Барт Нолс – бескомпромиссный убийца комаров. Комаров убийца


Комаров, Василий Иванович (серийный убийца) — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 10 февраля 2017; проверки требуют 5 правок.Текущая версияпоказать/скрыть подробности Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 10 февраля 2017; проверки требуют 5 правок.

Василий Иванович Комаров (настоящее имя — Василий Терентьевич Петров, 1877 (по другим данным 1878) год, Витебская губерния Российской империи — 1923) — первый достоверный советский серийный убийца, орудовавший в Москве в период 1921—1923 годов. Его жертвами стали как минимум 33 мужчины, однако он был обвинён только в 29 убийствах.

Василий Комаров.

Василий Петров родился в Витебской области в многодетной семье рабочего. Вся его семья страдала алкоголизмом, и Василий с 15 лет также начал пить. Служил в армии Российской империи 4 года по воинской повинности. В возрасте 28 лет женился[1].

Во время Русско-японской войны 1904—1905 годов Петров ездил на Дальний Восток, где заработал большую сумму денег, однако вскоре растратил их на путешествия. Тогда он устроился на воинский склад, который вскоре обокрал, за что и попал в тюрьму, где по приговору суда провёл 1 год. Пока Петров отбывал наказание, его жена умерла от холеры. После освобождения Петров поселился в Риге, где во второй раз женился на полячке-вдове Софье, у которой было двое детей. Так и не избавившийся от алкоголизма Петров часто бил жену и детей. Во время Первой мировой войны, когда немецкие войска вступили в Прибалтику, Петров переезжает в 1915 году в Поволжье[1].

После Октябрьской революции 1917 года Петров вступает в Красную Армию, обучился грамоте, дослужился до должности взводного командира. Во время боевых действий попал в плен к Добровольческой армии генерала Деникина, но сумел освободиться. После освобождения, чтобы не попасть под суд Военно-Революционного Трибунала, Петров меняет своё имя, и становится Василием Ивановичем Комаровым. После Гражданской войны, в 1920 году, Комаров переезжает в Москву, и селится в доме № 26 по улице Шаболовка. Там же он стал работать извозчиком, также совершил ряд краж. Украденное он сбывал на рынке[1].

Комаров стал убивать в феврале 1921 года, когда Ленин объявил НЭП и разрешил тем самым частное предпринимательство. Комаров совершал все преступления по одному сценарию: знакомился с клиентом, желавшим купить тот или иной товар, приводил в свой дом, поил водкой, затем убивал ударами молотка, иногда душил, а затем упаковывал тела в мешок и тщательно прятал. В 1921 году он совершил не менее 17 убийств, в последующие два года — ещё не менее 12 убийств, хотя сам он признался впоследствии в 33 убийствах. Тела были обнаружены в Москве-реке, в разрушенных домах, закопанными под землёй. По словам Комарова, вся процедура занимала не более получаса[1]. В 1922 году у Комарова родился сын. Зимой 1922 года жена Комарова узнала об убийствах, однако отнеслась к этому спокойно, более того, участвовала в последних убийствах.

Только что созданная милиция начала расследование лишь после того, как в начале 1923 года был обнаружен труп одной из жертв Комарова. Милиционеры провели колоссальную работу и вычислили Комарова. 17 марта 1923 года они явились в его квартиру, однако серийный убийца выпрыгнул в окно и скрылся. Через сутки его задержали в районе села Никольское Московской области[1]. Большинство тел жертв Василия Комарова были обнаружены лишь после его поимки. Комаров с особым цинизмом и удовольствием рассказывал об убийствах. Он уверял, что мотивом его злодеяний была корысть, что убивал он только спекулянтов, однако все его убийства принесли ему около 30 долларов по тогдашнему курсу. Во время указывания мест захоронений от Комарова с трудом оттесняли разъярённые толпы народа[1].

Маньяк не раскаивался в совершённых преступлениях, более того, говорил, что готов совершить ещё хоть 60 убийств. Судебно-психиатрическая экспертиза признала Комарова вменяемым, хотя и признала его алкогольным дегенератом и психопатом[1]. Суд приговорил Василия Комарова и его жену Софью к высшей мере наказания — расстрелу. В том же 1923 году приговор привели в исполнение[1].

В массовой культуре[править | править код]

  • Преступлениям Василия Комарова посвящён очерк М. А. Булгакова «Комаровское дело».
  • Также Комаров упоминается в романе И. Ильфа и Е. Петрова «Одноэтажная Америка».

ru.bywiki.com

Василий Комаров — первый серийный убийца Советского Союза

Василий Комаров стал первым достоверно известным маньяком, появившимся при Советской власти. Он начал убивать в 1921 году и за два года лишил жизни как минимум 33 человек. На суде маньяк утверждал, что он убивал только спекулянтов и таким образом боролся с угнетателями. По некоторым данным, приказ милиции поймать этого маньяка отдал лично Владимир Ленин. Его поимка стала настоящим испытанием для уголовного розыска Москвы. Но они справились, и Комаров оказался на скамье подсудимых. А освещать этот процесс газета «Известия» послала одного из лучших своих авторов — Михаила Булгакова.

Будущий маньяк Василий Иванович Комаров не всегда был Комаровым. Когда он родился, а произошло это в 1877 году в Витебской губернии, он носил другую фамилию и другое отчество: Василий Терентьевич Петров. Именно поэтому некоторые исследователи называют его двойной фамилией. На свет Комаров-Петров появился в многодетной семье рабочего. Семья была сильно пьющая, и будущий маньяк с 15 лет пристрастился к крепким спиртным напиткам. Причем пил не только водку или самогон, но и денатурат, политуру, то есть «все, что горит».В возрасте 20 лет был призван в армию и отслужил 4 года. Во время Русско-японской войны 1904—1905 годов уехал на Дальний Восток, где очень неплохо заработал. Вернувшись с заработков, женился. Вместе с молодой женой много путешествовал, растратив заработанные во время войны деньги. Пришлось опять идти работать, и Комаров устраивается на воинский склад. Который благополучно обкрадывает и попадает в тюрьму на 1 год. Пока будущий маньяк отбывал срок, его жена скончалась от холеры. Выйдя из тюрьмы, Комаров-Петров уезжает в Ригу, где женится на вдове по имени Софья. У женщины было двое детей, которых маньяк любил «поучить жизни».Проще говоря, бил их нещадно, как и их мать. Но в те времена подобное отношение к женщине было в порядке вещей. Во всяком случае в низших слоях населения, а потому Софья не роптала.В 1915 году, когда немецкие войска вплотную подошли к Прибалтике, Комаров со всем семейством переезжает в Поволжье. Через два года, когда началась революция, будущий маньяк добровольно вступил в Красную Армию. Там он проходил как пострадавший от царского режима (на это сыграл тот самый год тюрьмы, который Комаров получил за воровство, но в те времена уголовники считались большевиками «классово близкими»). Вскоре Комаров уже командовал взводом, а однажды принимал участие в расстреле дезертира. Как позже вспомнит маньяк, ему очень понравилось убивать.

