Комаров, Константин Маркович. Комаров константин маркович


Журнальный зал: Нева, 2015 №8 - Константин Комаров

Константин Маркович Комаров родился в 1988 году в Свердловске. Поэт, литературный критик, литературовед. Выпускник филологического факультета Уральского федерального университета им. Б. Н. Ельцина. Кандидат филологических наук (тема диссертации — «Текстуализация телесности в послереволюционных поэмах В. В. Маяковского). Автор литературно-критических статей в журналах «Новый мир», «Урал», «Вопросы литературы», «Знамя», «Октябрь» и др. Лауреат премии журнала «Урал» за литературную критику (2010). Лонг-листер (2010) и финалист (2013, 2014) премии «Дебют» в номинации «Эссеистика». Лонг-листер поэтических премий «Белла» (2014), «Новый звук» (2014), призер поэтических конкурсов «Критерии свободы» (2014), «Мыслящий тростник» (2014). Участник Форума молодых писателей России и стран СНГ в Липках (2010, 2011, 2012, 2014). Стихи публиковались в журналах «Урал», «Гвидеон», «Нева», «Новая юность», «Волга», «Бельские просторы», «День и ночь», различных сборниках и альманахах, на сетевом портале «Мегалит», в антологии «Современная уральская поэзия» и др. Участник и лауреат нескольких поэтических фестивалей. Живет и работает в Екатеринбурге.

* * * Тот самый миг, когда боязнь перерождается в болезнь, всегда печален и неясен, хотя по-своему полезен.

И сходишь ты с дневной дороги, чтобы торить ночную смену, где не поймет тебя здоровый, как до него не понял смелый.

А по губам твоим, как трактор, прет слово, немоту сгребая, оно нелепо и абстрактно, как дружба грибника с грибами.

В контексте же незримой клетки, куда ты угодил за прутья, оно прекрасно и конкретно, как в парке тихая запруда.

Его ты будешь петь тарелкам или шептать в ушко иголкам, но слушатель услышит: «Welcome», когда ты вдруг завоешь волком.

И в этот спелый вой запаян, ты запасешь себя на зиму и не уцепишься за память, проваливаясь в амнезию.

 

* * *

Угрюмый тусклый огнь желанья…ТютчевНиките Быстрову

Угрюмый тусклый огнь желанья печально плавит воск решенья, и бьется жажда умиранья в неотвратимость воскрешенья.

Так бьет нахрапом ветер сильный в стекла прямоугольник хилый, собою представляя символ неуправляемой стихии.

Но чем бы там ни начинилось осеннего пространства тело — тотчас начнется очевидность и доведет все до предела,

чтоб я сидел тут, не отыскан, пил чай или чего покрепче, и Тютчев или Боратынский со мной вели б ночами речи.

Они теперь — мои коллеги, и к ним я выхожу без грима, ведь легитимность их элегий практически неоспорима.

Когда танцуешь на износе и горло покидает сила, оно такое произносит, что сроду не произносило.

И с одиноких колоколен срываются слепые птицы. Теперь я за себя спокоен: дошкандыбал, как говорится.

 

* * * Белее боли, но не более, мороз болтается в окне. Сравнение тебе любое ли пойдет, забывший обо мне?

Нет, не любое, но правдивое с тем, чтоб, в ковер уйдя по грудь, с метафор пятнышки родимые невинной строчкой сковырнуть

и дальше развлекаться стансами, по Блоку, невпробудь, греша. Кому уйти, а мне остаться ли — есть те, кто за других решат.

Но в хлопьях мелового выдоха, в расплаве зимних микросхем я вижу, как ты за ночь вымахал, не отвернувшийся совсем.

 

* * * Переоравшись, голос лег в свою пузырчатую нишу, и сквозь весенний гололед я землю зимнюю не слышу.

Лишь пыльный ультрафиолет синеющего полуснега да света бывшего скелет зрачки находят полуслепо.

И лист бумажный не кровит, и, не глазастей Полифема, лбом упирается в графит тяжеловесная морфема.

Таков расклад небесных карт, судьбы нелегкая кривая, что не в январь я влип, а в март, как будто в задницу трамвая.

И не оплачен мой проезд, и ясно всем, пойдет ко дну кто, когда молчанием проест меня бессовестный кондуктор.

Но боль бесхозная пройдет, сойдет на нет тоской броватой, заменит март апрель-фрондер и сгинет майскою бравадой.

И ледяной июньский жар расплавит стлевшую ризому. Пока же — очень снега жаль и тяжело не по сезону.

 

* * * Пружинистой стопой я шел к обряду под взором развороченных зеркал, и шагом дней прошедших шелкопряду я тутовое брюхо рассекал.

Звенели миги медными грошами, мерцали глотки фонарей-разинь, и зеркала меня не отражали, хотя способны были отразить.

Дождь колесил по вывернутым крышам, подпиливая воздуха престол, и синих туч пупырчатые грыжи сутулили коричневый простор.

Но звон квадратный не был мной отвечен, молчанье обличала краской жуть, а кем я был расстрелян в этот вечер — я никому о том не расскажу.

 

* * *

Январь всегда реальней марта,в морозе лучше слышен бог.

Снегопада рваная перина, рыхлого пространства расковыр, накрывает скользкие перила полутемных лестниц мозговых.

И на спину падает тяжелый жадный свет морозного луча, и вскипает позвоночный желоб, кипятком кофейным клокоча.

Всем бы, кто в такие зимы стыли, всем, кто прятал губы в рукава, срифмовать бы в бесконвойном стиле самые несметные слова.

Но весна, как суетная сваха, сводит речь с немотою борзой, растворяя твердый сахар страха отварною желтою слезой.

Только слово выйдет за и канет, и его в прогалы между строк провожает пьяным заиканьем дикий непроснувшийся сурок.

Все зимой честнее потому что, а теперь мир — гречневый, ничей — виснет, как дырявая кормушка для пространство сграбивших грачей.

И висков испарину потрогав да последний стих проговоря, ты сдаешь катрены, как патроны, на храненье снам до января.

 

* * * Проснуться, и убиться насмерть, сухую дрожь зажав в кулак, и к ночи быть поднятым на смех, как в мирном поле белый флаг —

на это обречен идущий, но не осиливший дорог, сквозь свет, наполненный удушьем, как тухлой рыбою пирог.

Так стоит ли тогда, хоробрясь, за радость принимать позор, когда любой грошовый образ способен перекрыть обзор.

Исход такого очевиден: погасит буквенный костер строки нестойкой сочинитель, дырявой рифмы волонтер.

И как герой дрянного хокку, жизнь уподобив мотыльку, отдавшись дряхлому потоку, глаза приклеит к потолку.

И будет, принимая дозы безвредных, бесполезных вин, смотреть, как принимает позы другой, оставшийся один

фигляр, двойник его фальшивый, судьбой потраченный лиргер. А утром оба станут живы опять, наверное, навер…

 

* * * В ночи пытаясь бессюжетной нащупать слабый голос свой, ее ты ощущаешь жертвой, своей добычей и жратвой.

Но лишь она тебя отринет, уронит, как последний грош, в гортани запершит гордыня, в картавых пальцах вспыхнет дрожь.

