Александр Комаров: Наше отношение к потенциальной сделке "Казахтелекома" и Kcell крайне негативное. Александр валерьевич комаров


B2G. Александр Комаров | National Business

Предисловие NB. Перед вами 15-е из 15 интервью, которое выходит в рамках спецпроекта «B2G — от бизнеса государству». Мы решили поговорить с руководителями крупных и небольших отечественных компаний о том, каким они хотят видеть будущее Казахстана. Мы просим их высказать объективную критику работе государства, дать конструктивные советы, предложить эффективные методы решения общеизвестных проблем, в числе которых коррупция, безответственность, неорганизованность и безынициативность. Мы считаем, что эти люди, будучи практиками — одни из немногих, кто знает как решать такие проблемы. В июне, когда мы опубликуем все 20 интервью на сайте, мы напечатаем специальный выпуск журнала, где будут только эти интервью и отправим его заказным письмом по более чем 1000 адресам: всем в аппаратах президента и премьер-министра, всем министрам и их заместителям, главам комитетов и их заместителям, парламентариям, акимам городов, областей и их заместителям, управленцам всех структур Самрук-Казына, правлению Нацбанка и еще 1000 копий в крупнейшие компании Казахстана по версии NB500.

Справка NB:

АЛЕКСАНДР ВАЛЕРЬЕВИЧ КОМАРОВ

Главный исполнительный директор Beeline Казахстан

Родился 7 ноября 1972 года. В 1995 году окончил Киевский Политехнический институт. В 2001 году получил диплом британского Чартерного института маркетинга (CIM). Имеет степень MBA Стокгольмской Школы Экономики. Работал в Научно-исследовательском центре военного института управления и связи г. Киев. Работал в компаниях Globalstar, Adell Saatchi & Saatchi, Видео Интернешнл Киев, а также GroupM. В июле 2013 года был назначен Главным коммерческим директором Beeline Казахстан, а с января 2016 возглавил компанию.

Интервьюер — Денис Кулькин, главный редактор National Business

 

ДК: —  Как бы Вы выстроили в нашей стране малый и средний бизнес? Что государство должно сделать, чтобы он начал развиваться?

АК: — Вопрос, не совсем по адресу…  Мне кажется государство прежде всего должно быть сфокусировано на построении комфортной экосистемы для людей, готовых заняться своим бизнесом.  Вероятно, должны быть созданы какие-то стимулы с целью заинтересовать как можно больше граждан на реализацию своих идей. Должен быть очень легкий вход, адекватные ответы на те сомнения, страхи, которые есть у людей, задумывающихся над созданием своего бизнеса. Сейчас этот «вход» мне не кажется таким уж легким. Совсем недавно из декрета вернулась сотрудница, которая в отпуске пыталась начать собственное дело.  Она полгода открывала/оформляла свою пекарню, как субъект предпринимательства со всеми разрешениями. То есть человек готов вкладывать инвестиции, у него уже есть бизнес-план, модель бизнеса, он понимает, чем хочет заниматься, поэтому готов тратить время, деньги и свою энергию. И тут возникает искусственный барьер в виде шестимесячного оформления. Мне кажется, за это время отсеивается 90% людей, если не все 99%, которым такая шальная мысль – открыть свой бизнес – пришла в голову. Причем основа-то для ускоренных бюрократических процессов уже есть, тот же e-gov, например.

Все государственные институты должны быть заточены на то, чтобы человек мог как можно легче пройти путь от идеи до реализации.

Также власти должны оказывать финансовую поддержку бизнесу. У человека рождается идея. Дальше – нужно финансирование. В принципе, здесь предпринимателю немного легче, потому что у государства есть программы, дающие финансирование существенно дешевле ставки коммерческих банков. Могу себе представить, что доказать там свой бизнес-план тоже не простой процесс. Но как минимум, государство пытается облегчить финансовую ношу через эти институты, выделить финансирование, выступая соинвестором через понижение процентной ставки.

Еще одно условие — это легкий выход. Предпринимательство — это всегда риск. Поэтому нет ничего удивительного, что львиная доля начинаний не «взлетает». Пусть лучше у идейного человека получится с третьего, или даже с пятого раза, чем он вовсе откажется от реализации своих замыслов.

Ну и последнее – это информирование и продвижение. Активность должна поощряться, пиариться, эти люди должны «выноситься на флаг».

То есть наличие предпринимательской инициативы, готовность ее реализовывать, брать на себя риски – это подвиг!

И этот подвиг государство должно поощрять публично! Вот эти четыре элемента для построения успешного предпринимательского климата, как это вижу я. Опять же, эти элементы не работают каждый сам по себе. Это среда, обозначенная, модным нынче, словом экосистема. Почему Силиконовая долина такая успешная? Да потому, что там создали уникальную экосистему, которая, как магнит, притягивает лучшие предпринимательские таланты со всего мира, и уже из страны эти идеи экспортируются в виде товаров, технологий и сервисов.

ДК: — Какая экосистема могла бы быть создана в Казахстане? Где у нас есть, ну, скажем так, лучшие соединения нейронов? К чему мы ближе всего?

АК: — Я приезжаю в Шымкент и вижу, что там эта экосистема существует. Город безумно быстро строится. Там пахнет предпринимательской инициативой. Ее масштабы и размер ограничены пока видением людей. Торговля, небольшое сельское хозяйство, «купи-продай», даже не в чистом виде сервисная торговля, но в людях есть эта энергия! Ее правильная настроенность, расширение! Безусловно, Петропавловск другой. Но мне кажется, это такая самонастраивающаяся вещь, заразительная. Люди стараются, что-то делают, и в какой-то степени их ошибки даже поощряются.  Ну, по крайней мере, не наказываются. Если говорить о среде, государство фокусируется на сельском хозяйстве. Наверное, это правильно. Для этого, конечно, есть фундаментальные причины. С другой стороны, и BCG, и McKinsey, которые консультируют правительство, достаточно объективны и компетентны, чтобы советовать определённые конкурентоспособные отрасли с учетом географии, климата, возможностей незадействованных ресурсов, текущих производителей. В конце концов, по цифрам видно, что производительность сельского хозяйства в Казахстане ниже, чем в России. Хотя климатический фактор в чем-то сопоставим.

Другое направление — это диджитализация. Мир, мне кажется, очень несправедлив к диджитализации. Упомянутая экосистема США «клепает» глобальные идеи лучшими талантами 24 часа в сутки.  Вот возьмем рекламную индустрию. 70% всех глобальных рекламных доходов съедают два монстра, «Гугл» и «Фейсбук». Остальным остается какой-то 30%-ный хвост. И при том, что диджитализация в Казахстане на слуху, а уровень проникновения интернета крайне высокий, не все так просто. Вот, например, мы проводили недавно конкурс разработчиков цифровых сервисов — диджитон. В процессе встречались с целым рядом стартапов. И нам организатор, профессионал, говорит: идея большого локального акселератора, которую вы излагаете, нереализуема в Казахстане. Почему? А вам не хватает площади размаха.

Если вы действительно хотите привлечь профессиональные стартаперские команды, то их здесь очень мало, у вас просто воронка количества участников не складывается.

Если хотите получить на выходе 1-2 реализованных адекватных проекта, то должны отобрать 10-15 команд/идей, а эти 10-15 должны появиться из двухсот которые придут к вам на конкурс, а вы двухсот не наберете. Если действительно хотите сделать это – пожалуйста, полмиллиона долларов и международный конкурс идей.

ДК: — А вот в вашей отрасли, телекоме и IT, что мешает?

