Новый глава «Роскосмоса»: почему Путин выбрал Рогозина? Комаров игорь анатольевич роскосмос


Новый глава «Роскосмоса»: почему Путин выбрал Рогозина?

На посту вице-премьера Рогозин в прежнем правительстве курировал космическую отрасль. При нем появился мем «что-то пошло не так». Что будет с космической отраслью?

«Что-то, кажется, пошло не так» — эти слова ведущего телеканала «Россия 24» во время прямой трансляции аварийного старта ракеты-носителя «Протон» с тремя спутниками ГЛОНАСС стали крылатой фразой. Это было пять лет назад, в 2013-м. Всего же за время работы Рогозина в кабмине с декабря 2011-го года произошло десять аварийных пусков.

На посту вице-премьера Рогозин запомнился также скандалом со строительством космодрома «Восточный», когда рабочие пожаловались президенту на невыплату зарплаты. Из последнего — конечно, это «такса Рогозина», которую он под камеры поместил в жидкость, демонстрируя, что в растворе можно дышать.

Мемом становились и разнообразные высказывания Рогозина в Twitter, особенно после введения санкций против России. Тогда он посоветовал доставлять США своих астронавтов на МКС с помощью батута. Однако его не поэтому не взяли в новое правительство.

Известно, что Рогозиным на посту вице-премьера, курирующего оборонно-промышленный комплекс, были недовольны глава Ростеха Сергей Чемезов и министр обороны Сергей Шойгу. Теперь на этом посту свой человек — Юрий Борисов.

Однако вряд ли в «Роскосмосе» Рогозину дадут принимать свои кадровые решение, считает директор центра политологических исследований Финансового университета Павел Салин.

Павел СалинПавел Салин директор Центра политологических исследований Финансового университета при правительстве РФ «То, что группа Ростеха по крайней мере повлияла на его перемещение с поста вице-премьера, это очевидно. Потому что в интересах группы Ростеха было поставить лоббиста, стопроцентно своего. Он не был человеком Чемезова. Я думаю, что повлияли на отставку, а дальнейшее трудоустройство Рогозина — это уже результат лоббистских усилий его и его группы поддержки. У Рогозина нет абсолютной кадровой свободы в «Роскосмосе». Это может означать, что у него сложится такая же ситуация аппаратная, как на посту вице-премьера, когда он занимает должность, а своих протеже на ключевые посты даже в своем аппарате он не всегда может назначить. То есть формально возглавляет Рогозин, а условно говоря, реально компания остается под контролем Ростеха, как сейчас».

Недаром и президент Владимир Путин на встрече с Рогозиным дал понять, что все профессионалы, реально отвечающие за космос, будут назначен позже и вряд ли это будет решаться в кабинете Рогозина.

Владимир ПутинВладимир Путин президент Российской Федерации «Мы с вами многократно уже давно обсуждали вопросы развития компании «Роскосмос». Вы мне докладывали и предложения по укреплению развития этой компании. Есть замечательная возможность, в качестве руководителя этой компании, начать осуществление всех предложенных вами же планов развития компании Роскосмос. Надо посмотреть в том числе на укрепление команды с тем, чтобы по сути целую отрасль возглавляли люди, которые изнутри знают, как она устроена. Это должны быть хорошие специалисты, высококлассные ученые, организаторы. Мы с вами об этом еще поговорим».

Какую новую команду Роскосмоса ждут эксперты в отрасли? Вот что говорит академик Российской академии космонавтики имени Циолковского Александр Железняков:

Александр Железняков академик Российской академии космонавтики имени Циолковского «Сейчас все подобные назначения происходят не по знаниям, а по опыту работы в правительстве. Рогозин же тоже, только придя в правительство, став вице-премьером, стал заниматься космонавтикой. Точнее, курировать ее: внутренних проблем он многих и не знает до сих пор. Так что те люди, которых он приведет, я думаю, будут из той же когорты, поэтому говорить о том, что они знают досконально отрасль и могут повлиять на изменения, которые необходимо сделать… пока не вижу таких возможностей. Все-таки космонавтикой должны заниматься люди, которые в ней выросли, которые ее знают. Это специфичная отрасль, поэтому вот так, с общими мерками подходить к ее руководству, это очень опасно».