А что уловит слух открытый — извечный слепоты сатрап — секундных стрелок хруст артритный и часовых надрывный храп

да ветра хриплые тирады (что, как деревья, гнет понты) о неразрывности триады мечты, тоски и немоты.

И лишний, словно грустный леший, способный вызвать смех и страх, рассвет придет, вишневый внешне и обезвоженный внутрях.

И ты, поевши никотина, ночную поумерив прыть, опять помыслишь негативно о перспективе говорить

за полной атрофией речи, которая теперь черна. И вечер наступает резче и тяжелее, чем вчера.

 

* * * Куда-то исчезает вся решимость судьбу перекроить на новый крой, когда под щетки траурным нажимом из десен льется утренняя кровь.

И ты, от гнета влажного давленья стремясь освободиться поскорей, сам у себя выходишь из доверья, как из закрытых наглухо дверей,

не успевая даже удивиться, что в хватке коридоровых клешней скрипение обычной половицы насилья половецкого страшней.

Как будто пьяный дворник двухметровый, освоивший немало злых метод, огромной металлической метлою твой тротуарный мозг вовсю метет.

Ты движешься, хромая по хоромам автобусных гниющих животов, и каждому знакомому Харону пугливо отвечаешь: «Не готов».

И ослепленный темнотой ребристой спускаешься в корявую кровать, где простынь тихо ждет тебя, как пристань, к которой не пристало приставать.

Но и смирясь с сей фабулою жалкой, качая головою, как ковыль, не выбьешь ни под пыткой, ни под палкой из снов ковровых золотую пыль.

И засыпая — тяжело, не сразу — уйти готовясь в праведный разнос, услышишь вдруг напутственную фразу, пока ее никто не произнес.

 

* * * Окно дрожит ушком игольным, и капли застревают в лейке, ворочается кашель в горле, как будто в кошельке копейки.

Подобно выбитой пехоте, в сугробах снег лежит сугубо, и ягоды в гробах доходят, чтоб бледные украсить губы.

И нехорошие приметы разносятся по колокольням, и растворяются предметы в размякшем шоколаде школьном.

А мысли, как гнилые доски, проваливаются до сердца, тем самым открывая доступ к иному смертному соседству.

И в варежки ныряют руки, когда, на ощупь не изучен, февраль шныряет по округе, навязчивый и невезучий.

magazines.russ.ru

Комаров, Константин Маркович

15 марта 19881988-03-15 29 лет Место рождения:

г Свердловск

Гражданство:

СССР СССРРоссия Россия

Род деятельности:

поэт, литературный критик

Жанр:

стихотворение

Язык произведений:

русский

Награды:

Премия журнала «Урал» 2010 Премия журнала «Дети Ра» 2016

Константин Маркович Комаров род 15 марта 1988, Свердловск — русский поэт, литературовед, литературный критик Член Союза российских писателей

Содержание

  • 1 Биография
  • 2 Библиография
    • 21 Публикации Константина Комарова
    • 22 Статьи
  • 3 Премии
  • 4 Ссылки

Биография

Выпускник филологического факультета Уральского федерального университета им Б Н Ельцина бывший УрГУ им А М Горького, кандидат филологических наук Диссертацию на тему «Текстуализация телесности в послереволюционных поэмах В В Маяковского» защитил в 2014 году

Автор литературно-критических статей в журналах «Урал», «Вопросы литературы», «Новый мир», «Знамя», «Октябрь», «Нева» и др Лауреат премии журнала «Урал» за литературную критику 2010 Дважды входил в шорт-лист премии «Дебют» в номинации «эссеистика» 2013, 2014

Участник форумов молодых писателей России и стран СНГ в Липках 2010—2016 Несколько лет вёл литературную студию в Уральском государственном горном университете

Стихи публиковались в журналах «Урал», «Бельские просторы», «Нева», «Звезда», других журналах, «Антологии современной уральской поэзии» Участник и лауреат нескольких поэтических фестивалей

Сфера научных интересов — творчество В В Маяковского, поэзия Серебряного века, современная литература Член Союза российских писателей Живёт и работает в Екатеринбурге

Библиография

Публикации Константина Комарова

  • Стихи // Уральский следопыт 2008 № 1;
  • Стихи // Урал 2009, № 4;
  • Одни под одеялом Стихи Екатеринбург, 2010;
  • Я все дружней не с запятой, а с точкой Стихи // Урал, 2011, № 2;
  • Аккорды кондора Стихи // Бельские просторы 2011 № 7/

Статьи

  • Рассеивание волшебства О поэзии Александра Кушнера // Вопросы литературы 2011 № 4;
  • Сольная партия // Новый мир 2011 № 10;
  • Что нам Бажов Что мы Бажову Размышления об одной литературной премии // Урал 2012 № 1;
  • Нужно, чтоб была звезда Стихи // Урал 2012 № 4;
  • Комаров, К М «Молодость» и «детство» в поэзии В Маяковского / К М Комаров // Актуальные проблемы филологии : материалы Международной научно-практической конференции молодых ученых – Екатеринбург : Уральский гос пед ун-т, 2013 – С 88–89
  • Комаров, К М «Так говорил Заратустра» и трагедия «Владимир Маяковский»: ницшеанские мотивы и их художественное преломление в трагедии Маяковского / К М Комаров // Новые горизонты: сб ст стипендиатов Оксфордского российского фонда – Вып 2 – Тюмень : Вектор Бук, 2011 – С 145–154
  • Комаров, К М Модификации «телесности» в раннем творчестве В Маяковского / К М Комаров // Научное обозрение: гуманитарные исследования – М, 2013 – № 12 – С 29–35
  • Комаров, К М Владимир Новиков Александр Блок / К М Комаров // Вопросы литературы – М , 2012 – № 3 – С 496–499
Книги
  • На ощупь иду Стихи Екатеринбург, 2008;
  • От времени вдогонку: Екатеринбург, 2012;
  • Безветрие: СПб, 2013;
  • Невеселая личность: Екатеринбург - Москва, изд-во "Кабинетный ученый", 2016

Премии

  • Лауреат премии журнала «Урал» за литературную критику 2010
  • Финалист премии «Дебют» в номинации «эссеистика» 2013
  • Лауреат премии журнала «Дети Ра» 2016

Ссылки

  • Внешние изображения

    Комаров Константин Маркович

    • Константин Комаров Антология современной уральской поэзии
    • Константин Комаров Литература Урала: исследования и материалы
    • Комаров Константин Журнал Сибирские огни
    • Публикации в "Журнальном Зале": http://magazinesrussru/authors/k/kkomarov
    • Стихи на сайте "Антологии современной уральской поэзии":https://wwwmarginalyru/html/Antolog_3/avtory/038_komarovhtml
    • Страница на сайте "Независимой литературной премии "Дебют": http://wwwpokolenie-debutru/person/konstantin-komarov_5722

Комаров, Константин Маркович Информация о

Комаров, Константин МарковичКомаров, Константин Маркович Комаров, Константин Маркович Просмотр темы.

