться одна за другой, сохранились только те, которые жили на правительственные дотации. А потом из-за неверного перевода чуть не случилась война между Землей и Проксимой-3, после чего появилась идея переоборудовать под школы старые туристические космолайнеры и облетать обитаемые планеты, завлекая клиентов с близкого расстояния. Ко всему прочему на таких кораблях работали неплохие спа-салоны. Языковой бизнес оживился. Стало не хватать хороших учителей, а потом – даже средних и плохих. Дошло до того, что языки инопланетянам преподавали все кому не лень. Теперь не лень стало и мне, а я, на минуточку, дипломированный переводчик с центаврианского и нозеанского. Правда, со словарем. Зато в совершенстве владею космолингвой.

      Пока я делал вид, что слушаю профессора, а профессор делал вид, что говорит важные вещи, вошла секретарша и сказала:

      – К вам Ульдмаар Секундус. С ним толстожал.

      – В наморднике? – заволновался профессор.

      Секретарша неуверенно кивнула.

      – Тогда пустите. А вы, – тут профессор опять посмотрел на меня и соединил брови в одну непрерывную линию – собирайте чемодан. Катер школы будет ждать вас в космопорту «Бородино». Старт завтра, в шесть. Полетим вместе. Учебный план вам перешлют по почте, извольте ознакомиться.

      – А зарплата? – спросил я. – С зарплатой-то что?

      Профессор укоризненного покачал головой:

      – Преподавание языков – это священная миссия…

      – Стойте! Про миссию я уже слышал. Она ведь оплачивается, верно?

      – Верно. Но вы должны понимать, что в нашем деле работают энтузиасты, которые живут языком, дышат им.

      – А чем они питаются?

      – Питание за счет школы, – торопливо сказал профессор. – Плюс сто кредитов за каждый проведенный урок.

      – Сколько? – спросил я, не веря своим ушам. – Нет, спасибо, я лучше пойду.

      – Стойте! Сто кредитов – это начинающим, а вам… положим, двести пятьдесят. И возможность перехода

Скачать книгу

litmir.biz

Сигал Роман Евгеньевич - онколог. Запись на прием

Сигал Роман Евгеньевич родился и вырос в Казани. Выходец из врачебной династии в нескольких поколениях. Живет, и трудиться в родном городе. С выбором профессии вопрос не стаял, Роман Евгеньевич еще с юношеских лет знал, что будет врачом. По окончанию средней школы, поступил в Казанскую медицинскую академию на факультет педиатрии. Окончил клиническую ординатуру по специальности хирургия. В дальнейшем прошел специализации и стажировки по онкологии, маммологии, торакальной хирургии. Окончил клиническую интернатуру по онкологии. Отучился в аспирантуре с курсом онкологии и рентгенологии. Подготовил кандидатскую диссертацию и блестяще ее защитил. Ученым советом академии ему было присвоено ученая степень. По окончанию обучения, стал сотрудничать с кафедрой хирургии, Казанского Федерального университета на отделении фундаментальной медицины, в качестве ассистента. Преподает клинические дисциплины студентам и ординаторам.

Профессиональным направлением для себя Роман Евгеньевич, выбрал торакальную хирургию. В области онкологии, специализируется на маммологии.

Проводит все виды оперативного вмешательства на органах грудной клетки. Осуществляет пластические, реконструктивные, эндоскопические и органосохраняющие операции. Отличается аккуратностью, ответственностью и компетентностью. Имеет двадцать лет практического стажа. Сигал Роман Евгеньевич является, ведущим хирургом онкологом торакального отделения в Республиканском онкологическом диспансере. Высококвалифицированным маммологом. Кандидатом медицинских наук. Ассистентом Казанского Федерального университета, кафедры хирургии. Автором сорока исследовательских, научных и публицистических работ, издаваемых в республики и России. Членом Казанского общества торакальных хирургов. Специализируется на выявлении и терапии онкологических заболеваний органов грудной клетки, в том числе и молочных желез. Свои научные труды, направил на изучения патологий органов грудной клетки. Усовершенствования хирургических методов лечения. Внедрения в онкологическую службу высокотехнологических методов хирургии. Результаты своих исследований представляет на Республиканских и Российских научно — медицинских конгрессах. Публикует в средствах массовой информации. Через руки доктора Сигала, ежегодно проходят сотни пациентов с различными патологиями.