АК: — Точка сидения очень сильно влияет на точку зрения. Мне кажется, – буду спускаться сверху вниз, – что наша отрасль, в принципе, более чем конкурентоспособна на сегодняшний день, но в рамках так называемой «олдскул телеком». Принимая во внимание, какие ожидания от телекома были десять или пять лет назад, все прекрасно. Честно. Качество связи очень хорошее, география покрытия, с учетом того, что из с себя представляет Казахстан, большая. Технические показатели сети одни из лучших среди стран СНГ, в зоне LTE проживает 40% населения, Казахтелеком тянет оптику в малые населённые пункты и т.д. И не потому, что мы такие хорошие, а потому что к этому располагают конкуренция и рынок. Мы понимаем, что если будем ниже определенного бенчмарка, то просто проиграем конкурентную борьбу. Законодательное поле для олдскульного телекома, в принципе, отличное. Но это если ничего не менять. В то время, когда все меняется и устрашающими темпами.

Мы – прекрасные телеком-операторы начала 21го века, обремененные очень тяжелой инфраструктурой, в суровом законодательном поле, которое очень трудно подстраивается под потребности мира. Условно мы конкурируем, например, с WhatsApp за услуги отправки мгновенных сообщений. Но нас нельзя сравнивать. Мы – обремененный громоздким прошлым инфраструктурный оператор, со всеми регистрационными требованиями, сормовскими, базами данных IMEI кодов и какими угодно другими, конкурируем с компаниями, от которых вообще ничего не требуют, они вне законодательного поля Казахстана. Они просто сели на нашу инфраструктуру. Они продают свои услуги, обогащая данными «Фейсбук», а «Фейсбук» в это время участвует в распределении 70% глобальных рекламных цифровых доходов, убивая другие рекламные отрасли. Вот такая пищевая кросс-индустриальная цепочка. Но нас там нет. И попытка перестроиться наталкивается на нашу неготовность, на неготовность законодательства, поэтому в новом законе о связи заложены достаточно прогрессивные нормы. Но опять же – это минимум ближайший год. А сегодня год – это очень много. Поэтому для индустрии критичен следующий вопрос: что дальше?

Нам очень нужен рост в нетрадиционных для нас сервисах, в том числе за счет роста предпринимательской инициативы.

Мы способны расширяться и быть гораздо эффективнее, если запустим воронку снизу. Как это строилось раньше? Мы разрабатываем продукт «сверху-вниз», вбрасываем, создаем воронку продаж, она закручивает нам какую-то выручку, чем успешнее продукт, тем больше клиентов, тем выше выручка. Но это долгий процесс и «площадь» инноваций в нем очень маленькая. Сегодня важно строить воронку снизу-вверх. Когда есть огромная экосистема и эта экосистема генерирует продукты, ты не можешь себе представить, что будет завтра. Но ты технологически и коммерчески готов включить любой продукт в кратчайшие сроки. Наша стратегическая задача – каким-то образом эту пирамиду перевернуть

ДК: — Чем государство может помочь вам в этом?

АК: — Нужно упрощение, это важная тема. Раньше мы в нашей индустриальной цепочке занимались абсолютно всем, разве что не производили оборудование. Но мы его покупали, планировали на нем, инсталлировали, обслуживали, выдавали продукты, коммерциализировали их, получали клиентскую базу и предоставляли ей сервис. В современном виде сохранить эту модель не получается. Нужны компании, которые будут планировать, строить и обслуживать сеть. Опять же, пример совместного строительства сети 4G с KСell’ом. Для развития такого подхода необходима более прогрессивная регуляторная база, потому что, по большому счету, и мы, и КCеll являемся доминантами в рамках своей индустрии и очень жестко регулируемся.

В то же время это должны быть совсем другие типы пакетирования услуг, и тут нам нужна кооперация, а кооперация – у мелкого предпринимателя, который, например, придумал создать единое облако со всеми результатами медицинских анализов. Это как идешь не к своему лечащему врачу, а в другую поликлинику. При этом твоя медицинская карта, вся твоя история болезни виртуальна в глобальном масштабе. Понятно, что тут все та же экосистема, продукт, который будет востребован, но для этого надо приложение, планшет, смартфон, чтобы передать какой-то объем данных и регулярно его обновлять без участия человека. А в перспективе еще и обогащать твою личную базу данных о здоровье данными с каких-то датчиков на человеке. Поэтому произойдет вынужденное разделение. И для того чтобы две культуры совместить, нужно провести какой-то водораздел между ними. Процессно-ориентированная культура – одна история, культура командная, проектная, agile, сфокусированная на инновации – другая, и это требует определённого водораздела.

ДК: — Я допускаю, что если одновременно рухнут, например, «Тенгизшевройл» и «Казмунайгаз» – это будет большой шок для экономики, но так или иначе люди выживут и будут работать дальше. Они найдут способ, как жить. Если одновременно рухнут операторы…

АК: — Выживут все в любом случае.

ДК: — Но порушатся индустрии, и не только смежные, и косвенные, но и совершенно не связанные…

АК: — Это правда. Модели прошлого очень эффективны.

Можно сколько угодно ёрничать, спорить о программе «2050», но ее существование – огромное преимущество. Это хотя бы обозначенное направление, куда мы идем.

У нас есть индустриальная программа «Цифровой Казахстан», которую можно челенджить в каждом из аспектов, но ее наличие – большой плюс. Но вот что всегда будет, и всегда будет оцениваться субъективно – это разрыв между изначальным видением и эффективностью реализации стратегии. Чтобы устранить этот разрыв, нужна модернизация. А это и избавление от бюрократии, и свобода предпринимательства – свободный вход, свободный выход, доступное финансирование и почет тем, кто двигает процесс. Успешные ролевые модели. Сейчас у всех на слуху такие глобальные ролевые модели, как Илон Маск, Стив Джобс и Билл Гейтс. Это люди, которые свои энергией создали что-то на мировом уровне. Давайте об этом подумаем здесь, в Казахстане.

ДК: — Из всей системы необходимых действий, которые вы только что рекомендовали, что должно стать первым импульсом для запуска, развития МСБ, например. Вот что нужно сделать в первую очередь?

АК: — Уменьшение бюрократизации входа.

ДК: — Что нужно сделать, чтобы победить бюрократию?

АК: — Это очень сложный процесс. Справедливости ради хочу сказать, что у себя в компании мы не очень-то способны эффективно победить бюрократию. Если бы здесь сидел кто-то из грузинской команды, достаточно успешно «перезагружавший» Грузию вместе с господином Саакашвили, это был бы уместный вопрос…

Мне кажется есть два ключевых элемента. Во-первых, это люди. Очень много хороших намерений натыкается на неготовность, нежелание, неспособность принять. И, честно говоря, другого пути, кроме как «сносить» старые конструкции и даже некоторых людей, я не вижу. При этом под снос попадает и хорошее, что там есть. Но хорошее выживет в любом случае, не в одной форме, так в другой. Вернется к тебе, организации, так или иначе, я убежден в этом. Здесь, в Казахстане, одна из самых эффективных моделей государственного управления на просторах бывшего Союза за последние десять лет. Но при этом она гораздо менее эффективна и диджитализирована чем в маленькой Эстонии.

ДК: — Бывают люди с государственным складом ума, а бывают со складом менеджера, эффективного управленца, и люди эти разные. Кто из них нужен сейчас больше?

АК: — Мне кажется, прежде всего нужны люди с твёрдыми принципами, в очень хорошем и качественном смысле элита. Безусловно, среди них будут люди более визионарные, и более операционные, и, наверное, для позитивного результата, нужен здоровый баланс. Ipad же придумал не создатель Apple, мы ведь понимаем, что у него было видение. И это видение свело таланты, ноу-хау и технологии, чтобы создать уникальный продукт.