Комаров, Константин Маркович что, Комаров, Константин Маркович кто, Комаров, Константин Маркович объяснение

There are excerpts from wikipedia on this article and video

www.turkaramamotoru.com

Комаров, Константин Маркович - WikiVisually

1. Союз Советских Социалистических Республик – The Soviet Union, officially the Union of Soviet Socialist Republics was a socialist state in Eurasia that existed from 1922 to 1991. It was nominally a union of national republics, but its government. The Soviet Union had its roots in the October Revolution of 1917 and this established the Russian Socialist Federative Soviet Republic and started the Russian Civil War between the revolutionary Reds and the counter-revolutionary Whites. In 1922, the communists were victorious, forming the Soviet Union with the unification of the Russian, Transcaucasian, Ukrainian, following Lenins death in 1924, a collective leadership and a brief power struggle, Joseph Stalin came to power in the mid-1920s. Stalin suppressed all opposition to his rule, committed the state ideology to Marxism–Leninism. As a result, the country underwent a period of rapid industrialization and collectivization which laid the foundation for its victory in World War II and postwar dominance of Eastern Europe. Shortly before World War II, Stalin signed the Molotov–Ribbentrop Pact agreeing to non-aggression with Nazi Germany, in June 1941, the Germans invaded the Soviet Union, opening the largest and bloodiest theater of war in history. Soviet war casualties accounted for the highest proportion of the conflict in the effort of acquiring the upper hand over Axis forces at battles such as Stalingrad. Soviet forces eventually captured Berlin in 1945, the territory overtaken by the Red Army became satellite states of the Eastern Bloc. The Cold War emerged by 1947 as the Soviet bloc confronted the Western states that united in the North Atlantic Treaty Organization in 1949. Following Stalins death in 1953, a period of political and economic liberalization, known as de-Stalinization and Khrushchevs Thaw, the country developed rapidly, as millions of peasants were moved into industrialized cities. The USSR took a lead in the Space Race with Sputnik 1, the first ever satellite, and Vostok 1. In the 1970s, there was a brief détente of relations with the United States, the war drained economic resources and was matched by an escalation of American military aid to Mujahideen fighters. In the mid-1980s, the last Soviet leader, Mikhail Gorbachev, sought to reform and liberalize the economy through his policies of glasnost. The goal was to preserve the Communist Party while reversing the economic stagnation, the Cold War ended during his tenure, and in 1989 Soviet satellite countries in Eastern Europe overthrew their respective communist regimes. This led to the rise of strong nationalist and separatist movements inside the USSR as well, in August 1991, a coup détat was attempted by Communist Party hardliners. It failed, with Russian President Boris Yeltsin playing a role in facing down the coup. On 25 December 1991, Gorbachev resigned and the twelve constituent republics emerged from the dissolution of the Soviet Union as independent post-Soviet states

2. Россия – Russia, also officially the Russian Federation, is a country in Eurasia. The European western part of the country is more populated and urbanised than the eastern. Russias capital Moscow is one of the largest cities in the world, other urban centers include Saint Petersburg, Novosibirsk, Yekaterinburg, Nizhny Novgorod. Extending across the entirety of Northern Asia and much of Eastern Europe, Russia spans eleven time zones and incorporates a range of environments. It shares maritime borders with Japan by the Sea of Okhotsk, the East Slavs emerged as a recognizable group in Europe between the 3rd and 8th centuries AD. Founded and ruled by a Varangian warrior elite and their descendants, in 988 it adopted Orthodox Christianity from the Byzantine Empire, beginning the synthesis of Byzantine and Slavic cultures that defined Russian culture for the next millennium. Rus ultimately disintegrated into a number of states, most of the Rus lands were overrun by the Mongol invasion. The Soviet Union played a role in the Allied victory in World War II. The Soviet era saw some of the most significant technological achievements of the 20th century, including the worlds first human-made satellite and the launching of the first humans in space. By the end of 1990, the Soviet Union had the second largest economy, largest standing military in the world. It is governed as a federal semi-presidential republic, the Russian economy ranks as the twelfth largest by nominal GDP and sixth largest by purchasing power parity in 2015. Russias extensive mineral and energy resources are the largest such reserves in the world, making it one of the producers of oil. The country is one of the five recognized nuclear weapons states and possesses the largest stockpile of weapons of mass destruction, Russia is a great power as well as a regional power and has been characterised as a potential superpower. The name Russia is derived from Rus, a state populated mostly by the East Slavs. However, this name became more prominent in the later history, and the country typically was called by its inhabitants Русская Земля. In order to distinguish this state from other states derived from it, it is denoted as Kievan Rus by modern historiography, an old Latin version of the name Rus was Ruthenia, mostly applied to the western and southern regions of Rus that were adjacent to Catholic Europe. The current name of the country, Россия, comes from the Byzantine Greek designation of the Kievan Rus, the standard way to refer to citizens of Russia is Russians in English and rossiyane in Russian. There are two Russian words which are translated into English as Russians

3. 2010 год в литературе – This article presents lists of the literary events and publications in 2010. February – The Wheeler Centre, Australias literary hub, is officially opened, april 3 – First release of the Apple iPad electronic book reading device. April 12 – Little-known author Paul Harding wins the Pulitzer Prize for Fiction for his debut novel Tinkers published by tiny Bellevue Literary Press. June 24 – Neil Gaiman becomes the first author to win both the Carnegie Medal in Literature and the Newbery Medal for the same book — The Graveyard Book, July 27 – Stieg Larssons Millennium Trilogy becomes an international sensation. As of May 2010, a total of 27 million copies have sold worldwide. On July 27 Amazon says Larsson is first author to more than 1 million Kindle e-books. August 13 – Time magazine puts Jonathan Franzen on its cover for his novel Freedom, october 7 – The 2010 Nobel Prize in Literature is awarded to Mario Vargas Llosa for his cartography of structures of power and his trenchant images of the individuals resistance, revolt, and defeat. October 12 – Howard Jacobson wins the Man Booker Prize for The Finkler Question November 9 – Johanna Skibsrud wins the Scotiabank Giller Prize for her novel The Sentimentalists, November 16 – The 2010 Governor Generals Awards are announced. Winners include Dianne Warren for English fiction, Kim Thúy for French fiction, Richard Greene for poetry, November – Mark Twains Autobiography is published 100 years after the authors death, the delay instructed by Twain himself. Unofficial copies had been published several times during the 20th century, Book censorship in the Republic of Ireland by the state ceases as all prior bans expire. Kirby – The Clockwork Three Laura Leiner Szent Johanna gimi 1 – Kezdet Szent Johanna gimi 2 – Együtt Szent Johanna gimi 3 – Egyedül Robert Muchamore – Brigands M. C. D. Edna Staebler Award for Creative Non-Fiction, John Leigh Walters, A Very Capable Life Governor Generals Awards, Multiple categories, thompson List of literary awards List of poetry awards 2010 in Australian literature