Роман Евгеньевич всегда старается в лечении добиться положительной динамики. Все дооперационное и послеоперационное лечение подбирает индивидуально.

Большое внимание уделяет восстановительному курсу лечения пациента. Усовершенствует свои профессиональные навыки и знания на курсах переподготовки специалистов. Не однократно проходил стажировку по хирургии и онкологии в крупных клиниках страны. Имеет действующий сертификат по хирургии, онкологии и маммологии. Является компетентным, внимательным и грамотным специалистом хирургом – онкологом.

Турбеева Елизавета Андреевна — редактор страницы

 

 

 

Вы можете записаться на прием к специалисту по телефону 8-800-555-96-03 или воспользоваться электронной записью на консультацию

Сигал Роман Евгеньевич - онколог

Сигал Роман Евгеньевич — онколог

23.05.2018

vrach-profi.ru

Клиника аортальной и сердечно-сосудистой хирургии

Директор Клиники, зав. отделением Хирургии аортыРоман Николаевич Комаров

Директор Клиники аортальной и сердечно-сосудистой хирургии, заведующий кафедрой Сердечно-сосудистой хирургии и инвазивной кардиологии Первого Московского Государственного Медицинского Университета им. И.М. Сеченова, заведующий отделением Хирургии аорты, доктор медицинских наук, профессор. Автор 5 монографий, 7 патентов на изобретения и более 250 научных работ. Заместитель главного редактора журнала «Кардиология и сердечно- сосудистая хирургия».

В 2000 г. с отличием окончил Нижегородскую государственную медицинскую академию.

С 2000 г. работал врачом-хирургом Павловской центральной районной больницы Нижегородской области.

В 2002 г. окончил клиническую ординатуру по общей хирургии.

В 2003 г. прошёл специализацию по сердечно-сосудистой хирургии.

С 2007 г. хирург высшей квалификационной категории.

В 2004 г. Кандидат медицинских наукзащитил диссертацию кандидата медицинских наук.

С 2010 г. доктор медицинских наук («Пути улучшения результатов лечения больных торакоабдоминальными аневризмами аорты).

С 2007 по 2012 гг. работал старшим научным сотрудником отделения Хирургии аорты и ее ветвей РНЦХ им. акад. Б.В. Петровского РАМН.

С 2012 по 2015 гг. профессор кафедры Сердечно-сосудистой хирургии и инвазивной кардиологии, зав. отделением хирургии аорты, зам. директора университетской Клиники аортальной и сердечно-сосудистой хирургии Первого МГМУ им И.М. Сеченова.

С 2013 по 2015 гг. работал заведующим Научно-исследовательским отделом Хирургии сердца, аорты и сосудов.

С 2013 по 2015 гг. являлся ответственным секретарём журнала «Кардиология и сердечно-сосудистая хирургия».

C 2015г - Директор Клиники аортальной и сердечно-сосудистой хирургии, заведующий кафедрой Сердечно-сосудистой хирургии и инвазивной кардиологии Первого Московского Государственного Медицинского Университета им. И.М. Сеченова, заведующий отделением Хирургии аорты, заместитель главного редактора журнала «Кардиология и сердечно- сосудистая хирургия».