ДК: — В больших организациях, таких как ваша, HR-отдел играет важную роль. В государстве, по крайней мере нашем, мы даже не знаем, кто главный HR-менеджер. Мы не понимаем, кто управляет этим процессом и главное – как? Приходят туда способные люди, сталкиваются с разными тупиками. Некоторые из тупиков выбрасывают их из системы, они сами не хотят, устают. Но кто-то же остается, и вот кто он – тот, кто остается? Я имею в виду Ваш личный жизненный опыт. Видели ли Вы таких людей, встречались ли с ними. Знаете ли Вы их?

АК: — Я видел разные примеры, когда система отторгала хороших, качественных людей как инородное тело, и когда в самых тяжелых системах преуспевали прогрессивные и интересные люди и как-то даже подстраивали систему под себя. Вот недавно была встреча с премьер-министром, организованная AmCham’ом, и со стороны Кабинета министров были достаточно молодые, энергичные чиновники, в теме, прекрасно выступающие, что, как мне кажется очень хорошо и перспективно. На самом верхнем уровне есть понимание необходимости здоровой ротации и омолаживании управленческого звена. Наверное, вопрос в критической массе этих людей. Я не знаю, я всего-навсего СЕО телеком-оператора. У нас свои задачи. Более того, как телеком-индустрия мы находимся в несколько искусственной среде, и при этом очень социально значимы. Согласен, мы не испытываем 80-90% того, что испытывает МСБ, то есть мы большие, мы агрессивные, мы идем в суд, если надо. Все понимают, что к нам просто так не зайдешь, у нас комплаенс, у нас этика, у нас штаб-квартиры по заграницам сидят, мы публичные и подотчетны во всех своих действиях. Любые воспринимаемые риски будем публиковать, а это всегда хороший сдерживающий фактор, так что мы в какой-то степени в «заповеднике».

ДК: — Критическая масса эффективных людей, которые будут управлять нашей страной в будущем, – ее, конечно, сложно понять, осознать, разглядеть. Но когда Вы приехали сюда, как выбирали людей тогда и как выбираете их сейчас, есть ли разница, есть ли динамика?

АК: — Есть постоянный кадровый дефицит. Тут много факторов накладывается. Во-первых, мы очень часто ищем людей на инновационные проекты, нишевые специальности, например, data management, customer based management. Это не те специальности, которые имеют массовый характер. Поэтому сама индустрия где-то задала высокую и специфическую планку.

Приведу пример. По моему мнению, мы делаем относительно среднюю по качеству маркетинговую коммуникацию, которая на казахстанском фоне выглядит вполне прилично. Моя планка выше, я бы хотел сделать что-то круче для бренда. Больше ресурсов, больше фокуса, возможно, инвестировать в каждую конкретную кампанию. Но сказать, что в этом есть конкурентная потребность, я не могу. Я уж не говорю об индустриальной конкуренции, все равно Telco выглядит на голову выше, чем среднестатистическая рекламная коммуникация в стране. Она целостная, она с понятным сообщением, месседжем, она последовательна, у нее хорошая продуктовая ценность.

При равенстве кандидатов мы никого привозить не будем, даже если условно это будет дешевле. Потому что везти – все равно сложности, разрешения и т.д. Но с другой стороны, мы точно так же не будем жертвовать качеством, потому что отвечаем за результат. Но даже привозя людей на узкую специальность, мы в то же время выращиваем сотрудников здесь, строим в Казахстане Хабы которые работают на весь регион VEON в Евразии. Отправляем людей в вузы, ведем в «Нархозе» семинары по big data, берем в команду три-четыре человека, посылаем их на практику и даже на работу в другие операционные компании группы. Из этих трех-четырех, которые сделают «стартап» у нас внутри, родится команда из пятнадцати человек, а эти пятнадцать вырастут до сорока пяти через три года с учетом ротации. Безусловно, на каком-то этапе экспаты должны уезжать, хотя какие там экспаты, в основном квалифицированные кадры из близлежащих стран. И положительна, конечно, с точки зрения кадрового потенциала, синергия между Россией, Беларусью, Казахстаном и Киргизией, которая в определенной степени раскрыла рынок труда.

Свободный рынок труда – это самое большое достижение ЕврАзЭС, которое есть на сегодняшний день. Более того, Казахстан может стать тут самым большим бенефициаром.

С точки зрения экономических возможностей есть потенциал приглашать специалистов из других стран, потому что экономика растет и достаточно стабильна. Здесь достаточно адекватная оплата в рамках тех рынков, о которых мы говорим. Любой профи из Кыргызстана или Беларуси, думаю, с удовольствием поедет работать в Казахстан, а предприниматель делать здесь бизнес. А там, кстати, люди другие в какой-то степени, и это для меня открытие. Они немного более «острые», конкурентоспособные. По крайней мере, в тех отборах которые мы проводили.

ДК: — Вчера один человек сказал: почему B2G? Надо делать C2G, B2C, C2B. Давайте вот так пообщаемся. Это будет тяжело, но к вопросу об обществе: а чего бы Вы хотели от общества, конкретно в интересах вашей компании? Как бы Вы хотели, чтобы общество росло, и как государство может помочь в этом?

АК: — Наверное, не по Сеньке шапка рассуждать на такие темы. Но я считаю, что у нас в целом те же самые хронические проблемы, помноженные на культурные и исторические аспекты. Такие, как общество с очень высоким уровнем патернализма, с зависимостью от государственных действий. Мне чужда эта идеология, хотя я сам вырос в том же обществе. Но мне страшновато смотреть на людей, которые надеются на кого-то, а не на себя. Ну ладно там, выросло в Европе поколение людей без войны с очень высоким средним уровнем жизни, может, с каким-то инфантилизмом, но и то, они не инфантильны по сути. Мне кажется задача государства быть честнее со своими гражданами и воспитывать общество с государственной идеологией, ответственностью перед самим собой, своей семьей и обществом. Более креативное, зависящее прежде всего, само от себя, рассчитывающее на свои силы, для которого государство станет поддержкой и опорой. Поддержит в трудную минуту, поможет на этапе взлета, создаст регуляторно-правовую-судебную среду, в которой можно чувствовать себя защищенным человеком со своими правами и обязанностя

nb.kz

Александр Комаров: Наше отношение к потенциальной сделке "Казахтелекома" и Kcell крайне негативное

24 января в интернете появилась информация о том, что национальный оператор связи "Казахтелеком" подал в Комитет по регулированию естественных монополий и защите конкуренции заявление на покупку 75% акций сотового оператора Kcell. Хотя никаких официальных заявлений ни от "Казахтелекома", ни от Kcell не последовало, в СМИ началось обсуждение. Если сделка всё же произойдёт, на рынке мобильной связи Казахстана может появиться монополист в лице нацоператора с контролем над более чем 65% абонентской базы. Чтобы разобраться в этой ситуации и перспективах отрасли в целом, корреспондент Informburo.kz поговорил с главным исполнительным директором Beeline Казахстан Александром Комаровым.

– Александр Валерьевич, если слияние произойдёт, на казахстанском рынке мобильной связи останутся лишь два крупных игрока – "Казахтелеком" и VEON. Клиентские базы Kcell и совместного предприятия "Теле2-Altel" занимают 64,5% рынка. В абсолютных цифрах речь идёт о почти 17 миллионах клиентов. Что ждёт рынок, если сделка произойдёт?

– В первую очередь нужно помнить, что речь идёт пока о возможности такой сделки. Я не видел официальных заявлений на эту тему ни со стороны "Казахтелекома", ни со стороны Kcell. Единственное, что мы точно знаем – это ходатайство со стороны "Казахтелекома" в Комитет по регулированию естественных монополий о возможности провести такую сделку. Именно этот факт катализировал все дискуссии.