4. Уральский федеральный университет – The Ural Federal University named after the first President of Russia B. N. Yeltsin is one of the leading educational institutions in the Ural region. Ural Federal University acts as a research and innovation center of the Ural region and has cooperation with the Russian Academy of Sciences. Training of students is carried out in four areas of knowledge and 108 academic majors. The links between the university and intermediate educational institutions are actively developed, the Ural University is the oldest university in the Ural region. It was established in the town of Ekaterinburg in 1920 by the decree of the head of Soviet revolutionary government Vladimir Lenin, however, the newly-born university underwent a number of changes due to the lack of resources in such circumstances as revolution and civil war. At the same time, UPI was developing new areas of knowledge like nuclear energetics, organic chemistry and synthesis. Despite such partition, both universities were connected closely with other, as well as with their partners from the region’s industrial economy. Due to this fact, Ekaterinburg became one of the largest university cities of Russia, Federal universities were established in Rostov-na-Donu, Krasnoyarsk, Kazan, Archangelsk, Yakutsk, Kaliningrad, Vladivostok and Ekaterinburg. These federal universities are the leaders of Russian educational system, the merger process of USTU-UPI and USU to create Ural Federal University began in 2009 and was fully completed by the spring of 2011. During the 95 years of its history, Ural University has produced more than 300,000 graduates, many of whom became successful in research, culture, and politics. One of the most famous graduates of the university is the first President of Russia, Boris Yeltsin, in accordance with the Federal Law of 03.11.2006 № 174-FZ About autonomous institutions, a supervisory board was created in UrFU. The number of students studying at UrFU exceeds 33,000. They come from 80 countries of the world, and are taught by more than 4,200 teachers,360 Russian and English-taught educational programs are provided by 17 institutes and include courses in natural sciences, engineering, social sciences, humanities, economics and management. More than 300,000 people have graduated from Ural Federal University over the years, since 2008, the university has been bearing the name of Boris Yeltsin – graduate of 1955, who was elected first President of independent Russia in 1991. During an academic year, the university is attended by more than 20 international delegations, among them – ambassadors of the US, France, United Kingdom, Sweden, The Republic of South Africa, Mongolia and others. The first international students arrived at Ural University in the 1940s, during 95 years of the university’s history, more than 2,500 specialists from Europe, Asia and Africa graduated from it. Today, there are about 1,700 international students studying at UrFU, the sport facilities of UrFU allow more than 30 teams to train and compete in different tournaments. University is home to popular festivals, among which are one of the oldest student festivals of Russia, “Vesna UPI”, which goes back to 1956

5. Уральский государственный университет имени А. М. Горького – The Ural State University is located in the city of Yekaterinburg, Sverdlovsk Oblast, Russian Federation. Founded in 1920, it was an educational establishment made of several institutes which later became independent universities. Established in 1936 the University was named one of its founders. It offers education in dozens of scientific and educational fields including 53 graduate programs, in 2007 Dmitriy Bugrov was elected new rector, while the incumbent Vladimir Tretyakov took the office of the President, representing the University in international affairs. The USU is organized into 95 chairs and 14 departments, among the Universitys faculty there are 18 academicians of the Russian Academy of Sciences. Every year the Ural State University hosts the Demidov Lectures - a series of given by the Demidov Prize winners. Since 2010, the University has been The Ural Federal university after Boris Yeltsin and it was caused by the Russian Federations Presidents decree #1172 from 21.10.2010. The University is now joint with The Ural State Technical University, according to the Webometrics Rankings which is based on the volume of the Web presence and the amount of Web publications, USU is ranked 7th in Russia. Slavnikova, Olga - writer, winner of the Russian Booker, Slobodin, Mikhail - entrepreneur, uskov, Valerii - director, Peoples Artist of Russia, Valery, Chichkanov - Economist correspondent member at RAS, Deputy. Chairman of the Council of Ministers of the RSFSR deputy, zyablitsev Evgeny - politicians, public figures, The location and the set of the symbols on the emblem of the Ural State University were officially approved on 24 April 2008. The emblem centre represents the cross of Saint Catherine of Alexandria and this is the concave-spiked four-part cross. Spikes, which form the cross, refer to one more symbol – the staff of Egyptian priests and this staff is also called the staff of Anthony the Great, which symbolizes search and attainment of truth. A solar symbol – a cogwheel, put on the cross, symbolizes the sun, at the same time the wheel and the cross are St. Catherine’s attribute, who, according to the legend, was condemned to be broken on the wheel. The three books symbolize the unity of the sciences, the formal sciences and the humanities and refer to the motto of the emblem

6. Знамя (журнал) – Znamya is a Russian monthly literary magazine, which was established in Moscow in 1931. In 1931-1932, the magazine was published under the name of Lokaf, during the Soviet times, Znamya dedicated most of its pages to short stories and novels about the military, publishing works by Konstantin Simonov, Vasily Grossman, Pavel Antokolsky and others. Znamya has different sections dedicated to prose, poetry, essays, literary criticism, in 1972, the magazine had a circulation of some 160,000 copies. List of literary magazines Official website

7. Маяковский, Владимир Владимирович – Vladimir Vladimirovich Mayakovsky was a Russian Soviet poet, playwright, artist, and actor. Mayakovsky often found engaged in confrontation with the increasing involvement of the Soviet State in cultural censorship. Even after death his relationship with the Soviet state remained unsteady, Vladimir Vladimirovichs mother Alexandra Alexeyevna, was a housewife, looking after the children, a son and two daughters, Olga and Lyudmila. The family was of Russian and Zaporozhian Cossack descent on their fathers side, at home the family spoke Russian. With his friends and at school Mayakovky used Georgian, I was born in the Caucasus, my father is a Cossack, my mother is Ukrainian. Thus three cultures are united in me, he told the Prague newspaper Prager Presse in a 1927 interview, Georgia for Mayakovsky remained the eternal symbol of beauty. I know, its nonsense, Eden and Paradise, but since people sang about them // It must have been Georgia, the joyful land, in 1902 Mayakovsky joined the Kutais gymnasium where, as a 14-year-old he took part in socialist demonstrations at the town of Kutaisi. His mother, aware of his activities, apparently didnt mind, people around warned us we were giving a young boy too much freedom. But I saw him developing according to the new trends, sympathized with him and pandered to his aspirations, she later remembered. After the sudden and premature death of his father in 1906 the family — Mayakovsky, his mother, in July 1906 Mayakovsky joined the 4th form of the Moscows 5th Classic gymnasium and soon developed a passion for Marxist literature. For me it was philosophy, Hegel, natural sciences, but first and foremost, thered be no higher art for me than The Foreword by Marx, he recalled in the 1920s in his autobiography I, Myself. In 1908, the boy was dismissed from the gymnasium because his mother was no able to afford the tuition fees. For two years he studied at the Stroganov School of Industrial Arts, where his sister Lyudmila had started her studies a few years earlier. As a young Bolshevik activist, Mayakovsky distributed propaganda leaflets, possessed a pistol without a license and this resulted in a series of arrests and finally an 11-month imprisonment. It was in a confinement of the Moscow Butyrka prison that Mayakovsky started writing verses for the first time. Revolution and poetry got entangled in my head and became one, he wrote in I, as an underage person, Mayakovsky avoided a serious prison sentence and in January 1910 was released. A warden confiscated the young mans notebook, and years later Mayakovsky conceded that was all for the better, upon his release from prison, Mayakovsky remained an ardent Socialist, but realized his own inadequacy as a serious revolutionary. Having left the Party, he concentrated on education, sat down and started to learn… Now my intention was to make the Socialist art, he later remembered