В 1919 году Комаров-Петров попал в плен к «деникинцам». Что там происходило с ним, достоверно не известно. Но всего через год будущий маньяк вынырнул уже в Москве. Сменив фамилию и отчество, Комаров купил дом 26 на улице Шаболовке, куда и перевез вскоре семью.Уже после ареста некоторые журналисты того времени, в частности Демьян Бедный, попытаются придать политическую окраску «делу Комарова». И в их рассуждениях были кое-какие резоны. К примеру, откуда у Комарова деньги на покупку дома, лошади? А не был ли он завербован контрразведкой Деникина и отправлен в Москву в качестве агента? Но большинство специалистов склонны считать, что Комаров вряд ли был агентом белогвардейцев. Не тот уровень. Ну а деньги на дом и лошадь будущий маньяк мог заработать грабежами, которые совершал в то время, когда служил в Красной Армии.В марте 1921 года Х съезд РКП(б) объявил новую экономическую политику (НЭП). По всей стране стали появляться частные предприятия или просто частные предприниматели. С этого времени начался и кровавый путь Шаболовского душегуба. Комаров покупает лошадь и коляску и становится извозчиком. Почти каждый день он появлялся на конной площади (своеобразный рынок лошадей и извозчиков), но вот клиентов берет довольно редко. Вот как описывает «работу» Комарова Михаил Булгаков:«Извозным промыслом занимался странно — почти никогда не рядился, но на конной площади часто бывал. Деньги имел всегда. Пил много».Лишь после ареста выяснится, что у маньяка был другой промысел. Как признается сам Комаров, первой жертвой стал некий крестьянин, приехавший в Москву купить лошадь. Маньяк в то время как раз вроде как собирался продавать свою, и на конной площади крестьянину указали именно на него. Комаров подтвердил, что продать не против, а цена крестьянина вполне устроила. Однако, по словам Комарова, необходимо было проехать к нему домой, чтобы забрать бумаги, да и обмыть сделку не помешает. Крестьянин согласился.Во время пьянки покупатель признался Комарову, что лошадь он хочет купить не для себя, а для перепродажи. Мол, в Москве можно купить подешевле, а вот в деревне с выгодой обменять на зерно, которое потом можно продать в той же Москве и поиметь с этой операции серьезную выгоду. После этого признания, по словам маньяка, в нем взыграла классовая ненависть к спекулянтам. Он сходил во двор, взял большой молоток, которым и «угостил» гостя по темечку.Крови из проломленной головы вылилось довольно много. Жене маньяка Софье позже пришлось довольно долго ее замывать. Одежда крестьянина оказалась вся испачкана кровью. В дальнейшем Комаров учтет этот опыт и при последующих убийствах будет подставлять под хлещущую кровь ведро или таз. Первый труп маньяк зарыл в полуразрушенном соседнем доме.Всего за 1921 год маньяк убил не менее 17 человек. Все они были приезжими, а в Москве планировали купить либо лошадь, либо телегу. Всех своих жертв Комаров находил на конной площади. Покупатель и продавец быстро сговаривались и отправлялись к Комарову. К себе в дом маньяк заманивал своих жертв под разными предлогами. А вот дальнейшее развитие событий происходило одинаково. Маньяк предлагал жертве выпить, и та не отказывалась. Когда гость оказывался в довольно «приличном» состоянии опьянения, Комаров бил его молотком по голове, потом на всякий случай душил, раздевал донага и прятал труп в ближайших окрестностях.К 1922 году окрестности дома Комарова представляли собой самостийное кладбище. Закапывать трупы стало фактически негде. И маньяк придумал новый способ избавления от трупов. Он тщательно связывал тела, прикручивая голову к ногам. Потом упаковывал тело в мешок и вывозил куда подальше. Чаще всего сбрасывая трупы в Москва-реку.В народной милиции довольно долго не знали, что в Москве орудует серийный убийца. Все жертвы Комарова были приезжими, да и трупы некоторое время не находились. Но после того, как в Москва-реке стали частенько попадаться упакованные в мешки голые тела, милиция взялась за поиски преступника. Впрочем, довольно долго эти поиски буксовали на одном месте.А слухи о том, что в Москва-реке все чаще попадаются невинно убиенные, уже поползли по городу. Молва красочно расписывала деяния маньяка. Кое-кто даже стал прозрачно намекать, что новая власть не может найти душегуба. А это был уже вызов. На поиски убийцы были брошены лучшие силы народной милиции. По некоторым данным, это было сделано по личному приказу Ленина. К расследованию привлекли сотрудников царской полиции, в основном криминалистов. И этот ход дал свои результаты.Эксперты, тщательно изучив найденные трупы, сделали однозначный вывод — все убийства дело рук одного человека. Мешки, в которые маньяк упаковывал тела, были тщательно изучены. В некоторых мешках криминалисты обнаружили зерна овса. Отсюда был сделан вывод, что убийца имеет лошадь. А так как трупы находили в самых разных местах, то эксперты предположили, что убийца извозчик.Но извозчиков в Москве в те времена было несколько тысяч. Проверить всех та еще работенка. Но руководство страны требовало срочного раскрытия. Сотрудники уголовного розыска Москвы забросили все другие дела и сосредоточились на поиске маньяка. Неизвестно, сколько бы они искали убийцу, но милиционерам повезло. Вот как об этом пишет Булгаков:«Итак — извозчик. Трупы в Замоскворечье, опять в Замоскворечье, опять. Убийца — извозчик, живет в Замоскворечье. Агентская широкая петля охватила конные площади, чайные, стоянки, трактиры. Шли по следам замоскворецкого извозчика. И вот в это время очередной труп нашли со свежей пеленкой, окутывающей размозженную голову. Петля сразу сузилась — искали семейного, у него недавно родился ребенок».У Комарова в 1922 году действительно родился ребенок. И пеленка стала той роковой ошибкой маньяка, которая и позволила его вычислить. 18 мая 1923 года к Комарову пришли сотрудники окружной милиции. У них был ордер на осмотр дома, в котором якобы гнали самогон. Маньяк спокойно пустил их в дом, не догадываясь, что самогонка лишь повод. Он занервничал лишь тогда, когда увидел насколько тщательно милиционеры и эксперты осматривают пол. А те искали следы крови. Впрочем, безрезультатно. Жена маньяка Софья тщательно замывала все следы. А как позже установит следствие, начиная с середины 1922 года, даже помогала мужу спаивать жертв и избавляться от трупов. А потом всю ночь вместе с мужем истово молилась за «невинно убиенных».Когда милиционеры подошли к чуланчику в задней части дома, Комаров не выдержал. Он ринулся в окно и, несмотря на то, что дом был окружен сотрудниками милиции, сумел уйти. В чуланчике обнаружилось еще теплое тело с проломленной головой. Бегал маньяк недолго: через сутки его задержали в селе Никольское под Москвой.На следствии Комаров не проявлял никаких признаков раскаяния. Своих жертв он презрительно называл «хомутами» и охотно рассказывал, как и когда убивал. И даже согласился показать, где он закапывал первые трупы. Там толпа едва не разорвала маньяка. Вот как описывает это свидетель событий Михаил Булгаков:«Приговор в первый раз вынесли Комарову, когда милиция под конвоем повезла его, чтобы он показал, где закопал часть трупов (несколько убитых он зарыл близ своей квартиры на Шаболовке).Словно по сигналу, слетелась толпа. Вначале были выкрики, истерические вопли баб. Затем толпа зарычала потихоньку и стала наваливаться на милицейскую цепь — хотела Комарова рвать. Непостижимо, как удалось милиции отбить и увезти Комарова.Бабы в доме, где я живу, тоже вынесли приговор „сварить живьем“.— Зверюга. Мясорубка. У этих тридцати пяти мужиков сколько сирот оставил, сукин сын».Политическая окраска не прошла. Сразу после того, как маньяк стал давать показания, даже самым оголтелым пропагандистам стало ясно, что из Комарова шпион, как из лошади балерина. Комарову дали прозвище Человек-зверь. Но с этим прозвищем не согласился великий писатель. Булгаков в своей статье спорит с журналистами, называвшими Комарова Человеком-зверем.«Предстал перед судом футляр от человека — не имеющий в себе никаких признаков зверства. Впрочем, может быть, какие-нибудь особенные, доступные специалисту-психиатру черты и есть, но на обыкновенный взгляд — пожилой обыкновенный человек, лицо неприятное, но не зверское, и нет в нем никаких признаков вырождения.Но когда это создание заговорило перед судом, и в особенности захихикало сиплым смешком, хоть и не вполне, но в значительной мере (не знаю, как другим), мне стало понятно, что это значит, — „не человек“».