Экс-глава «Роскосмоса» Игорь Комаров, которого считают человеком из команды Чемезова, в свое время пришел в космонавтику из «АвтоВАЗа». Сейчас, по некоторым данным, он может перейти на работу в министерство торговли и промышленности на должность зама Дениса Мантурова или в одну из коммерческих структур. Информацию о переходе Комарова в Ростех глава госкорпорации пока отвергает.

social.bfm.ru

Роскосмос умер. Да здравствует «Роскосмос» / Хабр

И стоит, обливаясь слезами, На пороге Вселенной поэт. Он раскрытыми смотрит глазами В дальний космос, а русских там нет… © Сергей Жуков

Startovaya-ploshhadka-Baykonura-na-zakate

В космической отрасли России грядут перемены. Снова. Но на этот раз всё серьезнее и радикальнее. Главу уже сменили, но это только начало. Небольшая предыстория.

Летом 2013 года "что-то пошло не так", и руководство страны, наконец, осознало, что российской космонавтике нужна реорганизация, которая избавит от накопившихся за 90-е, 2000-е проблем.

Главной причиной падения качества и падения ракет признали слияние в лице Роскосмоса функций заказчика и поставщика. Т.е. Роскосмос мог заказать себе спутник, сделать его с браком, и все равно признать его годным в эксплуатацию. А брак простить.

Чтобы исправить это дело, решили пойти по примеру NASA десятилетней давности — оставить космическое агентство в качестве постановщика стратегии, заказчика и распорядителя бюджетных средств, а производителей слить в одного промышленного гиганта — Объединенную Ракетно космическую корпорацию (ОРКК). С названием особо не заморачивались, да…

Осенью 2013 сменили главу Роскосмоса с бывшего генерала Владимира Поповкина, на генерала (потом его тоже сделали бывшим) Олега Остапенко. Остапенко должен был стать проводником запланированной реформы: отделения от Роскосмоса всей промышленности.

В 2014 году реформаторы занимались передачей космических ОАО и ФГУПов в ведение ОРКК. Но за это же время выявилось очевидное нежелание Олега Остапенко делиться полномочиями. К тому же в 2014 году должны были принять новую Федеральную космическую программу… да так и не приняли. Конец года запомнился чехардой глобальных идей: то мы летим на Луну, то не летим, то строим свою собственную космическую станцию, то не строим… Фактически за целый год Остапенко не сделал ничего, за что и поплатился не только должностью, но и все ведомство похоронил.

Теперь решили Роскосмос вообще расформировать, как правительственное ведомство, и сделать госкорпорацию, которая… будет и заказчиком и поставщиком!

Вчера удалось побывать на заседании комиссии по реформированию российской космической отрасли. Там были все! Ну, почти.

Если вы думали, что российский космос выглядит вот так:

То вы ошибались.

На самом деле он выглядит вот так:

Попробую кратко изложить, что нас ожидает в российском космосе, по словам основных движителей реформы: Дмитрия Рогозина и нового главы Роскосмоса Игоря Комарова.

Пройдусь по основным тезисам, озвученным с трибуны и попробую прокомментировать.

Дмитрий Рогозин: "Второй этап реформы задумали давно, ждали завершение первого этапа, но ситуация в экономике потребовала жестких решений..." — похоже несостоятельность Остапенко стала очевидна и правда давно, но подстегнуло отставку падение цены на нефть и двукратное снижение стоимости рубля.

"Государственная корпорация — это оптимальная форма… есть пример "Росатома"" — с "Росатомом" сработало, решили повторить.

"Корпорация формирует отношения "заказчик-исполнитель" и контролирует качество на всех этапах производства..." — кажется, Роскосмос тоже должен был это делать?