8. Екатеринбург – At the 2010 Census, it had a population of 1,349,772. Yekaterinburg is the industrial and cultural centre of the Ural Federal District. Between 1924 and 1991, the city was named Sverdlovsk after the Communist party leader Yakov Sverdlov, Vasily Tatishchev and Georg Wilhelm de Gennin founded Yekaterinburg in 1723 and named it after the wife of Tsar Peter the Great, Yekaterina, who later became empress regnant Catherine I. The official date of the foundation is November 18,1723. It was granted town status in 1796, the city was one of Russias first industrial cities, prompted at the start of the eighteenth century by decrees from the Tsar requiring the development in Yekaterinburg of metal-working businesses. The city was built, with use of iron, to a regular square plan with iron works. These were surrounded by fortified walls, so that Yekaterinburg was at the time both a manufacturing centre and a fortress at the frontier between Europe and Asia. It therefore found itself at the heart of Russias strategy for development of the entire Ural region. With the growth in trade and the administrative importance, the ironworks became less critical. Small manufacturing and trading businesses proliferated, following the October Revolution, the family of deposed Tsar Nicholas II were sent to internal exile in Yekaterinburg where they were imprisoned in the Ipatiev House in the city. Other members of the Romanov family were killed at Alapayevsk later the same day, on July 16,1918, the Czechoslovak legions were closing on Yekaterinburg. The Bolsheviks executed the deposed imperial family, believing that the Czechoslovaks were on a mission to rescue them, the Legions arrived less than a week later and captured the city. In 1977, the Ipatiev House was demolished by order of Boris Yeltsin, Yeltsin later became the first President of Russia and represented the people at the funeral of the former Tsar in 1998. On August 24,2007, the BBC reported that Russian archaeologists had found the remains of two children of Russias last Tsar, the discoveries in 2007 are thought to be those of Tsarevich Alexei and Grand Duchess Maria. Archaeologist Sergei Pogorelov said bullets found at the site indicate the children had been shot. He told Russian television the newly unearthed bones belonged to two people, a young male aged roughly 10–13 and a young woman about 18–23. The Tsars remains were given a funeral in July 1998. During the 1930s, Yekaterinburg was one of several developed by the Soviet government as a centre of heavy industry

wikivisually.com

Журнальный зал: Нева, 2013 №1 - Константин КОМАРОВ

Константин Комаров

Константин Маркович Комаров родился в 1988 году в Свердловске. Выпускник фи-лологического факультета Уральского федерального университета им. Б. Н. Ельцина (бывш. УрГУ им. А. М. Горького). Автор литературно-критических статей в журналах «Урал», «Вопросы литературы» и др. Лауреат премии журнала «Урал» за литературную критику (2010). Вошел в лонг-лист премии «Дебют» в номинации «эссеистика» (2010). Участник Форума молодых писателей России и стран СНГ в Липках (2010, 2011, 2012). Стихи публиковались в журналах «Урал», «Бельские просторы», «День и ночь», других журналах, сборниках и альманахах, на сетевом портале «Мегалит», в антологии «Современная Уральская поэзия» Автор трех сборников стихов. Участник и лауреат нескольких поэтических фестивалей. Сфера научных интересов — творчество В. Маяковского, поэзия Серебряного века, современная литература. Член Союза российских писателей. Живет и работает в Екатеринбурге.

 

* * *

Мне не хватает дозы веры

и чудится уже вблизи,

как празднично открыты вены

и век закрыты жалюзи,

 

как в маленькой уютной зальце —

допустим, в зальцбургском дворце —

труп Моцарта терзают зайцы,

большой предчувствуя концерт,

 

как в чистом поле мертвый иней

античный образует крест

и толпы белые эриний

берут Ореста под арест,

 

как раскаленною калиной

гнилые зреют кадыки

и Мессалина мескалином

питается с моей руки.

 

Кого еще не опьянили?

Кто здесь в безумии нагом

сплошные видит Апеннины

под грандиозным сапогом?

 

Спокойнее! На всех не хватит

надежных гипсовых рубах,

и будем мы, как кровь на вате,

чернеть в сугробов погребах.

 

Таким ли страхом будет куплен

сухой остаток мокрых дней?

И ласточка летит под купол,

который рушится над ней.

 

 

* * *

Я растворяюсь, как помешанный,

как дверь в пространство, без звонка,

как сахар, ложкою помешанный

в стакане злого кипятка.

 

Осталось только сны нанизывать,

сетчаткою крошить цвета

иль падать с ленточки карнизовой,

как глупенькая школота.

 

И ржою ржет товарищ маузер,

не начиная монолог,

когда глазами Миккимауса

я пялюсь в вечный потолок.

 

Но стих терзает недописанный,

где все слова обнажены,

как меж пунктирными дефисами

слои стыдливой тишины.

 

Не то чтоб это так неправедно,

но ты, танцующий в раю,

ты не поймешь меня неправильно,

поверив правильность свою.

 

Ведь не для форсу, не для почестей

поэты, дольних дней не для,

спокойно дохли в одиночестве,

и отторгала их земля.

 

Но пусть не этот год закончится

на середине февраля…

 

* * *

Однажды мы проснемся утром,

возможно, в домике с трубой,

в пространстве правильном и мудром,

перемешавшем нас с тобой.

 

И ты расскажешь мне подробно,

не упустивши ни аза,

о том, что видят исподлобья

твои пытливые глаза,

 

куда счастливая монетка

вчера пропала без следа,

и кто этот нектарный некто,

определивший нас сюда,

 

и что нас раньше отделяло,

и как объединило нас

одно большое одеяло —

широкое, как парафраз.

 

И в рамках сумрачного жанра,

в который вписан этот стих,

без страха штампов и пожара

одну закурим на двоих.

 

И вспомним — были одиноки,

в воздушной прятались броне.

И страх, который эти строки

сейчас нашептывает мне.

 

 

На перекрестке в летний полдень

Я, не описанный пером,

но вырубленный алкоголем,

стою, усталый, как Пьеро,

тяжеловесный, словно Голем.

 

Не так горят. Но перегар

мой чует ли Всевышний,

когда я лезу под удар —

очередной — сквозной и лишний.

 

И я стою — укоренен

в асфальте монолитной тенью,

не убежавший от времен

в виду глухого мелкотемья,

 

болтаюсь, как в пробирке взвесь,

и все же не найду причину —

с каких хренов стою я здесь,

как памятник — да не по чину.

 

А рядом нету никого

или, точней, кого-то нету,

лишь псевдоангельский конвой

слетается на сигарету.

 

* * *

Местоименья биполярны,

их биполярность такова,

что на густые капилляры

расслаиваются слова.

 

И речи сумрачной увечья

настолько лживы на свету,

что, опустив противоречья,

упрешься в злую правоту.

 

Суров ее красивый панцирь,

когда она себя творит.

И стынет истина меж пальцев

усталых, ноющих твоих.

 

А по из(м)ученному стону

схватить несложно на лету,

что, как ладья, ладони тонут

и одеваются в латунь…

 

Стихии уподобясь водной,

о, речь больная, — наяву —

приди, умри меня сегодня!

Я завтра снова оживу.

 

 

* * *

Не послевкусие — изжога,

не послесловие — пролог,

растет спокойствием из шока,

из немоты мой новый слог.