Я не думаю, что речь будет идти об объединении клиентских баз или каких-либо активов двух операторов, которые могут оказаться под контролем "Казахтелекома". Мы говорим о том, что "Казахтелеком" хочет войти в ещё один мобильный актив и фактически получить в нём мажоритарную долю в 75% через выкуп долей Telia и Turkcell.

Давайте вспомним предысторию. В 2015 году мы в целом поддерживали сделку между "Казахтелекомом" и "Теле2" в виде создания СП "Теле2-Altel". На тот момент нам казалось это позитивным шагом – казахстанский рынок четырёх операторов явно не тянет, из-за достаточно большой территории и малой плотности населения. С точки зрения экономической ёмкости для мобильного оператора, такой рынок выглядит не очень большим. Из-за размеров территории нужны большие инвестиции, особенно в инфраструктуру.

С 2011 года, когда появился "Теле2", операторы вели между собой разрушающую борьбу за долю на рынке. Поэтому объединение третьего и четвёртого игроков мы считали правильным шагом. "Казахтелеком" получил мобильного оператора и стал полноценным универсальным оператором связи с существенной, растущей долей рынка и по абонентам, и в доходе. К тому же рынок структурировался вокруг трёх операторов. Этого более чем достаточно для конкуренции, но в перспективе даёт каждому оператору нормальную рентабельность для дальнейших инвестиций в развитие стандартов связи, а также в новые направления бизнеса.

Возвращаясь к нынешнему вопросу, наше отношение к потенциальной сделке между "Казахтелекомом" и Kcell крайне негативное. Мы считаем, что опосредованно сложится ситуация, когда государственная компания будет иметь экономический и в перспективе управленческий контроль в СП "Теле2-Altel" (в 2019 году у "Казахтелекома" появится возможность выкупить долю "Теле2". – Авт.), а также мажоритарный контроль в Kcell.

Капитализм есть капитализм. И когда у тебя есть какое-то преимущество, ты будешь его реализовывать по отношению к клиентам и конкурентам. Поэтому и существуют комитеты по регулированию монополий, чтобы балансировать такого плана агрессивные стратегии.

Понятно, что мы сейчас говорим о чём-то, что ещё не произошло. Но мы уже думаем, какие шаги предпринять, чтобы задекларировать нашу позицию по этому вопросу для защиты своих интересов и, как мне кажется, интересов всего рынка мобильной фиксированной связи.

По моему мнению, Комитет по регулированию естественных монополий не должен давать разрешения на такую сделку в лоб. В крайнем случае на неё требуется наложить большое количество дополнительных условий по регулированию супердоминанта. Ведь помимо абонентской базы и консолидации рыночного дохода под опосредованным контролем "Казахтелекома" окажется три четверти национального радиочастотного спектра, уникального ресурса. Чем больше у вас выделенных частот, тем более эффективно вы можете инвестировать. Какие бы инвестиции Beeline ни вкладывал, мы не сможем достичь таких же результатов, упираясь в доступный радиочастотный ресурс.

Поэтому, даже если сделка и произойдёт, она должна быть зарегулирована.

– По данным Halyk Finance, покупка 75% акций Kcell потребует от "Казахтелекома" привлечения займа в размере 250 млрд тенге. Таких денег у компании нет. Следовательно, нужно будет либо брать кредит, либо просить помощи у основного акционера – фонда "Самрук-Казына". Насколько это соответствует требованиям закона о защите конкуренции?

– Чисто теоретически я вижу себе цивилизованный путь, когда "Казахтелеком" привлекает заёмные средства. Я не знаю в деталях экономику "Казахтелекома". Но на основе открытых данных мы можем сказать, что на сделку с учётом имеющихся собственных средств нужно привлечь около 250 млрд тенге. Для возможного выкупа доли "Теле2" нужно ещё, скажем, 100-120 млрд. Таким образом, компании, возможно, в краткосрочной перспективе нужно будет привлечь порядка 1 млрд долларов. Даже если заём получат на выгодных условиях – под 10-12%, то одни только выплаты по процентам составят примерно 40 млрд тенге в год.

Если взять доход "Казахтелекома" и прибавить к нему доход "Теле2-Altel" и Kcell, то долговая нагрузка может составить несколько годовых чистых прибылей этих компаний вместе взятых. Это достаточно высокий уровень долговой нагрузки и в какой-то степени чёткая ставка на то, что рынок будет расти. И расти быстрее, чем он это делает сегодня.

– Если долговая нагрузка вырастет, может ли "Казахтелеком" начать в будущем повышать тарифы, чтобы быстрее погасить займы?

– Любая монополия и концентрация такого уровня может привести к повышению тарифов, розничных или корпоративных. Доля настолько критически большая, что она позволяет диктовать рынку свои условия. В моём понимании такая ситуация возможна.

– "Казахтелеком" планируют вывести на IPO. Есть ли смысл в этой сделке, если государство знает, что компанию передадут частным инвесторам?

– Я думаю, в компании сидят достаточно грамотные стратеги и финансисты, которые учитывают этот фактор. У них есть свои краткосрочные и долгосрочные цели. Подготовка к IPO – долгий и очень сложный процесс. Но когда бы это ни произошло – в этом или следующем году – неважно. Направление мысли правильное: государству нужно уменьшать свою долю в экономике страны, а не наращивать, что может произойти в результате сделки.

– Могут ли возникнуть риски для рынка мобильной связи в связи с приватизацией "Казахтелекома"? Какие игроки могут зайти на рынок и на каких условиях?

– Если мы говорим об IPO, то оно не подразумевает приватизацию одним конкретным инвестором. Это другой подход: запуск акций в публичное обращение среди множества инвесторов в качестве инструмента торговли и рыночной оценки капитализации компании. Я сомневаюсь, что тут вдруг в результате IPO появится стратегический инвестор.

– В 2011-2012 годах "Казахтелеком" продал компании TeliaSonera 49% акций в ТОО GSM Казахстан ОАО "Казахтелеком" за 1,5 млрд долларов. Сейчас обратная сделка планируется за сумму практически вдвое меньше. Как такую сделку оценивать?

– На сделку нужно смотреть в момент её проведения. Это ошибочное суждение, что ты продал актив в 2011 году за 1,5 млрд, а сейчас покупаешь обратно за 1 млрд, и это очень выгодно. Инвестор покупает потенциальный доход и рост.

И я бы не стал сравнивать рынки 2011 и 2018 годов. Я начал работать в Beeline в 2013 году, и это был бизнес на 800 млн долларов и выше. Сейчас это несколько более 400 млн, но при этом ничего принципиально не изменилось, работы меньше не стало. Да и в национальной валюте рынок 2017 года меньше, чем был в 2015-м.

Это относится и к обсуждаемой сделке. Сейчас другая рыночная ситуация, и Kcell – совсем другой актив, который будет развиваться совсем иначе по сравнению с позицией 2011 года.

– Последние несколько лет аналитики фиксировали снижение инвестиций в отрасль услуг связи. Как вы смотрите на этот вопрос как игрок рынка?

– Сейчас есть общая направленность на то, что инвестиции должны снижаться. За промежуток с 2015 по 2017 год отраслевой доход вырос только в 2017-м. Более того, рынок не отыграл даже то, что потерял в последние два года. В итоге доход в национальной валюте несущественно снизился за эти три года, а в долларах существенно уменьшился, и это оказывает давление на объём и уровень инвестиций. Объём в валюте снижается, а в национальной валюте растёт, при этом отношение инвестиций к доходу растёт.