Комарова обследовали три ведущих психиатра страны и признали его вполне вменяемым. На суде, когда маньяка спрашивали, зачем он убивал, тот пожимал плечами и говорил: «Из-за денег». Но чем дальше, тем больше присутствовавшим на суде становилось ясно, что деньги для маньяка не были главным стимулом.«Вот, бывают такие животные, что убить его — двойная прибыль: и польза, и сознание, что избавишься от созерцания неприятного Божьего создания. Гусеница, скажем, или змея… Так Комарову — люди», — пишет Булгаков.Процесс убийства маньяк описывал прибауточкой: «Раз — и квас!» Судья спрашивал Комарова, не жалко ли ему было убиваемых им людей, и маньяк отвечал: «Жалеть можно до убийства, а чего жалеть после?» И даже когда его спросили, не боится ли он казни, Комаров опять пожал плечами и ответил: «Э… все поколеем!»Комаров и его жена, признанная соучастницей в нескольких убийствах, были приговорены к расстрелу. Казнь привели в исполнение через несколько дней после суда. Дети Софьи и годовалый сын Комарова были переданы в сиротские приюты. В конце своего очерка Булгаков написал:«От души желаю, чтобы детей помиловал тяжкий закон наследственности. Не дай Бог походить им на покойных отца и мать».Однако некоторые более поздние исследователи «дела Комарова» утверждали, что сын маньяка во время Отечественной войны перешел на сторону немцев и очень любил убивать красноармейцев, партизан и даже обычных обывателей. Впрочем, реальных доказательств этим утверждениям так и не было найдено.

ИСТОЧНИК

foto-history.livejournal.com

Василий Комаров — первый серийный убийца Советского Союза - Маньяки

Василий Комаров стал первым достоверно известным маньяком, появившимся при Советской власти. Он начал убивать в 1921 году и за два года лишил жизни как минимум 33 человек. На суде маньяк утверждал, что он убивал только спекулянтов и таким образом боролся с угнетателями. По некоторым данным, приказ милиции поймать этого маньяка отдал лично Владимир Ленин. Его поимка стала настоящим испытанием для уголовного розыска Москвы. Но они справились, и Комаров оказался на скамье подсудимых. А освещать этот процесс газета «Известия» послала одного из лучших своих авторов — Михаила Булгакова.

Будущий маньяк Василий Иванович Комаров не всегда был Комаровым. Когда он родился, а произошло это в 1877 году в Витебской губернии, он носил другую фамилию и другое отчество: Василий Терентьевич Петров. Именно поэтому некоторые исследователи называют его двойной фамилией. На свет Комаров-Петров появился в многодетной семье рабочего. Семья была сильно пьющая, и будущий маньяк с 15 лет пристрастился к крепким спиртным напиткам. Причем пил не только водку или самогон, но и денатурат, политуру, то есть «все, что горит».

В возрасте 20 лет был призван в армию и отслужил 4 года. Во время Русско-японской войны 1904—1905 годов уехал на Дальний Восток, где очень неплохо заработал. Вернувшись с заработков, женился. Вместе с молодой женой много путешествовал, растратив заработанные во время войны деньги. Пришлось опять идти работать, и Комаров устраивается на воинский склад. Который благополучно обкрадывает и попадает в тюрьму на 1 год. Пока будущий маньяк отбывал срок, его жена скончалась от холеры. Выйдя из тюрьмы, Комаров-Петров уезжает в Ригу, где женится на вдове по имени Софья. У женщины было двое детей, которых маньяк любил «поучить жизни».

Проще говоря, бил их нещадно, как и их мать. Но в те времена подобное отношение к женщине было в порядке вещей. Во всяком случае в низших слоях населения, а потому Софья не роптала.В 1915 году, когда немецкие войска вплотную подошли к Прибалтике, Комаров со всем семейством переезжает в Поволжье. Через два года, когда началась революция, будущий маньяк добровольно вступил в Красную Армию. Там он проходил как пострадавший от царского режима (на это сыграл тот самый год тюрьмы, который Комаров получил за воровство, но в те времена уголовники считались большевиками «классово близкими»). Вскоре Комаров уже командовал взводом, а однажды принимал участие в расстреле дезертира. Как позже вспомнит маньяк, ему очень понравилось убивать.

 

Komarov.jpg

Василий Комаров — первый серийный убийца Советского Союза

 

 

В 1919 году Комаров-Петров попал в плен к «деникинцам». Что там происходило с ним, достоверно не известно. Но всего через год будущий маньяк вынырнул уже в Москве. Сменив фамилию и отчество, Комаров купил дом 26 на улице Шаболовке, куда и перевез вскоре семью.Уже после ареста некоторые журналисты того времени, в частности Демьян Бедный, попытаются придать политическую окраску «делу Комарова». И в их рассуждениях были кое-какие резоны. К примеру, откуда у Комарова деньги на покупку дома, лошади? А не был ли он завербован контрразведкой Деникина и отправлен в Москву в качестве агента? Но большинство специалистов склонны считать, что Комаров вряд ли был агентом белогвардейцев. Не тот уровень. Ну а деньги на дом и лошадь будущий маньяк мог заработать грабежами, которые совершал в то время, когда служил в Красной Армии.

В марте 1921 года Х съезд РКП(б) объявил новую экономическую политику (НЭП). По всей стране стали появляться частные предприятия или просто частные предприниматели. С этого времени начался и кровавый путь Шаболовского душегуба. Комаров покупает лошадь и коляску и становится извозчиком. Почти каждый день он появлялся на конной площади (своеобразный рынок лошадей и извозчиков), но вот клиентов берет довольно редко. Вот как описывает «работу» Комарова Михаил Булгаков:«Извозным промыслом занимался странно — почти никогда не рядился, но на конной площади часто бывал. Деньги имел всегда. Пил много».

Лишь после ареста выяснится, что у маньяка был другой промысел. Как признается сам Комаров, первой жертвой стал некий крестьянин, приехавший в Москву купить лошадь. Маньяк в то время как раз вроде как собирался продавать свою, и на конной площади крестьянину указали именно на него. Комаров подтвердил, что продать не против, а цена крестьянина вполне устроила. Однако, по словам Комарова, необходимо было проехать к нему домой, чтобы забрать бумаги, да и обмыть сделку не помешает. Крестьянин согласился.Во время пьянки покупатель признался Комарову, что лошадь он хочет купить не для себя, а для перепродажи. Мол, в Москве можно купить подешевле, а вот в деревне с выгодой обменять на зерно, которое потом можно продать в той же Москве и поиметь с этой операции серьезную выгоду. После этого признания, по словам маньяка, в нем взыграла классовая ненависть к спекулянтам. Он сходил во двор, взял большой молоток, которым и «угостил» гостя по темечку.Крови из проломленной головы вылилось довольно много. Жене маньяка Софье позже пришлось довольно долго ее замывать. Одежда крестьянина оказалась вся испачкана кровью. В дальнейшем Комаров учтет этот опыт и при последующих убийствах будет подставлять под хлещущую кровь ведро или таз. Первый труп маньяк зарыл в полуразрушенном соседнем доме.