"Несмотря на внешнеполитическую ситуацию, нам надо продолжать сотрудничество в космосе со всеми ведущими технологическими державами" — неожиданно слышать такое от Дмитрия Рогозина, но идея высказана здравая. Я думаю про собственную космическую станцию теперь вспомнят только после 120 долларов за баррель. До этого же времени будут держаться за МКС. И это, безусловно, правильно.

"Основная "политическая прибыль" — от расширения спектра космических услуг, повышение доли российских космических аппаратов на мировом рынке"

"Бюджетирование доходов от космических исследований" — вряд ли это сказано о добыче турбиния на Марсе, поэтому, скорее всего, речь о проведении коммерческих экспериментов на МКС.

"Ждем проекта закона о госкорпорации к концу января"

"Старт ракеты "Союз" с "Восточного" в декабре 2015 года"

"Доработка ФКП по пилотируемой космонавтике, денег столько сколько есть, определиться по МКС и по освоению дальнего космоса" — ставится задача с которой не справился Остапенко. Здесь, скорее всего, единоличное решение примет Комаров, после того, как прикинет реальные бюджеты. Ставлю на отказ от Луны, сверхтяжелой ракеты, собственной станции… Главное чтобы не свернули разработку ПТК НП — сейчас этот корабль в очень опасной ситуации из-за отсутствия доступной цели для него: на МКС успешно летает "Союз", а до Луны далеко и очень дорого.

ptknp_2009_leo_sunrise_1

"Подготовлен приказ о Генеральном конструкторе… готовим кандидатуры генконструкторов президентского ряда..." — похоже наши жалобы о том, что нужен новый С.П. Королев услышаны. Нового "Королева" назначат, и соберут при нем Совет Главных. О будущих перспективах этой органа сложно говорить. Опасаюсь, будет некий совещательный орган без реальных полномочий, не влияющий ни на принятие решений, ни на их реализацию, и напоминающий королевский Совет Главных, только внешними атрибутами… С другой стороны, новый глава Роскосмоса — финансист и кризис-менеджер, ему не помешает профессиональный экспертный совет, который сможет анализировать проекты. Посмотрим.

Игорь Комаров: "Нет времени добиваться консенсуса, надо принимать решения взвешенно, но быстро и персонифицировать ответственность" — проблема определена верно. Нерешительность, и неготовность брать на себя ответственность — это одна из болезней чиновников российской космонавтики, все боятся стать крайними, и любую инициативу приходится протаскивать против шерсти. Где Комаров собирается найти столько решительных руководителей, сложно сказать.

"Полномочия космической корпорации должны во многом совпадать с моделью "Росатома": разрабатывать проекты нормативно-правовых актов, распоряжаться бюджетными средствами, разрабатывать программы космической деятельности, полномочия заказчика, в том числе госзаказов, право собственника имущества..." — похоже формируется целое "государство в государстве". В такой ситуации, конечный результат зависит от компетенции и способностей руководителя. Получается, что будущее всей российской космонавтики на 5 и более лет зависит только от одного человека. По словам экспертов, такое решение обосновано только в критических условиях. Но у нас они такие.

"Госкорпорация должна быть создана в полугодовой срок"

"Возможности федерального бюджета не безграничны, поэтому будем прорабатывать все пункты Федеральной космической программы" — упавшая нефть вынуждает переписывать все планы.

"Проект ФКП представить до мая месяца"

"По дальнему космосу, перспективным пилотируемым средствам, сверхтяжелым носителям, национальной орбитальной станции принять решение не позднее конца февраля… Это не должны быть "проекты любой ценой", и они должны давать долговременный эффект для сферы наукоемких технологий. Пилотируемые проекты, из-за их дороговизны и общечеловеческой ценности должны быть рассмотрены в ключе международного сотрудничества..." — почти наверняка согласятся с предложением NASA продолжить проект МКС до 2024 года и далее. А вот на ПТК НП все больше переживаю — проект это исключительно российский, и без Луны, фактически не нужный… Эй, ребята, а как насчет связки Orion-ПТК НП и совместного полета к астероиду? Тут и дальний космос, и сотрудничество и передовые технологии, и, сравнительно, не дорого… Мечты-мечты…

LM-asteroid-1

"Производство космических аппаратов сводить к комплексности, модульности, снижению вариативности..." — с одной стороны, решение здравое, с другой, отсутствие конкуренции может сказаться на качестве продукции.