Рынок уже не растёт естественным образом – новых абонентов, за исключением МTМ (устройства machine-to-machine – Авт.), нет, существующая база постепенно переходит на одну SIM-карту. Какое-то изменение в потреблении происходит только с изменением структуры затрат у пользователей, при этом затраты на связь растут существенно ниже инфляции. Но если раньше рынок рос иногда даже двузначными цифрами, то сейчас все понимают, что лучший удел в долгосрочной перспективе – это рост в несколько процентов.

Соответственно, давление на доход оказывает давление на инвестиции. Операторы стремятся снизить расходы на них, но сложно сказать, что это получается.

Если взять среднеевропейский уровень инвестиций к доходу, то он составляет около 16%, на рынках Азии – 17%. А у нас этот рыночный показатель составляет около 20%.

Я бы сказал так: операторы в Казахстане инвестируют много и делают это качественно. К примеру, Beeline запустил LTE полтора года назад. За это время удалось покрыть половину населения Казахстана. Это большой темп роста.

– Как отразится снижение инвестиций на качестве услуг связи?

– Качество услуг в большей степени определяется конкурентной средой. В Казахстане средний индустриальный NPS (Net Promoter Score – индекс рекомендуемости. – Авт.) находится на уровне 40% и выше – это очень хороший показатель. В стране есть высокий уровень удовлетворённости и объективно высокое качество предоставляемых услуг.

VEON (владеет Beeline Казахстан. – Авт.) работает в 12 странах, и из каждой мы ежеквартально получаем показатели голосового качества, стабильности сервисов, скорости передачи данных. И Казахстан всегда в топ-3.

И такие стандарты распространяются на весь казахстанский рынок. Здесь требуют высокого качества, и абоненты не прощают ошибок в этой части.

– Доля интернета в структуре услуг связи неуклонно растёт, но у потребителей есть претензии к качеству предоставления именно услуг интернета. Почему операторы не справляются?

– Качество телекоммуникаций – это очень субъективная дефиниция, она зависит от ситуации "здесь и сейчас". Но если говорить по макропараметрам, то качество казахстанских телеком-услуг занимает достаточно высокие позиции. Это связано с тем, что у нас высокое соотношение уровня инвестиций к доходам.

И такие субъективные показатели как скорость интернета и голосовое качество тоже на хорошем уровне. Я понимаю, что у каждого клиента может быть своя ситуация, но этот бизнес – о базах в миллионы абонентов.

В рамках нашей программы модернизации мониторинга и качества сети мы переходим от сетевых KPI к KQI (ключевые клиентские показатели качества. – Авт.). Вместе с замером сети мы измеряем и анализируем те показатели, по которым клиент оценивает качество: видеоразрешение, непрерывность видеостриминга и так далее. Очень интересный проект, но он заслуживает отдельного интервью.

– Есть ли рост на рынке по числу клиентов? И если есть, то за счёт чего рынок растёт?

– В нашей отрасли есть такой показатель как "пенетрация населения" – сколько действует SIM-карт на количество населения. В Казахстане он сейчас находится на уровне 140-150%. То есть на одного жителя приходится 1,5 SIM-карты.

И здесь есть несколько трендов. Первый – рост проникновения карт замедлился. Растущий тренд – использование технологии MTM, более известной как "интернет вещей". Думаю, что сейчас на рынке таких карт где-то 800-900 тысяч. Мы ожидаем рост в этом направлении в ближайшие 2-3 года.

Также идёт сворачивание тренда на использование двух SIM-карт. В этом больше нет смысла, так как абонентам сейчас предлагают полные интегрированные пакеты услуг – звонки внутри сети и другим операторам, интернет и массу дополнительных сервисов. И если потребность в двух картах снижается, проникновение в "машины" будет расти.

– На каком этапе находится создание базы IMEI-кодов? Когда проект заработает?

– Одно из положений нового Закона "О связи" сводится к тому, что к 1 января 2019 года в стране должна появиться идентифицированная база IMEI-кодов. Идентификация будет подразумевать привязку номера абонента, ИНН и IMEI. В середине 2017 года было принято компромиссное решение о том, что мы передаём туда имеющиеся коды. Но это были так называемые серые коды, которые должны быть заблокированы на национальном уровне, потому что телефон украли или его использование было связано с преступными действиями.

В новой задаче, по полной идентификации базы по трём параметрам, меня немного волнует срок реализации. Создание такой базы – это большой технологический проект, который затрагивает всю абонентскую базу и кучу IT-систем. Кроме того, нужно инвестировать и в покупку оборудования, серверов и интеграцию. И достаточно много, сопоставимо по объёму с MNP (смена оператора без изменения номера. – Авт.). Чтобы интегрировать систему и закупить новое оборудование, потребуется несколько миллионов долларов. Ещё нужно полностью переписать бизнес-процесс подключения и идентификации абонента. В то же время этот проект повлияет на то, как мы продаём и подключаем клиентов.

Сейчас в специальном подзаконном акте прописывают правила реализации нормы закона. Существует рабочая группа из представителей трёх операторов, которая аккумулирует черновик этих правил и должна представить их в середине февраля регулятору.

– Но технически это реализуемо?

– Это будет известно, когда мы увидим правила и более глубоко их изучим. Не думаю, что в этом вопросе мы чем-то отличаемся от других операторов. Если это станет индустриальной проблемой, то мы вместе пойдём и будем говорить об отсрочке внедрения IMEI-базы. Или, наоборот, поймём, что успеваем. Но пока говорить об этом несколько преждевременно.

– Как будут операторы решать проблему финансирования этих работ?

– Говоря конкретно о Beeline, 20% от нашего дохода, которые идут на инвестиции, – это примерно 80 млн долларов. То есть, в принципе, на уровне даже годового манёвра мы средства найдём. Но это значит, что что-то придётся свернуть или перенести на следующие периоды.

informburo.kz

Диссертация на тему «Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (угон) :уголовно-правовые и криминологические аспекты» автореферат по специальности ВАК 12.00.08 - Уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право

1. Нормативные акты и материалы1 .Конституция РФ от 12 декабря 1993 г. // «Российская газета», N 237, 25.12.1993.

2. Уголовный кодекс РФ от 24 мая 1996 г. // Собрание законодательства РФ. 17.06.1996. № 25. Ст.2954.

3. Уголовный кодекс РСФСР от 27 октября 1960 г. // Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1960. № 40. Ст. 591.

4. Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18 декабря 2001 г. // Собрание законодательства РФ. 2001.№ 52. Ст. 4921.

5. Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 3 июля 1965 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР» // Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1965. № 27. Ст. 670.

6. Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 1 октября 1985 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР» // Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1985. № 40. Ст. 1398.

7. Закон РФ «О милиции» от 18 апреля 1991 г. № 1026-1 // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 16. Ст. 503.

8. Федеральный закон от 24 июня 1999 г. № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» // Собрание законодательства РФ. 1999. № 26. Ст. 3177.

9. Федеральный закон от 13 декабря 1996 г. № 150-ФЗ «Об оружии» // Собрание законодательства РФ. 1996. № 51. Ст. 5681.

10. Федеральный закон от 8 декабря 2003 г. «О внесении изменений, и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» // Российская газета. 2003. 16 декабря.

11. Федеральный закон от 31 октября 2002 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, Кодекс об административныхправонарушениях» II Российская газета. 2002. 2 ноября.

12. Федеральный закон от 1 июля 1994 г. «О внесении изменений и дополнений Уголовный кодекс РСФСР и Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР» // Собрание законодательства РФ. 1994. № 10. Ст. 1109.

13. Федеральный Закон «О безопасности дорожного движения» от 10 декабря 1995 г. // Собрание законодательства РФ. 1995. № 50. Ст. 4873.