Всего за 1921 год маньяк убил не менее 17 человек. Все они были приезжими, а в Москве планировали купить либо лошадь, либо телегу. Всех своих жертв Комаров находил на конной площади. Покупатель и продавец быстро сговаривались и отправлялись к Комарову. К себе в дом маньяк заманивал своих жертв под разными предлогами. А вот дальнейшее развитие событий происходило одинаково. Маньяк предлагал жертве выпить, и та не отказывалась. Когда гость оказывался в довольно «приличном» состоянии опьянения, Комаров бил его молотком по голове, потом на всякий случай душил, раздевал донага и прятал труп в ближайших окрестностях.

К 1922 году окрестности дома Комарова представляли собой самостийное кладбище. Закапывать трупы стало фактически негде. И маньяк придумал новый способ избавления от трупов. Он тщательно связывал тела, прикручивая голову к ногам. Потом упаковывал тело в мешок и вывозил куда подальше. Чаще всего сбрасывая трупы в Москва-реку.

В народной милиции довольно долго не знали, что в Москве орудует серийный убийца. Все жертвы Комарова были приезжими, да и трупы некоторое время не находились. Но после того, как в Москва-реке стали частенько попадаться упакованные в мешки голые тела, милиция взялась за поиски преступника. Впрочем, довольно долго эти поиски буксовали на одном месте.

А слухи о том, что в Москва-реке все чаще попадаются невинно убиенные, уже поползли по городу. Молва красочно расписывала деяния маньяка. Кое-кто даже стал прозрачно намекать, что новая власть не может найти душегуба. А это был уже вызов. На поиски убийцы были брошены лучшие силы народной милиции. По некоторым данным, это было сделано по личному приказу Ленина. К расследованию привлекли сотрудников царской полиции, в основном криминалистов. И этот ход дал свои результаты.

Эксперты, тщательно изучив найденные трупы, сделали однозначный вывод — все убийства дело рук одного человека. Мешки, в которые маньяк упаковывал тела, были тщательно изучены. В некоторых мешках криминалисты обнаружили зерна овса. Отсюда был сделан вывод, что убийца имеет лошадь. А так как трупы находили в самых разных местах, то эксперты предположили, что убийца извозчик.Но извозчиков в Москве в те времена было несколько тысяч. Проверить всех та еще работенка. Но руководство страны требовало срочного раскрытия. Сотрудники уголовного розыска Москвы забросили все другие дела и сосредоточились на поиске маньяка. Неизвестно, сколько бы они искали убийцу, но милиционерам повезло. Вот как об этом пишет Булгаков:«Итак — извозчик. Трупы в Замоскворечье, опять в Замоскворечье, опять. Убийца — извозчик, живет в Замоскворечье. Агентская широкая петля охватила конные площади, чайные, стоянки, трактиры. Шли по следам замоскворецкого извозчика. И вот в это время очередной труп нашли со свежей пеленкой, окутывающей размозженную голову. Петля сразу сузилась — искали семейного, у него недавно родился ребенок».

У Комарова в 1922 году действительно родился ребенок. И пеленка стала той роковой ошибкой маньяка, которая и позволила его вычислить. 18 мая 1923 года к Комарову пришли сотрудники окружной милиции. У них был ордер на осмотр дома, в котором якобы гнали самогон. Маньяк спокойно пустил их в дом, не догадываясь, что самогонка лишь повод. Он занервничал лишь тогда, когда увидел насколько тщательно милиционеры и эксперты осматривают пол. А те искали следы крови. Впрочем, безрезультатно. Жена маньяка Софья тщательно замывала все следы. А как позже установит следствие, начиная с середины 1922 года, даже помогала мужу спаивать жертв и избавляться от трупов. А потом всю ночь вместе с мужем истово молилась за «невинно убиенных».

Когда милиционеры подошли к чуланчику в задней части дома, Комаров не выдержал. Он ринулся в окно и, несмотря на то, что дом был окружен сотрудниками милиции, сумел уйти. В чуланчике обнаружилось еще теплое тело с проломленной головой. Бегал маньяк недолго: через сутки его задержали в селе Никольское под Москвой.

На следствии Комаров не проявлял никаких признаков раскаяния. Своих жертв он презрительно называл «хомутами» и охотно рассказывал, как и когда убивал. И даже согласился показать, где он закапывал первые трупы. Там толпа едва не разорвала маньяка. Вот как описывает это свидетель событий Михаил Булгаков:«Приговор в первый раз вынесли Комарову, когда милиция под конвоем повезла его, чтобы он показал, где закопал часть трупов (несколько убитых он зарыл близ своей квартиры на Шаболовке).Словно по сигналу, слетелась толпа. Вначале были выкрики, истерические вопли баб. Затем толпа зарычала потихоньку и стала наваливаться на милицейскую цепь — хотела Комарова рвать. Непостижимо, как удалось милиции отбить и увезти Комарова.Бабы в доме, где я живу, тоже вынесли приговор „сварить живьем“.— Зверюга. Мясорубка. У этих тридцати пяти мужиков сколько сирот оставил, сукин сын».

Политическая окраска не прошла. Сразу после того, как маньяк стал давать показания, даже самым оголтелым пропагандистам стало ясно, что из Комарова шпион, как из лошади балерина. Комарову дали прозвище Человек-зверь. Но с этим прозвищем не согласился великий писатель. Булгаков в своей статье спорит с журналистами, называвшими Комарова Человеком-зверем.«Предстал перед судом футляр от человека — не имеющий в себе никаких признаков зверства. Впрочем, может быть, какие-нибудь особенные, доступные специалисту-психиатру черты и есть, но на обыкновенный взгляд — пожилой обыкновенный человек, лицо неприятное, но не зверское, и нет в нем никаких признаков вырождения.Но когда это создание заговорило перед судом, и в особенности захихикало сиплым смешком, хоть и не вполне, но в значительной мере (не знаю, как другим), мне стало понятно, что это значит, — „не человек“».Комарова обследовали три ведущих психиатра страны и признали его вполне вменяемым. На суде, когда маньяка спрашивали, зачем он убивал, тот пожимал плечами и говорил: «Из-за денег». Но чем дальше, тем больше присутствовавшим на суде становилось ясно, что деньги для маньяка не были главным стимулом.«Вот, бывают такие животные, что убить его — двойная прибыль: и польза, и сознание, что избавишься от созерцания неприятного Божьего создания. Гусеница, скажем, или змея… Так Комарову — люди», — пишет Булгаков.

Процесс убийства маньяк описывал прибауточкой: «Раз — и квас!» Судья спрашивал Комарова, не жалко ли ему было убиваемых им людей, и маньяк отвечал: «Жалеть можно до убийства, а чего жалеть после?» И даже когда его спросили, не боится ли он казни, Комаров опять пожал плечами и ответил: «Э… все поколеем!»Комаров и его жена, признанная соучастницей в нескольких убийствах, были приговорены к расстрелу. Казнь привели в исполнение через несколько дней после суда. Дети Софьи и годовалый сын Комарова были переданы в сиротские приюты. В конце своего очерка Булгаков написал:«От души желаю, чтобы детей помиловал тяжкий закон наследственности. Не дай Бог походить им на покойных отца и мать».