"В мире происходит рост конкуренции в средствах выведения. В задачах стоит принципиальное снижение себестоимости, в том числе по пилотируемой программе..." — а вот тут троекратное ура Маску и его ракетным ступеням, размазываемым по баржам в открытом море. У нас, наконец-то задумались о тех же задачах, хотя ранее откладывали их чуть ли не на 30-е годы. При успешных испытаниях многоразовости Falcon-9, чую, грядет гонка многоразовых ракет и космических кораблей. Будущее становится ближе!

"Необходимо создание мощных научно-исследовательских центров, как прикладного так и фундаментального характера..." — пока трудно сказать о чем идет речь, но если начнут нормально финансировать космические НИИ — это однозначно положительная инициатива.

"Кадровые проблемы важные, госокорпорация будет решать их через взаимодействие с отраслевыми институтами, не будет перекладывать это на плечи предприятий..." — ну, будем надеяться, что здесь и популяризации место найдется.

"В наземной инфраструктуре будем идти по пути максимального снижения затрат..." — эхе, похоже слухи о вынесении производства с ГНПЦ им. Хруничева и распродаже/сдаче в аренду площадей предприятия в Москве, не такие уж и слухи.

"Будем стремиться к сокращению бюрократического аппарата, путем делегирования полномочий из центра на предприятия..." — идея здравая, но вот найти тех кто возьмет на себя ответственность — дело сложное.

"При всех преобразованиях, штатная численность управляющей структуры госкопорации будет меньше совокупного числа управленцев Роскосмоса и ОРКК..." — грядут увольнения. Предвижу волну возмущения от увольняемых и раздувания ими темы "палачи добивают российский космос". На Хруничева такое началось еще полгода назад.

"Вопросы открытости и взаимодействия с обществом будем решать путем обеспечения прозрачности госкорпорации и общественного контроля. Предполагаем создание общественного совета, взаимодействие с экспертным сообществом..." — популяризацию, популяризацию не забудьте!

Итого: в целом хорошо, что решили взболтать это забюрократизированное чиновничье болото, где многие забыли в какую сторону надо лететь чтобы попасть в космос. Но плохо, что успех создаваемой структуры во многом зависит от управленческих талантов Игоря Комарова. Справится хотя бы с двумя третями обозначенных задач — войдет в историю как спаситель отечественной космонавтики. Если не справится, то — как могильщик.

Свои субъективные впечатления о нем могу выразить в трех пунктах: 1) За год он так и не смог пропитаться космонавтикой и стать с нею на "ты". С другой стороны, года явно мало для изучения всех нюансов, и иногда лучше промолчать. 2) В нем ощущается провинциальная простота и отсутствие столичного снобизма. В какие-то моменты кажется, что он даже стесняется внимания журналистов. 3) Он умеет улыбаться.

Чтобы оценить эффективность реформы, в ближайший год достаточно следить за соблюдением озвученных выше сроков. О каких-то существенных результатах можно будет говорить года через два. Остается только пожелать успеха в таком нелегком деле.

А вот для космических инноваторов-стартаперов вести не радостные. За 40 минут заседания слово "инновации" не было произнесено ни разу. Как и словосочетание "частная космонавтика". Как и слово "Сколково"… Сейчас Роскосмос готовится выживать, поэтому забудьте про сюсюканье, и готовьтесь тоже выживать самостоятельно. Лучше сразу ориентируйте продукты на зарубежный рынок. В России вам придется конкурировать со всей мощью производственных гигантов ГК "Роскосмос".