14. Федеральный Закон от 21 ноября 1994 г. № 51 «Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть I». // Собрание законодательства РФ. 1994. № 32: Ст.3301.

15. Правила дорожного движения: Утвержденные Постановлением Совета Министров Правительства РФ от 23 октября. 1993 г. № 1090 II Собрание актов Президента и Правительства РФ. 1993. № 47. Ст. 4531.

16. Постановление Правительства РФ от 14 августа 1992 г. № 589 «Об утверждении Положения о вневедомственной охране при органах внутренних дел РФ» // Российские вести: 1992. № 55.

17. Постановление Правительства РФ от 12 августа 1994 г. № 938 «О государственной регистрации автомототранспортных средств и других видов самоходной техники на территории Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 1994. № 47. Ст. 1999.

18. Постановление Правительства РФ от 15 декабря 1999 г. № 1396 «Об утверждении правил сдачи квалификационных экзаменов и выдачи водительских удостоверений» // Российская газета. 2000. 13 сентября.

19. Приказ МВД РФ от 16 сентября 2002 г. № 900 «Об утверждении Инструкции по организации деятельности участкового уполномоченного милиции» // Российская газета: 2002. 27 ноября.

20. Приказ МВД РФ от 26 мая 2000 г. № 569 «Об утверждении Инструкциипо организации работы подразделений по делам несовершеннолетних ОВД» // Бюллетень текущего законодательства. 2000. № 3.

21. Приказ МВД РФ от 27 января 2003 г. № 59 «О порядке регистрации транспортных средств» // Российская газета. 2003. 15 марта.

22. Устав патрульно-постовой службы милиции общественной безопасности РФ: Утверждённый Приказом МВД РФ от 18 января 1993 г., № 17 / Текст приказа официально опубликован не был.

23. Правила судебно-медицинского определения степени тяжести телесных повреждений: Утверждённые приказом Минздрава СССР от 11 декабря 1978 г. № 12081 // Текст правил официально опубликован не был.

24. Правила судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью: Утверждённые приказом Минздрава РФ от 10 декабря 1996 г. № 407 «О введении в практику правил производства судебно-медицинских экспертиз» // Текст правил официально опубликован не был.

25. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 апреля 1995 г. №5 «О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности» // «Российская газета» № 104 от 31.05.95.

26. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О признании утратившими силу некоторых постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации» от 6 февраля 2007 г. N 8 // «Бюллетень Верховного Суда РФ», N 5, май, 2007.

27. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 11.01.2007 N 2 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» // «Российская газета», 24.01.2007, N 13.

28. Городская комплексная целевая программа «Безопасный Ставрополь» на 2005-2007 гг. / Приложение к решению Ставропольской городской Думы от 27 апреля 2005 г. N 40 // «Вечерний Ставрополь», N 109, 15.06.2005 г.

29. Программа содействия занятости населения города Ставрополя на 20042005 годы / Приложение к постановлению главы города Ставрополя от 25.12.2003 N 981 // Система «Консультант Плюс»

30. Монографическая литература

31. Антонян Ю.М. Социальная среда и формирование личности преступника. -М, 1979.

32. Бойцов А.И. Преступления против собственности. СПб., 2002.

33. Богданов Б.Е., Масленников Е.И. Проблемы совершенствования организации и тактики деятельности аппаратов БХСС по индивидуальной профилактике и борьбе с рецидивной преступностью. М.: Академия МВД СССР, 1984.

34. Васильев А.Н. Преступления против социалистической собственности. -М.: ВЮЗИ, 1959.

35. Волков Б.С. Мотив и квалификация преступления. — Казань, 1968.

36. Галиакбаров P.P. Борьба с групповыми преступлениями: Вопросы квалификации. Краснодар: Кубанский государственный аграрный университет, 2000.

37. Гаухман Л.Д., Максимов С.В. Ответственность за преступления против собственности. -М., 2002.

38. Герцензон А.А. Квалификация преступления. М.: Изд-во ВЮА, 1947.

39. Гладилин В.В. «Временное позаимствование в уголовном праве: вопросы ответственности» // (Под ред. Н.А. Лопашенко). М.: «Волтерс Клувер». 2006.

40. Глистин В.К. Проблема уголовно-правовой охраны общественных отношений.-Л., 1979.

41. Глистин В.К. Транспортные преступления. М., 1981.

42. Гричанин И.Г., Князев В.В., Воробьев И.А. Опыт противодействия преступным посягательствам, связанным с автотранспортом: Пособие. Под научной ред. П.Г. Пономарева. М.: ВНИИ МВД России, 1995.

43. Дагель П.С. Проблемы вины в советском уголовном праве. Владивосток, 1968.

44. Дагель П.С. Учение о личности преступника в советском уголовном праве. Владивосток, 1970.

45. Дагель П.С., Михеев Р.И. Установление субъективной стороны преступления. Владивосток, 1972.

46. Даньшин И.И. Уголовно-правовая охрана общественного порядка. М.: «Юридическая литература», 1973.

47. Долгова А.И. Социально-психологические аспекты преступности несовершеннолетних. М., 1981.

48. Дубинин Н.П., Карпец И.И., Кудрявцев В.Н. Генетика, поведение, ответственность. М., 1982.

49. Ефимов М.А. Борьба с преступлениями против общественного порядка, общественной безопасности и здоровья населения. — Минск: Вышэйшая школа, 1971.

50. Жалинский А.Э. Специальное предупреждение преступлений в СССР. Вопросы теории. Львов. 1976.

51. Жулев В.И. Криминологическая характеристика лиц, совершивших преступления на автотранспорте (ст.ст. 211 и 212 УК РСФСР). Криминологические исследования. Вып. 10. М.: Изд-во ВНИИ МВД СССР. 1979.

52. Загородников Н.И. Преступления против общественной безопасности, общественного порядка и здоровья населения. В кн.: Советское уголовное право. Часть особенная. — М.: Юридическая литература, 1979.

53. Загородников Н.И. Понятие объекта преступления в советском уголовном праве // Труды Военно-юридической академии. Вып. XIII. - М., 1951.

54. Игошев К.Е. Типология личности преступника и мотивация преступного поведения. Горький, 1974.

55. Иншаков С.М. Криминология: Учебник. М.: Юриспруденция, 2000.

56. Карпушин М.П., Курляндский В.И. Уголовная ответственность и состав преступления. М., 1974.

57. Козлов А.П. Соучастие: традиции и реальность. СПб., 2001.

58. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: в 2 т. Т. 2 / Под ред. О.Ф. Шишова. -М., 1998.

59. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации // Отв. ред. Председатель Верховного Суда РФ В.М. Лебедев. М., 2005.

60. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. В.М. Лебедева. М.: Издательство «Юрайт», 2004.

61. Коржанский Н.И. Объект преступления предмет уголовно-правовой охраны.-М., 1980.

62. Коробеев А.И.Транспортные правонарушения: квалификация и ответст-венность.М., 1990.128 с.

63. Кочои С.М. Ответственность за корыстные преступления против собственности. М., 2000.

64. Криминология. М.: Изд-во МГУ, 1994.

65. Криминология: Учебник / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, Г.М. Миньковского. -М.: Изд-во БЕК, 1998.

66. Криминология: Учебник / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, В.В. Лунева. 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Волтерс Клувер, 2004.

67. Криминология / Отв. ред. В.К. Звирбуль, Н.Ф. Кузнецова, Г.М. Миньков-ский. М.: Юрид. лит., 1979.

68. Криминология: Учебник для вузов / Под общ. Ред. А.И. Долговой. — 3-е изд., перераб. и доп. М.: Норма, 2005.