Однако некоторые более поздние исследователи «дела Комарова» утверждали, что сын маньяка во время Отечественной войны перешел на сторону немцев и очень любил убивать красноармейцев, партизан и даже обычных обывателей. Впрочем, реальных доказательств этим утверждениям так и не было найдено.

kriminalnews.info

Комаров, Василий Иванович (серийный убийца) Википедия

Василий Иванович Комаров (настоящее имя — Василий Терентьевич Петров, 1877 (по другим данным 1878) год, Витебская губерния Российской империи — 1923) — первый достоверный советский серийный убийца, орудовавший в Москве в период 1921—1923 годов. Его жертвами стали как минимум 33 мужчины, однако он был обвинён только в 29 убийствах.

Биография

Василий Комаров.

Василий Петров родился в Витебской области в многодетной семье рабочего. Вся его семья страдала алкоголизмом, и Василий с 15 лет также начал пить. Служил в армии Российской империи 4 года по воинской повинности. В возрасте 28 лет женился[1].

Во время Русско-японской войны 1904—1905 годов Петров ездил на Дальний Восток, где заработал большую сумму денег, однако вскоре растратил их на путешествия. Тогда он устроился на воинский склад, который вскоре обокрал, за что и попал в тюрьму, где по приговору суда провёл 1 год. Пока Петров отбывал наказание, его жена умерла от холеры. После освобождения Петров поселился в Риге, где во второй раз женился на полячке-вдове Софье, у которой было двое детей. Так и не избавившийся от алкоголизма Петров часто бил жену и детей. Во время Первой мировой войны, когда немецкие войска вступили в Прибалтику, Петров переезжает в 1915 году в Поволжье[1].

После Октябрьской революции 1917 года Петров вступает в Красную Армию, обучился грамоте, дослужился до должности взводного командира. Во время боевых действий попал в плен к Добровольческой армии генерала Деникина, но сумел освободиться. После освобождения, чтобы не попасть под суд Военно-Революционного Трибунала, Петров меняет своё имя, и становится Василием Ивановичем Комаровым. После Гражданской войны, в 1920 году, Комаров переезжает в Москву, и селится в доме № 26 по улице Шаболовка. Там же он стал работать извозчиком, также совершил ряд краж. Украденное он сбывал на рынке[1].

Комаров стал убивать в феврале 1921 года, когда Ленин объявил НЭП и разрешил тем самым частное предпринимательство. Комаров совершал все преступления по одному сценарию: знакомился с клиентом, желавшим купить тот или иной товар, приводил в свой дом, поил водкой, затем убивал ударами молотка, иногда душил, а затем упаковывал тела в мешок и тщательно прятал. В 1921 году он совершил не менее 17 убийств, в последующие два года — ещё не менее 12 убийств, хотя сам он признался впоследствии в 33 убийствах. Тела были обнаружены в Москве-реке, в разрушенных домах, закопанными под землёй. По словам Комарова, вся процедура занимала не более получаса[1]. В 1922 году у Комарова родился сын. Зимой 1922 года жена Комарова узнала об убийствах, однако отнеслась к этому спокойно, более того, участвовала в последних убийствах.

Только что созданная милиция начала расследование лишь после того, как в начале 1923 года был обнаружен труп одной из жертв Комарова. Милиционеры провели колоссальную работу и вычислили Комарова. 17 марта 1923 года они явились в его квартиру, однако серийный убийца выпрыгнул в окно и скрылся. Через сутки его задержали в районе села Никольское Московской области[1]. Большинство тел жертв Василия Комарова были обнаружены лишь после его поимки. Комаров с особым цинизмом и удовольствием рассказывал об убийствах. Он уверял, что мотивом его злодеяний была корысть, что убивал он только спекулянтов, однако все его убийства принесли ему около 30 долларов по тогдашнему курсу. Во время указывания мест захоронений от Комарова с трудом оттесняли разъярённые толпы народа[1].

Маньяк не раскаивался в совершённых преступлениях, более того, говорил, что готов совершить ещё хоть 60 убийств. Судебно-психиатрическая экспертиза признала Комарова вменяемым, хотя и признала его алкогольным дегенератом и психопатом[1]. Суд приговорил Василия Комарова и его жену Софью к высшей мере наказания — расстрелу. В том же 1923 году приговор привели в исполнение[1].

В массовой культуре

  • Преступлениям Василия Комарова посвящён очерк М. А. Булгакова «Комаровское дело».
  • Также Комаров упоминается в романе И. Ильфа и Е. Петрова «Одноэтажная Америка».

Примечания

Ссылки

wikiredia.ru

Василий Комаров — первый серийный убийца Советского Союза

Василий Комаров стал первым достоверно известным маньяком, появившимся при Советской власти. Он начал убивать в 1921 году и за два года лишил жизни как минимум 33 человек. На суде маньяк утверждал, что он убивал только спекулянтов и таким образом боролся с угнетателями. По некоторым данным, приказ милиции поймать этого маньяка отдал лично Владимир Ленин. Его поимка стала настоящим испытанием для уголовного розыска Москвы. Но они справились, и Комаров оказался на скамье подсудимых. А освещать этот процесс газета «Известия» послала одного из лучших своих авторов — Михаила Булгакова.

Будущий маньяк Василий Иванович Комаров не всегда был Комаровым. Когда он родился, а произошло это в 1877 году в Витебской губернии, он носил другую фамилию и другое отчество: Василий Терентьевич Петров. Именно поэтому некоторые исследователи называют его двойной фамилией. На свет Комаров-Петров появился в многодетной семье рабочего. Семья была сильно пьющая, и будущий маньяк с 15 лет пристрастился к крепким спиртным напиткам. Причем пил не только водку или самогон, но и денатурат, политуру, то есть «все, что горит».В возрасте 20 лет был призван в армию и отслужил 4 года. Во время Русско-японской войны 1904—1905 годов уехал на Дальний Восток, где очень неплохо заработал. Вернувшись с заработков, женился. Вместе с молодой женой много путешествовал, растратив заработанные во время войны деньги. Пришлось опять идти работать, и Комаров устраивается на воинский склад. Который благополучно обкрадывает и попадает в тюрьму на 1 год. Пока будущий маньяк отбывал срок, его жена скончалась от холеры. Выйдя из тюрьмы, Комаров-Петров уезжает в Ригу, где женится на вдове по имени Софья. У женщины было двое детей, которых маньяк любил «поучить жизни».Проще говоря, бил их нещадно, как и их мать. Но в те времена подобное отношение к женщине было в порядке вещей. Во всяком случае в низших слоях населения, а потому Софья не роптала.В 1915 году, когда немецкие войска вплотную подошли к Прибалтике, Комаров со всем семейством переезжает в Поволжье. Через два года, когда началась революция, будущий маньяк добровольно вступил в Красную Армию. Там он проходил как пострадавший от царского режима (на это сыграл тот самый год тюрьмы, который Комаров получил за воровство, но в те времена уголовники считались большевиками «классово близкими»). Вскоре Комаров уже командовал взводом, а однажды принимал участие в расстреле дезертира. Как позже вспомнит маньяк, ему очень понравилось убивать.