 

Но я опять в глухом загуле,

в загашнике и в тупике

и за столом сижу на стуле,

на пике своего пике.

 

Рубаху рву, хожу с козырных

да избегаю лишних глаз,

и смерть опять мне в карты зыркнет,

и проиграет в сотый раз,

 

и выиграет на сто первый,

поскольку смерть всегда права —

все это нервы, нервы, нервы,

а не «слова, слова, слова».

 

Слов не хватает и на то, чтоб

сказать: «Привет. Иди сюда».

От этого безмерно тошно,

невыносимо иногда.

 

Но, слава богу, невносимо

в пестрядевый реестрик ваш

то, что действительно красиво,

то, что я взял на карандаш —

 

пусть незаточенный и блеклый,

но тем не менее живой,

как Заболоцкий ли, как Блок ли,

как полусонный шепот мой…

 

* * *

Утром утрирован, вычерчен вечером,

мимо себя прохожу незамеченным.

 

Фантики смыслов, осколки фонетики

и чудаки мне приносят и медики.

 

Так до предела дошедши, отчаянье

в гавань спокойную тихо отчалило.

 

И ничего-ничего не меняется,

и Ничего-Ничего не мешается.

 

Только луна по ночам треугольная

глаз мой печалит, как рифма глагольная.

 

И тем не менее времечко тикает,

зеркало видит меня и хихикает.

 

Я никогда на него не смотрю.

Милые, ждите меня к январю…

 

 

* * *

За вычетом нервных и злых многоточий

бумага, лежащая рядом, пуста.

И мир невозможен, и ветер полночный

мне машет в окошко посредством куста.

 

И только жирафова шея торшера

склонилась ко мне, разгоняя тоску,

но утро наступит и высшею мерой

рассветное дуло приставит к виску.

 

По зрения полю секунды, как зайцы,

бегут торопливо, ушами шурша,

и слово гнездится, и хочет сказаться.

И скажется — после. И станет — душа.

 

* * *

Я так хотел поверить в бога,

но бога было слишком много.

 

Когда его осталось мало,

меня того уже не стало.

 

А верная наказам паства

живет светло и безопасно.

 

Один лежит линялым линем,

прикрывшись выцветшим аминем.

 

Другой по небольшой уценке

глаголы продает у церкви.

 

А третий в гору вечный камень

несет дырявыми руками.

 

Кресты краснеют, как малина,

и обездвижена молитва.

 

Я вижу небо, а не бога,

и это страшно, но не больно.

 

Как к бритве вздувшаяся вена,

ко мне моя приходит вера.

 

Но смотрит кто-то из киота

на сказочного идиота.

magazines.russ.ru

Журнальный зал: Нева, 2013 №1 - Константин КОМАРОВ

Константин Комаров

Константин Маркович Комаров родился в 1988 году в Свердловске. Выпускник фи-лологического факультета Уральского федерального университета им. Б. Н. Ельцина (бывш. УрГУ им. А. М. Горького). Автор литературно-критических статей в журналах «Урал», «Вопросы литературы» и др. Лауреат премии журнала «Урал» за литературную критику (2010). Вошел в лонг-лист премии «Дебют» в номинации «эссеистика» (2010). Участник Форума молодых писателей России и стран СНГ в Липках (2010, 2011, 2012). Стихи публиковались в журналах «Урал», «Бельские просторы», «День и ночь», других журналах, сборниках и альманахах, на сетевом портале «Мегалит», в антологии «Современная Уральская поэзия» Автор трех сборников стихов. Участник и лауреат нескольких поэтических фестивалей. Сфера научных интересов — творчество В. Маяковского, поэзия Серебряного века, современная литература. Член Союза российских писателей. Живет и работает в Екатеринбурге.

 

* * *

Мне не хватает дозы веры

и чудится уже вблизи,

как празднично открыты вены

и век закрыты жалюзи,

 

как в маленькой уютной зальце —

допустим, в зальцбургском дворце —

труп Моцарта терзают зайцы,

большой предчувствуя концерт,

 

как в чистом поле мертвый иней

античный образует крест

и толпы белые эриний

берут Ореста под арест,

 

как раскаленною калиной

гнилые зреют кадыки

и Мессалина мескалином

питается с моей руки.

 

Кого еще не опьянили?

Кто здесь в безумии нагом

сплошные видит Апеннины

под грандиозным сапогом?

 

Спокойнее! На всех не хватит

надежных гипсовых рубах,

и будем мы, как кровь на вате,

чернеть в сугробов погребах.

 

Таким ли страхом будет куплен

сухой остаток мокрых дней?

И ласточка летит под купол,

который рушится над ней.

 

 

* * *

Я растворяюсь, как помешанный,

как дверь в пространство, без звонка,

как сахар, ложкою помешанный

в стакане злого кипятка.

 

Осталось только сны нанизывать,

сетчаткою крошить цвета

иль падать с ленточки карнизовой,

как глупенькая школота.

 

И ржою ржет товарищ маузер,

не начиная монолог,

когда глазами Миккимауса

я пялюсь в вечный потолок.

 

Но стих терзает недописанный,

где все слова обнажены,

как меж пунктирными дефисами

слои стыдливой тишины.

 

Не то чтоб это так неправедно,

но ты, танцующий в раю,

ты не поймешь меня неправильно,

поверив правильность свою.

 

Ведь не для форсу, не для почестей

поэты, дольних дней не для,

спокойно дохли в одиночестве,

и отторгала их земля.

 

Но пусть не этот год закончится

на середине февраля…

 

* * *

Однажды мы проснемся утром,

возможно, в домике с трубой,

в пространстве правильном и мудром,

перемешавшем нас с тобой.

 

И ты расскажешь мне подробно,

не упустивши ни аза,

о том, что видят исподлобья

твои пытливые глаза,

 

куда счастливая монетка

вчера пропала без следа,

и кто этот нектарный некто,

определивший нас сюда,

 

и что нас раньше отделяло,

и как объединило нас

одно большое одеяло —

широкое, как парафраз.

 

И в рамках сумрачного жанра,

в который вписан этот стих,

без страха штампов и пожара

одну закурим на двоих.

 

И вспомним — были одиноки,

в воздушной прятались броне.

И страх, который эти строки

сейчас нашептывает мне.

 

 

На перекрестке в летний полдень

Я, не описанный пером,

но вырубленный алкоголем,

стою, усталый, как Пьеро,

тяжеловесный, словно Голем.

 

Не так горят. Но перегар

мой чует ли Всевышний,

когда я лезу под удар —

очередной — сквозной и лишний.

 

И я стою — укоренен

в асфальте монолитной тенью,

не убежавший от времен

в виду глухого мелкотемья,

 

болтаюсь, как в пробирке взвесь,

и все же не найду причину —

с каких хренов стою я здесь,

как памятник — да не по чину.

 

А рядом нету никого

или, точней, кого-то нету,

лишь псевдоангельский конвой

слетается на сигарету.

 

* * *

Местоименья биполярны,

их биполярность такова,

что на густые капилляры

расслаиваются слова.

 

И речи сумрачной увечья

настолько лживы на свету,

что, опустив противоречья,

упрешься в злую правоту.

 

Суров ее красивый панцирь,

когда она себя творит.