69. Криминология: Учебник / Под ред. В.Д. Малкова. М.: Юстицинформ, 2004.

70. Кудрявцев В.Н. Объективная сторона преступления. М.3 I960.

71. Кузнецова Н.Ф. Проблемы криминологической детерминации. М., 1984.

72. Курганов С.И. Основы криминологии: Учеб. пособие. М.: Издательский дом «NOTA BENE», 1998.

73. Куринов Б.А. Научные основы квалификации преступлений. М.: Изд-во МГУ, 1984.

74. Куринов Б.А., Кузнецова Н.Ф. Преступления против общественной безопасности, общественного порядка и здоровья населения. В кн.: Советское уголовное право. Часть особенная. М.: Изд-во МГУ. 1971.

75. Куринов Б.А. Автотранспортные преступления. Квалификация и ответственность. М., 1976.

76. Курс советского уголовного права (Часть Общая). — Т. I. — JL: Изд-во ЛГУ, 1968.

77. Курс советского уголовного права. Т. 2. М., 1970.

78. Курс советского уголовного права. Т. 1. — Л., 1968.

79. Куц Н.Т. Преступления против общественного порядка и общественной безопасности. Киев, КВШ МВД СССР, 1974.

80. Лейкина Н.С. Личность преступника и уголовная ответственность. Л., 1968.

81. Лихолая В. Ответственность за угон средств механического транспорта по уголовному законодательству союзных республик. Ученые записки / Латвийский государственный университет им. П. Стучки. Рига, 1973.

82. Лопашенко Н.А. Преступления против собственности. -М., 2005.

83. Ляпунов Ю.И. Угон автотранспортных средств. В кн.: Преступления против общественного порядка, общественной безопасности и здоровья населения. -М.: ВШ МВД СССР, 1970.

84. Мальцев В.В. Ответственность за преступления против собственности. -Волгоград, 1999.

85. Мельникова Э.Б. Ювенальная юстиция. М., 1999.

86. Наумов А.В. Практика применения Уголовного кодекса Российской Федерации / Комментарий судебной практики и доктринальное толкование / Под ред. президента Адвокатской палаты г. Москвы Г.М. Резника. М., 2005.

87. Нечепуренко А.А. Неотвратимость наказания как принцип уголовного права. Омск, 1996.

88. Никифоров Б.С. Объект преступления по советскому уголовному праву. -М.: Госюриздат, 1960.

89. Новоселов Г.П. Учение об объекте преступления. Методологические аспекты.-М., 2001.

90. Пантелеев В.П. Угон автомототранспортных средств (уголовно-правовые и криминологические вопросы). Учебное пособие. Караганда. 1982.

91. Пионтковский А.А. Учение о преступлении по советскому уголовному праву. М.: Госюриздат. 1951.

92. Постатейный комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. проф. А.И. Чучаева. М., 2004.

93. Сахаров А.Б. О личности преступника и причинах преступности в СССР. -М., 1961.

94. Сборник постановлений Пленума Верховного Суда РФ по уголовным делам. М., 2000.

95. Советское уголовное право. Общая часть / Под ред. проф. Г.А. Кригера, проф. Б.А. Куринова, проф. Ю.М. Ткачевского. М.: Изд-во МГУ, 1981.

96. Таций В .Я. Объект и предмет преступления в советском уголовном праве. -Харьков, 1988.

97. Трайнин А.Н. Общее учение о составе преступления. М.: Госюриздат, 1957.

98. Третьяк М.И. Уголовно-правовая и криминологическая характеристика вымогательства. Ставрополь. 2002.

99. Уголовное право. Особенная часть / Под ред. проф. Н.И. Ветрова и Ю.И. Ляпунова. М., 1998.

100. Уголовное право. Особенная часть / Отв. ред. проф. И.Я. Козаченко, проф. З.А. Незнамова, доц. Г.П. Новоселов. М., 2001.

101. Уголовное право России: Учебник. Т. 2 / Под ред. Игнатова А.Н. и Красикова Ю.Н. М.: НОРМА-ИНФРА-М, 1998.

102. Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть / Учебник / Под редакцией д.ю.н., профессора Л.В. Иногамовой-Хегай, д.ю.н., профессора А.И. Рарога, д.ю.н., профессора А.И. Чучаева. М.: ИНФРА-М, КОНТРАКТ, 2006.

103. Хомич В.М. Уголовная ответственность за угон транспортных средств. — Минск. 1982.1. З.Статьи

104. Агапов П.В., Быков В.М. Развитие взглядов Верховного Суда РФ на признаки организованной группы // Адвокатская практика. 2003, № 5. С.33-36.

105. Барановский Н. Методология криминологической экспертизы нормативных правовых актов // Юстиция Беларуси. 2006. № 5. С. 68-71.

106. Бокова И.Н. Уголовный закон: проблемы развития и дальнейшего совершенствования//«Российский следователь», 2007. №2. С. 16-18.

107. Борбат А.В., Завидов Б.Д. Состав преступления как основание уголовной ответственности (проблемные вопросы уголовного права России) // Материал подготовлен для Системы Консультант Плюс, 2005.

108. Борзенков Г.Н. Преступления против собственности в новом Уголовном кодексе РФ // Юридический мир. 1997. № 6-7. С. 39-50.

109. Быков В.М. Виды преступных групп: проблемы разграничения // Российский следователь. 2005 г. № 8. С.43-45.

110. Быков В.М. Что такое организованная преступная группа? // Российская юстиция. 1995. № 10. С. 41-42.

111. Быков В.М. Виды преступных групп // Российская юстиция. 1997. № 12. С. 19-20.

112. Быков В.М. Признаки организованной преступной группы // Законность. 1998. №9. С. 4-8.

113. Быков В.М. Конструкция квалифицирующего признака совершения преступления группой // Уголовное право. 2000. № 3. С. 11 14.

114. Галахова С.С. Теоретические и правовые проблемы оперативно-профилактической функции криминальной милиции // Актуальные проблемы правовой науки. Омск: Омская академия МВД РФ, 1995. С. 21 22.

115. Галиакбаров P.P. Квалификация преступлений по признаку их совершения организованной группой // Российская юстиция. 2000. № 4. С. 47-49.

116. Гаухман JI. Соотношение крупного размера и крупного ущерба по УК РФ //Законность. 2001. № 1. С. 32-35.

117. Голощапов М. Признаки угона автомототранспортных средств // Соц. законность. 1984. № 9. С. 54-55.

118. Горелик А.С. Уголовная ответственность за самоуправство // Юридический мир. 1998. № 8. С. 52-54.

119. Дагель П.С. Субъективная сторона автотранспортных преступлений // Советская юстиция. 1968. № 19. С. 18-20.

120. Досюкова Т.В. Уголовно-правовые особенности форм соучастия в преступлениях в сфере экономической деятельности // Современное право. 2005. №3. С. 68-73.

121. Егоров В. Определение предмета посягательства при квалификации угона автомототранспортных средств // Советская юстиция. 1976. № 22. С. 18-19.

122. Егоров В.И. Квалификация угонов и хищений автомототранспортных средств // Советская юстиция. 1981.№ 17. С. 26-27.

123. Зелинский А.Ф. Квалификация угонов транспортных средств // Советская юстиция. 1971. № 16. С. 13-14.

124. Иванов Н.Г., Афанасьев Н.Н. Ответственность за неправомерное завладение транспортными средствами // Российская юстиция. 1995. №1. С. 24-26.

125. Игнатов А.Н. Совершенствование уголовных санкций как средство повышения эффективности исполнения наказания в виде лишения свободы // Комплексная разработка проблем исполнения наказания. М., 1979.

