Richard Bloch. Ричард блох


Что нужно знать пациентам с онкологическими заболеваниями

Когда диагноз звучит как приговор, многие перестают бороться за жизнь. Онкологические заболевания, обнаруженные на первой стадии излечимы практически в 100% случаев, но даже на более высоких стадиях заболевания победа над болезнью возможна, и возможность это зависит от знаний пациента и его настроя.

О том, как действовать человеку, если ему поставили диагноз «рак», рассказывает хирург-онколог Вячеслав Егоров.

 

Есть воля к победе – будет и иммунитет

Иногда встречаешь людей, которые согласно медицинским статистическим данным должны были умереть много лет назад. Однако сила духа и помощь родных и близких дарят им жизнь – и они живут значительно дольше, чем отпускают врачи. Научные исследования доказали: душевное состояние действительно влияет на иммунитет. И это касается не только рака. Оптимизм и воля к победе помогают защитным силам нашего организма. Благодаря им, наша иммунная система побеждает болезнь.

В США и в мире известны истории таких людей как Лэнс Армстронг и Ричард Блох. Первый – выдающийся велосипедист, который сумел победить рак яичек с метастазами в головной мозг, осложненный параличом, и после этого 7 раз выиграл Тур-де-Франс – самый престижный и супертрудный веломарафон, победа в котором даже 1 раз уже является выдающимся достижением спортсмена. Лэнс жив до сих пор, и до сих пор многие (и я в том числе) преклоняются перед его силой воли и желанием победить болезнь.

В марте 1978 года Ричарду Блоху врачи на основании достоверных данных сообщили, что у него последняя стадия рака легкого и ему осталось жить три месяца. Он и его близкие выбрали борьбу за жизнь, мобилизовали все свои силы, сумели перестроить свою жизнь для борьбы с раком и пациент прошел трудное лечение. Спустя 2 года в его организме не было обнаружено следов опухоли, он прожил 26 лет и умер не от рака, а от сердечной недостаточности в 2004 году. Всю жизнь Ричард и его жена Аннет посвятили помощи больным с раком, основали фонд помощи больным со злокачественными опухолями (R.A. Bloch Cancer Foundation), которым после смерти мужа руководила Аннет Блох. В американском городе Миннеаполисе есть парк, который создали он и его жена. Вдоль тропинок этого парка стоят таблички с советами для тех, кто заболел раком. Эти инструкции составил сам пациент, победивший страшную болезнь. Эти советы очень просты и разумны, и их использование оказывает реальную помощь.

“Не могу сказать, что Вы добьетесь такого же успеха, как и я, но если Вы попытаетесь, у Вас есть шанс.” – Ричард Блох.

Совет врачу

Что делать врачу, когда перед ним - человек, заболевший раком? Первое – дать пациенту полную информацию о его состоянии. Предположение о том, что больной не перенесет плохих новостей совершенно несостоятельно, наоборот, сокрытие сведений о болезни может успокоить пациента,

уменьшить его мобилизованность в борьбе с болезнью, предотвратить поиск альтернативного лечения и, в конце концов, будет инкриминировано врачу самим же пациентом, когда выяснятся все обстоятельства. Второе – нужно рассказать обо всех возможных вариантах лечения и их эффективности на основании доказательных исследований (если они есть по данному поводу) и международных рекомендаций. Третье - объяснить, почему предлагаемый метод лечения будет наилучшим в данной ситуации. Четвертое – способствовать консультации пациента у другого врача. Second opinion (второе мнение) опытного специалиста очень важно, оно помогает пациенту взглянуть на ситуацию с другой стороны и формирует уверенность в правильности выбранного лечения. Сомнения нужно разрешать, а данные проверять на основании достоверной информации. Пациент всегда должен иметь возможность получить и проверить информацию о своем состоянии. Все риски должны быть объявлены и обсуждены с пациентом.

И пятое: врач должен создать у пациента правильный настрой – желание бороться и победить болезнь.

Первые шаги к выздоровлению

Согласно Ричарду Блоху, победа над раком зависит от знаний и настроя. Поэтому всем, у кого обнаружили злокачественную опухоль, нужно сделать ряд шагов к выздоровлению.