В 1919 году Комаров-Петров попал в плен к «деникинцам». Что там происходило с ним, достоверно не известно. Но всего через год будущий маньяк вынырнул уже в Москве. Сменив фамилию и отчество, Комаров купил дом 26 на улице Шаболовке, куда и перевез вскоре семью.Уже после ареста некоторые журналисты того времени, в частности Демьян Бедный, попытаются придать политическую окраску «делу Комарова». И в их рассуждениях были кое-какие резоны. К примеру, откуда у Комарова деньги на покупку дома, лошади? А не был ли он завербован контрразведкой Деникина и отправлен в Москву в качестве агента? Но большинство специалистов склонны считать, что Комаров вряд ли был агентом белогвардейцев. Не тот уровень. Ну а деньги на дом и лошадь будущий маньяк мог заработать грабежами, которые совершал в то время, когда служил в Красной Армии.В марте 1921 года Х съезд РКП(б) объявил новую экономическую политику (НЭП). По всей стране стали появляться частные предприятия или просто частные предприниматели. С этого времени начался и кровавый путь Шаболовского душегуба. Комаров покупает лошадь и коляску и становится извозчиком. Почти каждый день он появлялся на конной площади (своеобразный рынок лошадей и извозчиков), но вот клиентов берет довольно редко. Вот как описывает «работу» Комарова Михаил Булгаков:«Извозным промыслом занимался странно — почти никогда не рядился, но на конной площади часто бывал. Деньги имел всегда. Пил много».Лишь после ареста выяснится, что у маньяка был другой промысел. Как признается сам Комаров, первой жертвой стал некий крестьянин, приехавший в Москву купить лошадь. Маньяк в то время как раз вроде как собирался продавать свою, и на конной площади крестьянину указали именно на него. Комаров подтвердил, что продать не против, а цена крестьянина вполне устроила. Однако, по словам Комарова, необходимо было проехать к нему домой, чтобы забрать бумаги, да и обмыть сделку не помешает. Крестьянин согласился.Во время пьянки покупатель признался Комарову, что лошадь он хочет купить не для себя, а для перепродажи. Мол, в Москве можно купить подешевле, а вот в деревне с выгодой обменять на зерно, которое потом можно продать в той же Москве и поиметь с этой операции серьезную выгоду. После этого признания, по словам маньяка, в нем взыграла классовая ненависть к спекулянтам. Он сходил во двор, взял большой молоток, которым и «угостил» гостя по темечку.Крови из проломленной головы вылилось довольно много. Жене маньяка Софье позже пришлось довольно долго ее замывать. Одежда крестьянина оказалась вся испачкана кровью. В дальнейшем Комаров учтет этот опыт и при последующих убийствах будет подставлять под хлещущую кровь ведро или таз. Первый труп маньяк зарыл в полуразрушенном соседнем доме.Всего за 1921 год маньяк убил не менее 17 человек. Все они были приезжими, а в Москве планировали купить либо лошадь, либо телегу. Всех своих жертв Комаров находил на конной площади. Покупатель и продавец быстро сговаривались и отправлялись к Комарову. К себе в дом маньяк заманивал своих жертв под разными предлогами. А вот дальнейшее развитие событий происходило одинаково. Маньяк предлагал жертве выпить, и та не отказывалась. Когда гость оказывался в довольно «приличном» состоянии опьянения, Комаров бил его молотком по голове, потом на всякий случай душил, раздевал донага и прятал труп в ближайших окрестностях.К 1922 году окрестности дома Комарова представляли собой самостийное кладбище. Закапывать трупы стало фактически негде. И маньяк придумал новый способ избавления от трупов. Он тщательно связывал тела, прикручивая голову к ногам. Потом упаковывал тело в мешок и вывозил куда подальше. Чаще всего сбрасывая трупы в Москва-реку.В народной милиции довольно долго не знали, что в Москве орудует серийный убийца. Все жертвы Комарова были приезжими, да и трупы некоторое время не находились. Но после того, как в Москва-реке стали частенько попадаться упакованные в мешки голые тела, милиция взялась за поиски преступника. Впрочем, довольно долго эти поиски буксовали на одном месте.А слухи о том, что в Москва-реке все чаще попадаются невинно убиенные, уже поползли по городу. Молва красочно расписывала деяния маньяка. Кое-кто даже стал прозрачно намекать, что новая власть не может найти душегуба. А это был уже вызов. На поиски убийцы были брошены лучшие силы народной милиции. По некоторым данным, это было сделано по личному приказу Ленина. К расследованию привлекли сотрудников царской полиции, в основном криминалистов. И этот ход дал свои результаты.Эксперты, тщательно изучив найденные трупы, сделали однозначный вывод — все убийства дело рук одного человека. Мешки, в которые маньяк упаковывал тела, были тщательно изучены. В некоторых мешках криминалисты обнаружили зерна овса. Отсюда был сделан вывод, что убийца имеет лошадь. А так как трупы находили в самых разных местах, то эксперты предположили, что убийца извозчик.Но извозчиков в Москве в те времена было несколько тысяч. Проверить всех та еще работенка. Но руководство страны требовало срочного раскрытия. Сотрудники уголовного розыска Москвы забросили все другие дела и сосредоточились на поиске маньяка. Неизвестно, сколько бы они искали убийцу, но милиционерам повезло. Вот как об этом пишет Булгаков:«Итак — извозчик. Трупы в Замоскворечье, опять в Замоскворечье, опять. Убийца — извозчик, живет в Замоскворечье. Агентская широкая петля охватила конные площади, чайные, стоянки, трактиры. Шли по следам замоскворецкого извозчика. И вот в это время очередной труп нашли со свежей пеленкой, окутывающей размозженную голову. Петля сразу сузилась — искали семейного, у него недавно родился ребенок».У Комарова в 1922 году действительно родился ребенок. И пеленка стала той роковой ошибкой маньяка, которая и позволила его вычислить. 18 мая 1923 года к Комарову пришли сотрудники окружной милиции. У них был ордер на осмотр дома, в котором якобы гнали самогон. Маньяк спокойно пустил их в дом, не догадываясь, что самогонка лишь повод. Он занервничал лишь тогда, когда увидел насколько тщательно милиционеры и эксперты осматривают пол. А те искали следы крови. Впрочем, безрезультатно. Жена маньяка Софья тщательно замывала все следы. А как позже установит следствие, начиная с середины 1922 года, даже помогала мужу спаивать жертв и избавляться от трупов. А потом всю ночь вместе с мужем истово молилась за «невинно убиенных».Когда милиционеры подошли к чуланчику в задней части дома, Комаров не выдержал. Он ринулся в окно и, несмотря на то, что дом был окружен сотрудниками милиции, сумел уйти. В чуланчике обнаружилось еще теплое тело с проломленной головой. Бегал маньяк недолго: через сутки его задержали в селе Никольское под Москвой.На следствии Комаров не проявлял никаких признаков раскаяния. Своих жертв он презрительно называл «хомутами» и охотно рассказывал, как и когда убивал. И даже согласился показать, где он закапывал первые трупы. Там толпа едва не разорвала маньяка. Вот как описывает это свидетель событий Михаил Булгаков:«Приговор в первый раз вынесли Комарову, когда милиция под конвоем повезла его, чтобы он показал, где закопал часть трупов (несколько убитых он зарыл близ своей квартиры на Шаболовке).Словно по сигналу, слетелась толпа. Вначале были выкрики, истерические вопли баб. Затем толпа зарычала потихоньку и стала наваливаться на милицейскую цепь — хотела Комарова рвать. Непостижимо, как удалось милиции отбить и увезти Комарова.Бабы в доме, где я живу, тоже вынесли приговор „сварить живьем“.— Зверюга. Мясорубка. У этих тридцати пяти мужиков сколько сирот оставил, сукин сын».Политическая окраска не прошла. Сразу после того, как маньяк стал давать показания, даже самым оголтелым пропагандистам стало ясно, что из Комарова шпион, как из лошади балерина. Комарову дали прозвище Человек-зверь. Но с этим прозвищем не согласился великий писатель. Булгаков в своей статье спорит с журналистами, называвшими Комарова Человеком-зверем.«Предстал перед судом футляр от человека — не имеющий в себе никаких признаков зверства. Впрочем, может быть, какие-нибудь особенные, доступные специалисту-психиатру черты и есть, но на обыкновенный взгляд — пожилой обыкновенный человек, лицо неприятное, но не зверское, и нет в нем никаких признаков вырождения.Но когда это создание заговорило перед судом, и в особенности захихикало сиплым смешком, хоть и не вполне, но в значительной мере (не знаю, как другим), мне стало понятно, что это значит, — „не человек“».