126. Клочкова А.В. Пропаганда насилия и жестокости в средствах массовой информации (криминологический аспект). // Культура: управление, экономика, право. 2006. № 4. С. 2-7.

127. Коробеев А. К системе норм о транспортных преступлениях // Советская юстиция. 1988. № 12. С. 28-30.

128. Куринов Б.А. Уголовный закон и автотранспортные преступления // Советское государство и право. 1970. № 3. С. 130-135.

129. Кубов Р.Х. Совершенствование практики применения норм УК РФ об организационных формах преступной деятельности // Российский следователь. 2006. №4. с. 15-19.

130. Кульмашев Ф.Х. Криминалистическая характеристика способов краж и угонов автотранспортных средств // «Черные дыры» в российском законодательстве. Юридический журнал. 2004. № 3. С. 229-233.

131. Лекарь А.Г. Проблемы правового регулирования и организационное обеспечение профилактики преступлений // Правовые и организационнотактические проблемы профилактики преступлений. Тбилиси: МВД ГССР, 1974. С. 34-35.

132. Литовская Э.А. О некоторых вопросах квалификации угона, причинившего особо крупный ущерб (ч. 3 ст. 166 УК РФ) // Современные проблемы юридической науки. Сборник научных статей. Вып. 5. Новосибирск: РИЦ «Новосибирск», 2005. С.277-280.

133. Ляпунов Ю.И. Уголовная ответственность за угон автотранспортных средств // Советская милиция. 1969. № 1. С. 64-65.

134. Мальцев В.В. Ответственность за неправомерное завладение имуществом // Законность. 1995. № 3.

135. Меркушов А. Практика рассмотрения уголовных дел в отношении несовершеннолетних // Российская юстиция. 2000. № 6. С.8-10.

136. Миньковский Г.М. Предмет криминологической профилактики преступлений и некоторые проблемы ее эффективности // Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 17. М., 1972. - С. 11-20.

137. Нагаев Е. Угон и кража автотранспорта: вопросы разграничения составов преступлений //Российская юстиция. 2000. № 8. С. 44-45.

138. Орлов А.О. О некоторых вопросах квалификации автотранспортных преступлений // Советская юстиция. 1970. № 2. С. 5-7.

139. Орлов В.Н. К вопросу о структуре личности преступника // Российский криминологический взгляд. 2006. № 1. С. 62-67.

140. Остроумов С.С., Чугунов В.Е. Изучение личности преступника по материалам криминологических исследований // Советское государство и право, 1965. № 9. С.93-102.

141. Панова Ю. Угон автомобиля или иного транспортного средства без цели хищения // Российская юстиция. 1997. № 7. С. 27-28.

142. Петухов Б.В. Уголовная ответственность за угон транспортных средств //Законность. 1994. № 2.С. 13-17.

143. Пинкевич Т.В. Некоторые особенности причинного комплекса преступности на Ставрополье и миграция // Организованная преступность, миграция, политика. М.: Российская криминологическая ассоциация. 2002. С. 19-30.

144. Плохова В.И. Угон транспортных средств квалифицировать как хищение имущества // Российская юстиция. 2003. № 11. С. 46-48.

145. Попов В.Г. Молодежь в сфере криминогенного влияния // Социологические исследования. 1998. - № 5. - С. 74-75.

146. Разинкин B.C. К вопросу о классификации и улучшении доказательственных возможностей института соучастия в организованной преступности // Уголовное судопроизводство. 2006. № 1.

147. Сапронов Ю.В. Миграционная ситуация в Южном федеральном округе и ее влияние на региональную безопасность // Влияние миграционных процессов на региональную безопасность: Сб. науч. тр. М.: ВНИИ МВД России, 2004.

148. Сахаров А.Б. Социальная система предупреждения преступлений // Советское государство и право. 1972. № 11. С. 66-72.

149. Серебрякова В.А. Некоторые вопросы изучения влияния социально-экономических процессов на изменения преступности // Социальная среда и преступность. М, 1983. С. 26-49.

150. Тынков Д. Угон не кража, кража - не угон // Милиция. 1994. № 10. С. 18-21.

151. Тягунов О. Совершенствование норм о транспортных преступлениях // Советская юстиция. 1989. № 10. С. 33-34.

152. Хомич В.М. Ответственность за угон автомототранспортных средств // Советская юстиция, 1980. № 16. С. 13-15.

153. Шаргородский М.Д. Преступность, ее причины и условия в социалистическом обществе //Преступность и ее предупреждение. JL, 1966. С.20-58.

154. Щербаков А.А. Квалификация неправомерного завладения автомобилем или иным транспортным средством с целью получения «вознаграждения» («выкупа») за возврат // «Российский судья» 2006 г. № 11. С. 19-24.

155. Яни П. Возврат похищенных автомашин потерпевшему // Уголовное право. 2005. №2. С. 141-144.

156. Диссертации, авторефераты.

157. Арендаренко А.В. Угон транспортных средств. (Уголовно-правовой и криминологический аспекты). Дис. . канд. юрид. наук. М., 1991.

158. Велик Ю.С. Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения: проблемы предмета, квалификации и профилактики (предупреждения). Дисс. канд. юрид. наук. - Екатеринбург. 2004.

159. Грекова Т.М. Уголовная ответственность за угон транспортных средств. Дис. канд. юрид. наук. М.: Всесоюзный институт по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности. 1987.

160. Егоров В.И. Ответственность за угон автомототранспортных средств по советскому уголовному праву: Дис. канд. юрид. наук. М., 1978.

161. Зайцева Д.Т. Криминопенологические проблемы условного осуждения. Автореф. дисс. канд. юрид. наук. Краснодар, 2004.

162. Кондалов А.Н. Условное осуждение и механизмы его обеспечения. Автореф. дисс. канд. юрид. наук. Казань, 2000.

163. Кругликов Л.Л. Правовые средства обеспечения справедливости наказания в процессе его индивидуализации. Автореф. дисс. . д-ра юрид. наук. -М.,1985.

164. Лихолая В.А. Уголовно-правовая борьба с угоном транспортных средств. — Дисс. канд. юрид. наук. Рига, 1978.

165. Олейник О.М. Планирование предупреждения преступлений (программно-целевой подход): Автореф. дис. . канд. юрид. наук. М., 1982.

166. Панова Ю.А. Уголовно-правовые меры борьбы с неправомерными завладениями автотранспортными средствами. Дис. канд. юрид. наук. М.: Академия управления Министерства внутренних дел Российской Федерации. 1997.

167. Поляков С.А. Санкции в уголовном законодательстве. Автореф. дисс. . канд. юрид. наук. СПб., 1996.

168. Приходченко Г.П. Делинквентное поведение сельского населения: социо-структурный аспект: Автореф. дис. соц. наук. Новочеркасск. 2003.

169. Салева Н.Н. Убийство, сопряженное с иными преступлениями: проблемы квалификации и уголовной ответственности. Автореф. дисс. на соискание ученой степени канд. юрид. наук. Омск, 2006.

170. Силкин В.П. Уголовно-правовые санкции за преступления против собственности // Автореф. дисс. канд. юрид. наук. Санкт-Петербург. 2004.

171. Сорокин А.Б. Криминологическая характеристика и предупреждение преступлений в сельской местности // Автореф. дисс. канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону. 2005.

172. Ткешелиадзе Г.Т. Судебная практика и уголовный закон. Автореф. дисс. . д-ра юрид. наук. М., 1981.

173. Фунин О.В. Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения: уголовно-правовые и криминологические аспекты // Дисс. канд. юрид. наук. Рязань, 1999.

www.dissercat.com


Смотрите также