И, да, куда же мы без шутки про АвтоВАЗ

habr.com

Наши космонавты полетят на Марс. Но сначала мы построим базу на Луне

...Декабрь. Байконурская степь. Только что со стартового стола с тяжелым гулом очередной «Союз» повез к МКС новую тройку космонавтов. На наблюдательном пункте трое дают комментарии телевизионщикам – глава Госкорпорации «Роскосмос» Игорь Комаров, руководитель Европейского космического агентства Йохан-Дитрих Вернер и зам главы НАСА Билл Герстенмайер. Пока Вернер рассыпается в благодарностях России, обеспечившей полет астронавтов, Комаров глазами находят меня в толпе и несколько раз кивает в сторону немца. А когда камеры выключаются, он отрывается от сопровождающих, быстро подходит и бросает мне: «Ну вот — это то, о чем я говорил!»

Да, завела Комарова наша беседа... Завела.

…За час до этого мы сидели с Игорем Анатольевичем на «двойке» – площадке номер 2 космодрома Байконур (там, где жил во время приездов на полигон Сергей Королев, где до сих пор стоит домик, где ночевал перед стартом Гагарин).

- Давайте возьмем наших, как теперь принято выражаться, космических партнеров. У них постоянно какие-то оптимистичные новости. То частная ракета благополучно приземляется и ее можно использовать второй раз. То НАСА заключает контракт на полеты астронавтов к МКС на новом корабле, тоже частном. Впечатление, что у них все время идет движение вперед. А мы-то что?

- Хорошо. Давайте разберемся, что у нас.

Наука. Мы начинаем с Европейским космическим агентством экспедицию на Марс – программа ЭкзоМарс. В марте 2016-го будет первый пуск. На Красную планету должны мы доставим исследовательский орбитальный и демонстрационный десантный модули, а потом еще марсоход.

Пилотируемые программы. Очень важная совместная работа с НАСА – годовой полет Михаила Корниенко и Скотта Келли на МКС. Она нужна, чтобы понять как длительное пребывание в невесомости влияет на человека. Тем более, что на земле сравнивают результаты с данными близнеца Скотта Келли — Майкла. Такого еще никто никогда не делал.

И с коммерческой стороны год был успешный. Мы совершили прорыв: заключили крупнейший контракт за всю историю российской космонавтики – на пуск двадцати одного нашего «Союза». По «Протону» подписали несколько контрактов и соглашений. И это несмотря на майскую неудачу.

Сформировали группировку аппаратов дистанционного зондирования Земли. А за этим — помощь в работе МЧС в районах чрезвычайных ситуаций, решение вопросов экологии, и, конечно, успех наших военных миссий.

Считаем деньги

- И все-таки я пока не очень понял, чем мы гордимся. ЭкзоМарс — изначально проект Европейского агентства. К нам они пришли, когда НАСА отказалась помочь им с ракетой. Годовой эксперимент на МКС тоже в основном поставлен НАСА в рамках подготовки их экспедиции на Марс. У нас врач Валерий Поляков еще двадцать лет назад полтора года прожил на станции «Мир». Получается, мы просто помогаем чужим проектам...

- Да не так это! На самом деле Марс – это амбициозная цель, о ней сейчас заявляют коллеги из НАСА. Но, уверен, ближайшие планы и у нас, и у Европейского агентства, и у НАСА связаны с освоением Луны. А Луной как раз Россия серьезно занимается.

Несмотря на финансовые проблемы, у нас сохранена программа исследования Луны. Будет пять автоматических экспедиций. Формируется лунная пилотируемая программа.

Встречи, которые мы проводим сейчас и с НАСА, и с ЕКА, показывают – в одиночку осваивать такие большие проекты никто не собирается. Технические возможности есть и у России, и у Соединенных Штатов, и я думаю, при определенных обстоятельствах и у Европейского космического агентства. Но есть понимание, что выполнить такую масштабную задачу, как освоение Луны и Марса, можно только вместе. Сейчас уже нет задачи куда-то прилететь первыми.

- Разве?

- Точно! Мы это уже проходили. Были созданы огромные мощности и у нас, и в США под лунные программы, под многоразовые челноки. Потрачены невероятные средства, которые, как оказалось, не были сопоставимы с результатом, которого добивались. Чтобы быть первыми на Луне, США потратили существенную часть доходов бюджета.