Комарова обследовали три ведущих психиатра страны и признали его вполне вменяемым. На суде, когда маньяка спрашивали, зачем он убивал, тот пожимал плечами и говорил: «Из-за денег». Но чем дальше, тем больше присутствовавшим на суде становилось ясно, что деньги для маньяка не были главным стимулом.«Вот, бывают такие животные, что убить его — двойная прибыль: и польза, и сознание, что избавишься от созерцания неприятного Божьего создания. Гусеница, скажем, или змея… Так Комарову — люди», — пишет Булгаков.Процесс убийства маньяк описывал прибауточкой: «Раз — и квас!» Судья спрашивал Комарова, не жалко ли ему было убиваемых им людей, и маньяк отвечал: «Жалеть можно до убийства, а чего жалеть после?» И даже когда его спросили, не боится ли он казни, Комаров опять пожал плечами и ответил: «Э… все поколеем!»Комаров и его жена, признанная соучастницей в нескольких убийствах, были приговорены к расстрелу. Казнь привели в исполнение через несколько дней после суда. Дети Софьи и годовалый сын Комарова были переданы в сиротские приюты. В конце своего очерка Булгаков написал:«От души желаю, чтобы детей помиловал тяжкий закон наследственности. Не дай Бог походить им на покойных отца и мать».Однако некоторые более поздние исследователи «дела Комарова» утверждали, что сын маньяка во время Отечественной войны перешел на сторону немцев и очень любил убивать красноармейцев, партизан и даже обычных обывателей. Впрочем, реальных доказательств этим утверждениям так и не было найдено.

ИСТОЧНИК

andreysst.livejournal.com

Барт Нолс – бескомпромиссный убийца комаров / Geektimes

На сцене совсем немного голубоватого света – достаточно лишь, чтобы осветить человека, только что севшего в постели. Слышно комара, жужжащего неподалёку, а затем – шлепок. «Попался», — говорит человек. Свет зажигается, и он показывает на кровавую точку на правой руке. Сцена разворачивается в Маастрихте, Нидерланды, а человек – нидерландский энтомолог, Барт Нолс. Всё ещё сидя в постели, он вглядывается в аудиторию через свои круглые очки. «Комары. Ненавижу», говорит он. «А вы?». Затем он встаёт, и, оставаясь в шортах и футболке-поло, произносит 10-минутную речь под названием «Три новых способа убийства комаров».

Нолс изучал комаров 25 лет. И такое ощущение, что он придумывает новый способ убийства комара ежегодно. На конференции 2012 года TEDx он предложил три идеи: симуляция человеческого запаха для заманивания комаров в ловушки; обучение собак распознаванию комариных личинок для выявления мест размножения комаров; наполнение крови лекарством, убивающим комара при укусе. С тех пор он придумал новые схемы: использование дронов для распыления инсектицидов, специальный грибок, убивающий комаров. Самый последний план, изменение африканских домов, превращающее их в ловушки для комаров, проходит тестирование стоимостью $10 миллионов. В войне людей против комаров Нолс – один из самых творческих воинов.

А без творчества не обойтись. Несмотря на десятилетия исследований, комары всё ещё остаются самыми смертельно опасными животными в мире, и распространяют болезни, заражающие сотни миллионов человек в год, убивая при этом 600 000 человек ежегодно. Инсектициды, изобретённые десятилетия назад, всё ещё используются. «Где же инновации?»,- спрашивает Нолс.

Превращаем дом в ловушку: пространство под крышей заделывается, и оставляются только трубы, внутри которых смонтированы сети, покрытые инсектицидом

Его страсть привела к построению необычной карьеры. Он выиграл как Шнобелевскую премию, так и престижную медаль Эйкмана в категории «тропическая медицина». У него внушительный список публикаций высокого уровня, но он считает, что теоретическая наука не приносит должных результатов. И в 2012 году он ушёл из Вагенингенского университета (WUR), чтобы стать сооснователем стартапа In2Care, продающего ловушки для комаров с имитацией человеческого запаха. Он комбинирует, порою страшноватые, предсказания о болезнях, разносимых комарами, со способностями общения с публикой. Иные называют их способностями к саморекламе.

Многие утверждают, что с ним сложно работать, и он уже несколько раз ругался с коллегами. Только в прошлом месяце, после интервью Science, Нолс объявил, что его сотрудничество с In2Care скоро закончится. «Думаю, одна из сильных сторон Барта – это его энергичность и стремление изменить мир, сохраняя жизни,- говорит энтомолог Мэтью Томас из Пенсильванского государственного университета, ведущий испытания ловушек для москитов в Африке. – Минус этого в том, что его упрямство вовлекает его в конфликты».

Нолс рано начал появляться в новостях. Будучи ещё аспирантом в WUR, он с коллегой Руурдом де Йонгом пробовали подобрать человеческий запах, привлекающий комаров. Они заманивали комаров всем, от подушечек, проведших некоторое время в подмышках или в паховой области до использованных тампонов. Однажды Нолс положил на клетку грязные носки. «И они с ума сошли от этого»,- говорит он. У ног часто бывает сырный запах, поэтому следующий вопрос был – работает ли сыр в качестве приманки? Оказалось, что комары не могут устоять перед лимбургским сыром, родом из той же провинции, где родился и Нолс.

В этом был весь Нолс: странные исследования с серьёзной целью. «Бактерия, придающая аромат некоторым из этих сыров, на самом деле могла перейти с кожи человека, и поэтому можно привлекать малярийных комаров этим запахом»,- говорит он. Когда журнал Parasitology Today опубликовал исследование в 1996 году, Нолс написал письмо в журнал The Lancet, хвастаясь, что медицинские энтомологи теперь берут с собой в поездки сыр. «Получилось ли у них привлечь другие виды комаров лимбургским сыром, пока неизвестно – а если нет, его всегда можно съесть».

Эта история понравилась журналистам, и нобелевскому комитету, но, по мнению некоторых учёных, практическая польза исследования была небольшой. «История хорошая, но сыр для приманки комаров использовать не будешь»,- говорит Джанет Хемингуэй, энтомолог из Ливерпульской школы тропической медицины (LSTM), Британия. Сегодня учёные всё ещё работают над хорошим веществом для привлечения комаров. Нолс говорит, что они до сих пор тестируют смеси на основе сыра.

После получения учёной степени, Нолс 5 лет работал в Международном центре физиологии насекомых и экологии в Найроби (ICIPE), три из которых руководил программой по борьбе с малярией на полевой станции Мбита поинт в Кении, на берегах озера Виктория. В 2003 году он присоединился к Международному агентству атомной энергии в Вене, которое давно уже ведёт исследование по использованию радиации для стерилизации насекомых и уменьшения их популяций. Он вернулся в WUR в 2006 году.