И стынет истина меж пальцев

усталых, ноющих твоих.

 

А по из(м)ученному стону

схватить несложно на лету,

что, как ладья, ладони тонут

и одеваются в латунь…

 

Стихии уподобясь водной,

о, речь больная, — наяву —

приди, умри меня сегодня!

Я завтра снова оживу.

 

 

* * *

Не послевкусие — изжога,

не послесловие — пролог,

растет спокойствием из шока,

из немоты мой новый слог.

 

Но я опять в глухом загуле,

в загашнике и в тупике

и за столом сижу на стуле,

на пике своего пике.

 

Рубаху рву, хожу с козырных

да избегаю лишних глаз,

и смерть опять мне в карты зыркнет,

и проиграет в сотый раз,

 

и выиграет на сто первый,

поскольку смерть всегда права —

все это нервы, нервы, нервы,

а не «слова, слова, слова».

 

Слов не хватает и на то, чтоб

сказать: «Привет. Иди сюда».

От этого безмерно тошно,

невыносимо иногда.

 

Но, слава богу, невносимо

в пестрядевый реестрик ваш

то, что действительно красиво,

то, что я взял на карандаш —

 

пусть незаточенный и блеклый,

но тем не менее живой,

как Заболоцкий ли, как Блок ли,

как полусонный шепот мой…

 

* * *

Утром утрирован, вычерчен вечером,

мимо себя прохожу незамеченным.

 

Фантики смыслов, осколки фонетики

и чудаки мне приносят и медики.

 

Так до предела дошедши, отчаянье

в гавань спокойную тихо отчалило.

 

И ничего-ничего не меняется,

и Ничего-Ничего не мешается.

 

Только луна по ночам треугольная

глаз мой печалит, как рифма глагольная.

 

И тем не менее времечко тикает,

зеркало видит меня и хихикает.

 

Я никогда на него не смотрю.

Милые, ждите меня к январю…

 

 

* * *

За вычетом нервных и злых многоточий

бумага, лежащая рядом, пуста.

И мир невозможен, и ветер полночный

мне машет в окошко посредством куста.

 

И только жирафова шея торшера

склонилась ко мне, разгоняя тоску,

но утро наступит и высшею мерой

рассветное дуло приставит к виску.

 

По зрения полю секунды, как зайцы,

бегут торопливо, ушами шурша,

и слово гнездится, и хочет сказаться.

И скажется — после. И станет — душа.

 

* * *

Я так хотел поверить в бога,

но бога было слишком много.

 

Когда его осталось мало,

меня того уже не стало.

 

А верная наказам паства

живет светло и безопасно.

 

Один лежит линялым линем,

прикрывшись выцветшим аминем.

 

Другой по небольшой уценке

глаголы продает у церкви.

 

А третий в гору вечный камень

несет дырявыми руками.

 

Кресты краснеют, как малина,

и обездвижена молитва.

 

Я вижу небо, а не бога,

и это страшно, но не больно.

 

Как к бритве вздувшаяся вена,

ко мне моя приходит вера.

 

Но смотрит кто-то из киота

на сказочного идиота.

magazines.russ.ru

КОНСТАНТИН КОМАРОВ - 18 Июня 2011 - Блоги - "ФЕНИКС"

  Константин Маркович Комаров родился в 1988 г. в Свердловске. Поэт, литературный критик, филолог. Выпускник филологического факультета Уральского Федерального Университета им. Б.Н. Ельцина (бывш. – УрГУ им. А. М. Горького). Рецензент журнала "Урал". Критические статьи и рецензии публиковались в журналах «Урал», «Вопросы литературы» и др. Лауреат премии журнала «Урал» за литературную критику (2010). Лонг-лист премии "Дебют" в номинации "эссеистика" (2010). Участник Форума молодых писателей России и стран СНГ в Липках (2010). Стихи публиковались в журналах "Урал", «Бельские просторы», ряде журналов, сборников и альманахов (Екатеринбург, Москва, Санкт-Петербург, Оренбург, Астрахань, Ижевск, Днепропетровск и др.), на журнальном портале «Мегалит». Автор двух сборников стихов. Участник и лауреат нескольких поэтических фестивалей. Сфера научных интересов – творчество В. Маяковского, поэзия Серебряного века, современная литература. Живёт и работает в Екатеринбурге.

 Список публикаций

Научные публикации:1. Васильев И. Е., Комаров К. М. Маяковский и Рембо (к проблеме типологических схождений) // Вестник Курганского Государственного Университета. – Серия «Гуманитарные науки». – Выпуск 4. С. 18-22.2. Комаров К. М. Специфика сатирического гимна в творчестве В. Маяковского //Дергачевские чтения-2008. Русская литература: национальное развитие и региональные особенности. Проблема жанровых номинаций: матер. междунар. науч. конф., Екатеринбург, 9-11 октября 2008 г., Екатеринбург: в 2 т. – Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2009. – Т. 1. С. 349-3533. Комаров К. М. Мотивы любви и смерти в поэзии В. Маяковского // Классика и современность: проблемы изучения и обучения: материалы 14 научно-практической конференции словесников. Екатеринбург, 26-28 февраля 2009 г. /РОПРЯЛ, УрО РАО; ГОУ ВПО «Урал. гос. пед. ун-т», ИФИОС «Словесник». – Екатеринбург, 2009. – С. 190-194 4. Комаров К. М. Деградация культуры на рубеже 20-21 веков: проблема подмены // Вызовы глобализации и перспективы человека в современном мире: тез. докл. и сообщ. науч. конф. студентов-стипендиатов Оксфорд. Рос. фонда, 23-24 апр. 2009 г., Екатеринбург: в 2 т. – Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2009. – Т. 2. С. 275-2775. Комаров К. М. Маяковский и Ницше: к проблеме типологических схождений // «Филологические проекции Большого Урала: тез. докл. и сообщ. науч. конф.  Челябинск, 2011 (в печати)6. Комаров К. М. «Так говорил Заратустра» и трагедия «Владимир Маяковский»: ницшеанские мотивы и их художественное преломление в трагедии Маяковского // Новые горизонты. Вып. 2. Тюмень, 2011 (в печати).7. Поэзия Г. Русакова: стратегии авторской репрезентации. // Литература сегодня: знаковые фигуры, жанры, символические образы – материалы 15 научно-практической конференции словесников, посв. памяти Н.Л. Лейдермана. Екатеринбург, 2011 (в печати)

ПУБЛИКАЦИИ В СБОРНИКАХ АЛЬМАНАХАХ И АНТОЛОГИЯХ[Подборка стихотворений] // Поэтический марафон-2006. Альманах. Екатеринбург, 2007.[Подборка стихотворений] // День открытых окон 2:  стихи участников первого Московского фестиваля университетской поэзии. М., 2009.«Мы ставим многоточия…»: Стихи // Башня – 2008. Оренбург, 2009.[Подборка стихотворений] // Колос(с) слова-2. Астрахань, 2009.[Подборка стихотворений] // Общага: Антология молодой поэзии УрГУ: 2008 год: Стихи. Каменск-Уральский, 2009.[Подборка стихотворений] // Поэтический марафон-2008. Альманах. Екатеринбург, 2009.[Подборка стихотворений] // Вольный лист: альтернативный литературный альманах. Омск, 2009. [Подборка стихотворений] // Антология уральской поэзии. 3 том. (в печати)ПУБЛИКАЦИИ В ПЕРИОДИКЕ:а) поэзия:[Подборка стихотворений] // Воскресение. № 9. [Подборка стихотворений] // Уральский следопыт. 2008. № 1.[Подборка стихотворений] // Урал. 2009. № 4.[Подборка стихотворений] // Добрый Малый. 2009. № 1.[Подборка стихотворений] // Арт-Шум. 2010. № 4.[Подборка стихотворений] // Луч. 2010. № 1-2.[Подборка стихотворений] // Легенс. № 2[Подборка стихотворений] // Урал. 2011 № 2