Сейчас задачи стоят менее яркие, но более сложные. Теперь главное не то, кто первым окажется на поверхности той или иной планеты, - важно создать технологии, которые бы обеспечивали постоянную работу на лунной орбите, строительство базы.

- То есть вы считаете, что сейчас нет соперничества в космосе между странами? И все, что будет дальше, упирается всего-навсего в финансы?

- При чем здесь финансы?! Речь вообще идет не о деньгах или политике, а о науке, о понимании природы человека, о создании условий, когда он сможет самостоятельно длительное время работать в космическом пространстве. Это не двухнедельный полет.

Вопросы, как защитить организм от радиации, обеспечить долгосрочную работоспособность в условиях невесомости, еще не решены. Вообще существует проблема с тем, чтобы клетку живой доставить на Марс и обратно. Нет еще абсолютно надежной технологии доставки и транспортировки грузов и людей на дальние космические расстояния. Нужно настраиваться не на быстрые победы, а на серьезную работу.

А двигатели у нас закупают...

- Вы все время оговариваетесь: с нашими партнерами - ЕКА, НАСА. Вам не кажется, что это слабая позиция. Почему мы на них оглядываемся? Может делать что-то свое — а они если захотят попросятся.

- Похоже, вы не верите, что мы являемся одними из идеологов в области освоения космического пространства, - смотрит на меня осуждающе Комаров. - Наши партнеры на самом деле во многом ориентируются на нашу позицию. Вот пилотируемые программы. Так, на всякий случай, мы единственная страна, которая их реализует. Ни у кого нет такого уникального опыта отправки космонавтов и такого количества проведенных стыковок. Мы безусловные лидеры в области космического двигателестроения и по пусковым услугам.

- То есть пальма первенства наша?

- При всех планах, которые есть у наших партнеров, пилотируемую программу на МКС именно мы будем обеспечивать минимум до 2018-го года. А, возможно, и дальше. Планы. Марс? Астероиды? Луна? Мы пришли к консенсусу - Луна. Это тот полигон, который позволит отработать технологии, позволяющие потом работать на других небесных телах и на их орбитах. Нам нужно научиться минимум год обеспечивать нормальные условия для жизни космонавтов и поддерживать в рабочем состоянии аппаратуру. Без этого Марса не будет. Думаю, пройдет гораздо больше десяти лет до той поры, когда мы будем иметь реальные надёжные технологии и возможности путешествовать на Марс.

- Ох, тогда я опять про НАСА. Американцы не так давно и обнародовали программу «Путешествие к Марсу». И в ней конкретные сроки...

- Мы с ними много эту тему обсуждали. У них тоже нет задачи потратить десятки миллиардов долларов только для того, чтобы нога американца ступила на Марс, а рука взяла с него камень, а потом человек быстро вернулся назад. Не нужно теперь куда-то там флаг втыкать, а потом обрабатывать фотографию в фотошопе. Этот этап исследований можно сделать более эффективно и гораздо дешевле, отправляя автоматы.

- Итак?

- Конечно, мы будем на Марсе. Конечно, наши космонавты на него полетят. Но для этого нужно решить многие ключевые задачи. Сейчас наступает период, когда нам придется последовательно менять и технологии, и подходы к освоению космического пространства. И у нас нет такого сундучка, оттуда мы можем взять столько денег, сколько хотим. У американцев тоже самое. Не случайно ракетные двигатели они у нас закупают. Наши экономичнее, эффективнее и дешевле.

На сегодня Россия - единственная страна в мире, способная обеспечить регулярную доставку экипажей на Международную космическую станцию. Фото: Александр МИЛКУС

На сегодня Россия - единственная страна в мире, способная обеспечить регулярную доставку экипажей на Международную космическую станцию.Фото: Александр МИЛКУС

Мы не будем обеспечивать конкурентам «спокойную поляну»

- Вот кстати. У нас напряженные отношения с США. И при этом вице-премьер Дмитрий Рогозин заявлял: мы не будем расторгать контракты и продолжим поставлять ракетные двигатели. Интересный поворот...