Является членом Ассоциации сердечно-сосудистых хирургов России, Российского общества ангиологов и сосудистых хирургов. Награждён Почетной грамотой Департамента здравоохранения Нижегородской области в 2006 г., Почетной грамотой Администрации Павловского района Нижегородской области в 2006 г. В 2008 г. присужден грант Регионального общественного фонда содействия общественной медицине президиума РАМН в номинации «Клиническая медицина». Лауреат премии РАМН имени Н.И. Пирогова по медицине за цикл работ в области хирургии аорты (2010 г.), номинант I всероссийской премии в области онкологии «in vita veritas» за достижение года в области онкохирургии (2011 г.).

Ученик академика РАН Ю.В. Белова, в полном объеме владеет реконструктивными операциями на аорте и периферических сосудах, аорто-коронарным шунтированием, протезированием клапанов сердца, вмешательствами на органах брюшной полости и забрюшинного пространства.

Активно внедряет реконструктивные операции при опухолевых поражениях сердца и магистральных сосудов, гибридные методы хирургического лечения патологии сердца и сосудов.

Регулярно улучшает своё мастерство в ведущих клиниках России и крупнейших зарубежных медицинских центрах.

ukb1.ru

Громыко Роман Евгеньевич -онкохирург заведующий отделением

Введение

На данном сайте собраны биографии специалистов в области  торако-абдоминальной хирургии. Их  трудовые достижения являются результатом долгого трудного пути, о котором мы бы хотели рассказать вам.  Если вам понадобится дополнительная информация, то вы можете связаться с нами по тел: 8-863-294-46-98.

В данной статье пойдет речь о специалисте высокого класса,  хирурге –онкологе Громыко Романе Евгеньевиче.

Громыко Роман Евгеньевич -хирург

Громыко Роман Евгеньевич -онкохирург

Доктор Громыко: краткая биография

Роман Евгеньевич после  успешного завершения средней школы № 65 в 1995  году,  подал документы в  медицинский университет города Ростов-на-Дону. С 1996 по 2001 гг. учился  в данном учебном заведении на кафедре лечебного дела.  По окончании медицинского вуза, получил специальность врача.  Оставив позади учебный процесс, Роман Евгеньевич занялся практической деятельностью.  Он начал работать в торако  – абдоминальном отделении  НИОИ (подробнее о деятельности отделения по тел: 8-863-294-46-98). За время своей работы сумел добиться высоких результатов, проявить себя в качестве трудолюбивого и ответственного специалиста.  Стоит обратить внимание на тот факт, что молодой врач  трудился под руководством   Заслуженного Врача РФ  Касаткина  Вадима Федоровича. Его многолетний опыт и  ценные советы помогли Громыко на первоначальном этапе его   деятельности хирурга.

Административные назначения

В 2014 году Роман Евгеньевич руководил  отделением  пластической хирургии  РОКБ № 1, а  впоследствии был назначен на  пост  заведующего  отделением хирургии  №1, в котором трудится и по сей день.  Общий трудовой стаж с 2001 года.

Уровень профессионализма

Доктор занимается научными изысканиями. Защитил диссертацию, получив кандидатскую степень. Также  ему был присвоен статус  врача высшей категории. Имеет сертификаты по хирургии и онкологии.

Трудовые будни отделения

Работа в подразделении  проходит по строго установленному порядку, который поддерживается благодаря организаторским способностям  Романа Евгеньевича. Также, вместе с другими специалистами, состоящими в штате  отделения, а также при участии главного врача РОКБ Коробко Вячеслава Леонидовича, Громыко проводит реконструктивно – восстановительные операции, которые связаны с уже перенесенными оперативными вмешательствами (например, на брюшной полости), а также целый ряд других лечебных мероприятий.

К вниманию пациентов!

Мы предлагаем свои консультативные услуги, постараемся ответить на ваши вопросы, касающиеся поиска грамотного специалиста в области хирургии, если вы позвоните или напишите по тел: 8-918-55-44-698 (также в Whatsapp, Viber).  Ваш звонок позволит  узнать много полезной  информации, ведь мы постараемся посоветовать вам кандидатуру самого высококлассного  хирурга и подскажем,  как попасть к нему на прием.

 

 

 

foto-med.ru