б) критика:Крик восхищения и боли // Урал. 2009. № 4. Выигрывать у дьявола по ноте // Урал. 2009. № 5.Смертью смерть поправ // Урал. 2009. № 7.Иссыхающее Слово, или Новые Горизонты // Урал. 2009. № 8.Де/формация // Урал. 2009. № 10.Изящество печальной прямоты // Урал. 2010. № 12В любом предмете видеть скрытый свет // Урал. 2010. № 1. В горькой погоне  за смыслом // Урал. 2010. № 3.Приступы провинциальной грусти // Урал. 2010. № 4.К себе по бездорожью // Урал. 2010. № 5.На высоте трагедии // Урал. 2010. № 10.Взлететь и не упасть // Урал. 2011. № 1.Цена честности // Урал. 2011.  № 2.Переступая порог // Урал. 2011. № 4.Дыханию не нужно предисловья // Урал. 2011. №  5Взлететь и не упасть // НГ Ex Libris. 2010. 19 августа.Сладкая каторга жизни // Большая медведица. 2009. № 1.«Самостоянье человека – залог величия его» // Большая медведица. 2009. № 2.Благодать необладанья // Большая медведица. 2009. № 4.Энергетика опьянения жизнью // Добрый малый. 2009. № 1.Рассеивание волшебства. О поэзии Александра Кушнера // Вопросы литературы. 2011. № 5 (в печати).

Сетевые публикации: Маяковский и Рембо: к проблеме типологических схождений// Новая реальность. 2009. № 5.Выигрывать у дьявола по ноте: Максим Анкудинов // Альтернация. 2009. № 2.Так птица вылетает из гнезда // Альтернация. 2009. № 1.Лирика спинного мозга // Знаки. 2009. № 2.Я заскочил в этот мир покурить и погреться. Стихотворения // Ликбез. 2010. № 71.Так пишут в речке вилами. Стихотворения // Ликбез. 2010. № 72.Куда несешься ты? Твой негатив засвечен... Стихотворения  // УРАЛ-ТРАНЗИТ. 2011.№26Предисловия:1. Предисловие к роману В. Блинова «Не надо! Я сама!» (Екатеринбург, 2010)2. Предисловие к сборнику стихов Г. Тарасова «Небо становится выше» (Екатеринбург, 2009)

Несколько стихотворений

Аккорды Кондора

Я никогда не видел кондора,возможно, он похож на ястреба,зато твои шальные контурысквозь призму строк видны мне явственно.

Махни рукой мне, красна девица,да хоть бы брось в меня паяльником,любовь на два разряда делится,есть идеальная и одеяльная.

Платочек хоть оставь оброненный,во тьме густой дорожку выбели,ты знаешь, что моя ирониярастет из ежедневной гибели.

Не по моей душе ушитаяпривычно рвется смерть бумажная,а жизнь всегда так неожиданна,как расчлененный труп в багажнике.

Я много кофе пью, да и покрепче что,лишь от тоски, а не от гонораи ангелы кричат, как кречеты,а я хочу услышать кондора.

А люди ходят коридорами,все время ходят коридорами,а люди лязгают затворами,а люди мучатся запорами.

Поэты мечутся по вечности,как в трюме крысы корабельные,поэты дохнут от беспечности,пропив свои кресты нательные.

А я тебя хочу взять за руку,из темноты сердечной вычленя,и отвести куда-то за реку,хоть сказочную, хоть обычную.

Да только кондор мой не пуститсяв такие бешеные странствия,его единственная спутница – моя безумная абстракция.

И я останусь в этом городе,в чушь несусветную закованный,ведь крылья кондора проколотыстихов стальными дыроколами.

Так стоит вовсе чем-то клясться ли,когда нервишки так поношены?!Мой кондор не сойдет за ястреба,что, падая, кричит по осени.

* * *                               В. Мишину, Б. Рыжему, А. Башлачеву

Беременные небом облакаплывут туда, где созревает слово,оно еще дозреет, а покапоэту одиноко и херово.

Разведены-раскрещены пути,но завершивший сам себя в полете,он лишь тогда предстанет во плоти,когда уже не нужно будет плоти.

Такой смертельный балаганный трюк.Чего же вам, Володя, Саша, Боря?Остервенело трется звук о звук,творя музыку и музыке вторя.

Слова… А что слова? Бессилен рок,когда они кого-нибудь согрели,но вот тогда-то ухмыльнется богзмеистою ухмылкою Сальери.

И вот тогда мы кой чего поймеми кой о чем серьезно пожалеем,потом запьем, оставшись при своем,нам не летать, раз воздух тяжелее.

Потери бесконечны и горьки,случайны и минутны обретенья,а смерть несется наперегонкис еще не состоявшимся рожденьем.

В сплетенье слов немая тишина,в овал петли проглядывает нота.Схватить ее! Но плеть занесена.И надо петь, да не поется что-то.

* * *И конница окон и оклика клинок,двоим постель – побольше, чем полцарства.Я был с тобой = я не был одинок,я думал, что не кончится пацанство.Пацанство кончилось, и сузилась кровать,и я в себя просыпался, как греча.И мне, как прежде, нечего скрывать.Но – открывать… Да чё уж: крыть-то нечем.

Письмо Н. А.

Если душой не кривишь, значит душу кровавишь,вечный стратег застарелой незримой войны,но тишина пианино, лишенного клавиш,кажется мне безысходней простой тишины.

Черные вороны красятся в белых и каркают громче,стая огромна, но каждый прекрасен и крут,старыми сказками кормит их новенький кормчий,им все равно и они с удовольствием жрут.

Может быть, правда темны аллегории эти,только ведь я не пишу проходные хиты,но пустота, где живут лишь поэты и детикажется мне необъятней простой пустоты.

Я заскочил в этот мир покурить и погреться,курево есть, а тепла  - невеликий улов,только слова, что срезаешь с поверхности сердца,кажутся мне повесомей обыденных слов.

Что мне еще рассказать тебе милая Нина,не забывая пока, но уже не любя?Может, как Батюшков видел во сне Гельдерлина,так же во сне я однажды увижу тебя.

Хочется радости, блин, да вот как бы узнать быгде эта радость, да рифма опять не велит.Все заживает, всегда заживает до свадьбы,все заживает и после уже не болит.

Время пройдет, ничего не поставив на место,промарширует по нам, как военный парад,но, поддевая зрачком глину этого текста,может быть, ты улыбнешься, и я буду рад.

litclub-phoenix.ru


Смотрите также