- Есть определенные ограничения по использованию этих двигателей для военных программ.

Для нас поставки двигателей - это возможность на заработанные от их продажи деньги перевооружить предприятия, провести новые исследования и разработать новое поколение двигателей. Там, где мы являемся лучшими в мире, надо развивать экспортный потенциал. Для конкурентной борьбы в других странах с теми же двигателистами, чтобы не обеспечивать им «спокойную поляну».

Мы заинтересованы в развитии нашей отечественной промышленности и в расширении ее присутствия на зарубежных рынках, в том числе и в США. Наверное, в первую очередь в США. И бизнесмены говорят: ребята, мы хотим продолжать сотрудничество. Оно дает бОльшую отдачу при пусках коммерческих аппаратов и нагрузок.

- В последние годы многие достижения в США произошли благодаря частным компаниям. SpaceX Илона Маска построила собственную ракету, грузовой и пилотируемый корабли. Blue Origin Джефри Безоса тоже уже имеет свою ракету и проектирует космический корабль. Частные компании эффективнее и экономичнее...

- Мы шли в другом направлении. Крупных частных компаний в нашей отрасли в России в силу разных причин нет. Нет и частных производителей ракет-носителей. Эта ситуация, наверное, во многом закономерна — такие проекты редко окупаются. Заинтересованы ли мы в поиске частных инвесторов и в развитии этого рынка? Конечно, заинтересованы. Потому что это позволит сосредоточиться на научных исследованиях, прорывных технологиях, меньше заниматься коммерцией, если частные компании будут это делать более эффективно.

Восточный. Первый старт весной

- В этом году сократили бюджет Роскосмоса. С моей точки зрения, в чем-то это даже хорошо. Потому что удается отжать лишнее и точно расставить приоритеты. Какие они по-вашему на ближайшие годы?

- Да, пришлось пойти на оптимизацию. Но сократили мы те планы и проекты, которые разрабатывались до изменения экономической ситуации.

Август 2015 года. Дмитрий Медведев и Игорь Комаров во время посещения строящегося стартового комплекса ракеты-носителя "Союз-2" на космодроме "Восточный". Фото: РИА Новости

Август 2015 года. Дмитрий Медведев и Игорь Комаров во время посещения строящегося стартового комплекса ракеты-носителя "Союз-2" на космодроме "Восточный".Фото: РИА Новости

Сегодня приоритеты, на мой взгляд, понятны. Нам нужно укреплять группировку космических аппаратов. Это касается ускоренного формирования и развития услуг связи, дистанционного зондирования земли, и навигации — ГЛОНАСС.

Второе – обеспечение независимого выхода России в космос, то есть строительство космодрома Восточный. И первый пуск оттуда состоится уже через несколько месяцев.

Третье - исследования космического пространства, миссии на Луну и на Марс, развитие пилотируемых программ. Мы собираемся сделать новый перспективный транспортный корабль. Беспилотную версию планируем запустить в 2021 году с Восточного, с экипажем – в 2023 году. А дальше - в конце следующего десятилетия - полеты к Луне, а потом и на Луну.

- А МКС? Пока договорились до 2024-го года летать на ней вместе. А потом?

- Возможно создание собственной орбитальной станции, если это будет целесообразным. У нас подход такой: есть модули, из которых сейчас состоит российский сегмент МКС. Еще три модуля мы запустим в ближайшие 3-4 года. Они должны обеспечить автономность работы российского сегмента, при необходимости – его отделение, то есть, что называется, "на все случаи жизни". Но, думаю, что выгоднее для всех создавать общую станцию. А сэкономленные деньги направить на другие миссии – на ту же Луну.

И напоследок

- Игорь Анатольевич, компания SpaceХ недавно возвратила первую ступень своей ракеты Falcon 9 на землю, одновременно выведя на расчетную орбиту 11 спутников. Это прорыв? Коллег можно поздравить?

- Можно. Они доказали что задача возвратной ступени технически выполнима. Такая технология, возможно, будет востребована. При условии её надежности и конкурентоспособности.

www.kompravda.eu


Смотрите также