«Вся моя жизнь связана с комарами. Они – моя страсть,- пишет Нолс на своём сайте. – Я обожаю их исследовать. Но предпочитаю их уничтожать». Поток его предложений по уничтожению комаров вызывает смешанные реакции. «Его подход похож на использование дробовика,- говорит энтомолог из LSTM, Филип Маккол. – Может, если бы у него было более точное оружие, он мог бы эффективнее убеждать людей» использовать его. Но Андреас Роуз, энтомолог из немецкой компании Biogents, считает, что в бурной активности Нолса заключается его сила, хотя и отмечает, что тот порою непреднамеренно использует и чужие идеи. «Он напоминает композитора, услышавшего мелодию по радио, которую он затем включает в свою работу»,- говорит Роуз.

Присутствие Нолса в СМИ удивляет многих его коллег, некоторые из которых считают его паникёром. Он часто предупреждает об угрозе эпидемий и экзотических комарах. Например, когда азиатский кустовой комар Aedes japonicus объявился в Нидерландах, Нолс сказал, что он может передавать вирус Зика, и тогда потребуется повсеместное уничтожение комаров. «Иногда мы с удивлением слушаем его уверенные утверждения»,- сказал представитель Нидерландского государственного института здравоохранения и окружающей среды в интервью газете NRC Handelsblad.

Нолс является поклонником Фреда Сопера, легендарного американского учёного из Рокфеллеровского фонда, который в 1930-х годах помог Бразилии избавиться от нашествия комаров Anopheles gambiae, главных распространителей малярии в Африке. Сопер, будучи авторитарной фигурой, нанял тысячи работников и организовал похожую на военную кампанию по обработке зданий и мест размножения комаров ядом под названием «Парижская зелень» (Vert de Paris) — смешанный ацетат-арсенит меди(II). «У Сопера были энергия, страсть и лидерские качества, необходимые для проведения такой крупной кампании»,- писал Нолс в книге 2009 года.

«Он работает без компромиссов и продвигает нолсовское видение мира»,- говорит Маккол. «В поисках поддержки он очень сильно продвигает свои идеи», — говорит Томас,- и иногда его риторика опережает науку. «Он вносит свой вклад как фактор изменений и как тот, кто старается встряхнуть систему».

Его работа в ICIPE закончилась драматически, после того, как он обвинил коллегу в проступке, и это обвинение было отвергнуто тогдашним директором института, Хансом Херреном. Херрен говорит, что уволил Нолса за несоблюдение субординации, и даже вызвал полицию, когда Нолс заблокировал главный въезд в Мбита поинт, пытаясь получить контроль над научной станцией. «Жаль, что так вышло, у Нолса были классные идеи. Но малярию можно победить, только работая сообща». Нолс говорит, что Херрен что-то перепутал об инциденте, произошедшем 14 лет назад: «Я никогда не занимался протестами или демонстрациями»,- говорит он. Оба утверждают, что уже закопали топоры войны.

Ирландский энтомолог Герри Киллин уволился из ICIPE примерно тогда же, в знак протеста против увольнения Нолса. «Всегда ли мне нравится подход Нолса ко мне и другим людям? Нет. Но это не значит, что он неправ»,- говорит он. Киллин, работающий теперь в Институте здравоохранения Ифакара в Танзании, говорит, что Нолс порождал прекрасную рабочую атмосферу в Мбита поинт. «Люди чувствовали, что занимаются чем-то важным, что они могут сделать вклад, развиться, как учёные, и выходить на международный уровень».

Самый амбициозный проект Нолса заставил пристальнее присмотреться к его талантам и проблемам. В 2012 году In2Care заключили соглашение с Biogents и другими, работая над проектом, финансируемым Евросоюзом, по выработке новых способов уничтожения комаров. Партнёры встретились в Танзании в феврале 2013 года для обсуждения проекта. «Посмотрев на разные дома, мы расположились в тени мангового дерева и начали мозговой штурм», вспоминает Роуз. В результате была придумана «карнизная труба». У африканских домов открытые крыши, и комары используют их для проникновения. Было решено заложить открытые части кирпичом и установить пластиковые трубы, открытые снаружи, и позволяющие комарам залетать в них. А в доме трубы закрыты, и содержат электростатическую сеть, покрытую инсектицидом.

Концепция объединяет несколько идей. Вместо химических веществ для привлечения, он использует людей в доме в качестве наживки. Сеть, изначально разработанная для фильтрации пыльцы, даёт частицам инсектицида электрический заряд, и они лучше прилипают к насекомым. Киллин говорит, что идея «гениальна. Хотел бы я такое придумать». В 2014-м первые карнизные трубы протестировали в Танзании. По окончанию проекта партнёры получили финансирование в $10 миллионов от фонда Билла и Мелинды Гейтс для случайных контрольных тестов на Берегу слоновой кости. В 20 деревнях дома оборудованы карнизными трубами, а жителям раздают надкроватные балдахины с инсектицидом. В 20 других деревнях используют только балдахины. Команда будет анализировать кровь 50-60 детей из каждой деревни на присутствие малярии каждые 2 недели. Результаты будут готовы к 2019 году.

Выглядит это, как шанс всей жизни Нолса – возможность увидеть реализацию хотя бы одного плана. Но его конфликт с In2Care сделал невозможным его участие в проекте. В компании говорят, что Нолс у них больше не работает, но сооснователи – включая двух молодых энтомологов из WUR – отказались отвечать на вопросы. Нолс говорит, что в скором будущем покинет компанию, но деталей не разглашает. «Я всегда ищу что-то новое и всё изучаю»,- говорит он. «И не всегда это нравится другим людям, скажем так».

В своей книге от 2009 года Нолс делает отрезвляющий вывод о своей научной работе, проведённой им до той поры. «Сомневаюсь, что полученные мною знания помогли сохранить жизнь хотя бы одного африканского ребёнка»,- говорит он. Спустя несколько лет он уже более оптимистичен – с ловушками и проектами карнизных труб, «я верю, что мы внесли свой вклад в улучшение здравоохранения».

Но он говорит, что можно сделать ещё много всего. В своей книге Нолс пишет, что проблема с контролем над комарами в том, что вокруг этого идёт слишком много болтовни и всё больше проекты полагаются на «участие сообщества», которое тяжело контролировать. Он презрительно отозвался о примере Арубы, где в разгаре эпидемии лихорадки денге школьникам раздали записки, в которых содержались просьбы к их родителям об уничтожении мест размножения комаров вокруг их домов. «Сопер бы зачистил весь этот остров, по площади не превышающий 200 квадратных километров, за несколько месяцев»,- пишет он.

Поэтому в 2010 году он поучаствовал в основании другой компании, Soper Strategies, пытающейся объединить подходы его кумира с современными технологиями для избавления островов и стран от популяций комаров путём «тщательно спланированных кампаний по уничтожению, исполняемых с военной точностью и дисциплиной», как написано на его сайте. Страны-кандидаты – Кабо-Верде, Южная Африка и Саудовская Аравия. Нолс надеялся использовать остров Аруба для демонстрации успешности подхода Сопера, но не смог собрал денег. Другие клиенты пока не выходят с предложениями.

Нолс верит, что всё это вопрос времени. В своей книге он рассуждает, не появится ли когда-нибудь новый Сопер. И становится ясным, кого он подразумевает.

geektimes.com


Смотрите также