Первый шаг - узнать и записать точный диагноз, а также всю информацию о болезни. Нужно знать название заболевания и тип опухоли, стадию заболевания и степень злокачественности опухоли, локализацию опухоли - место, где она располагается, результаты исследования крови, микроскопии опухоли, данные медицинских исследований - КТ, УЗИ, МРТ, ПЭТ и др., значения всех медицинских терминов, которые относятся к типу опухоли, процессу диагностики и лечения болезни.

Второй шаг - узнать все о типе своей опухоли во всех возможных источниках информации: у доктора, в медицинской литературе, в интернете. При поиске информации в интернете лучше читать международные рекомендации и статьи на зарубежных англоязычных сайтах крупных лечебных центров. К сожалению, сайты на русском языке часто содержат много явной или скрытой рекламы и не дают полной информации по интересующему вопросу. Дело в том, что сегодня описано множество типов злокачественных новообразований, и у каждого из них свои особенности. Новые способы лечения появляются постоянно, и собирать информацию тоже нужно постоянно. Даже если вам кажется, что вы уже все прочли и все знаете.

Сегодня при некоторых опухолевых процессах перед началом лечения или этапа лечения делают генетический анализ для обеспечения персонализированного подхода к терапии. По результатам этого анализа можно понять, какой метод лечения будет эффективен именно для данного пациента, а какой нет смысла использовать. Для некоторых заболеваний уже сейчас существуют жесткие установки, не позволяющие назначать химиотерапию без изучения генетических мутаций. Постоянно появляются новые препараты, новые методы и новые устройства для более эффективного лечения злокачественных заболеваний, как, например, более совершенные машины для радиотерапии, которые позволяют облучать опухоль с разных точек и при этом минимально повреждать здоровые ткани, методы дистанционного разрушения опухолей ультразвуком, направленным с разных сторон, химиотерапия при повышенной температуре во время операции, и так далее. Естественно, что пациенты зачастую не знают об

этом, но знать это необходимо, когда болезнь представляет опасность для жизни. Если Вы не знает чего-то о методах лечения Вашей болезни, Вы не сможет спросить об этом у врача и получить это, возможно лучшее для Вас лечение!

Третий шаг - собрать всю информацию о возможностях лечения своей разновидности опухоли. У врача и в интернете нужно узнать ответы на вопросы:

- Что входит в «золотой стандарт» лечения данного типа опухоли на данной стадии ее развития?

- Как велика эффективность современных методов лечения, и есть ли новые методы?

- Проводят ли сейчас клинические исследования лечения данной разновидности опухоли?

Четвертый шаг – получить «второе мнение». Обязательно посетите другого врача, которому вы доверяете, предоставьте ему всю информацию о болезни, и Ваш выбор метода лечения и образа жизни будет более осмысленным и взвешенным.

Пятый шаг – выбрать, где лечиться. Выбирайте учреждения, где лечение проводится строго в соответствии с международными рекомендациями. Если проводятся клинические исследования какого-либо нового лекарства для лечения обнаруженной у Вас разновидности опухоли, постарайтесь принять в них участие. Участие в этих исследованиях вовсе не означает, что на Вас проводят эксперименты. Речь идет об экспериментальном лечении Вашей болезни, т.к. используются препараты, которые раньше не применялись, но на основании предварительных данных (исследования на животных, изучение безопасности и др.) предполагается их более высокая эффективность.

Если речь идет о хирургическом лечении, исключительно важен выбор оперирующего хирурга, поскольку онкологические вмешательства обычно обширны, нередко требуют частичного или полного удаления нескольких органов и лимфатических узлов на большой площади. Непосредственный и отдаленный результаты лечения в значительной степени зависят от опыта оператора в отношении Вашего заболевания, тщательности его выполнения, а также способности хирурга выдерживать многочасовые вмешательства без потери работоспособности. Опыт имеет огромное значение при выполнении сложных вмешательств, особенно при погранично - резектабельных опухолях, когда вероятность нестандартных ситуаций многократно возрастает. В этих случаях могут потребоваться расширение объема операции для достижения ее радикальности, немедленные действия по ликвидации опасных для жизни осложнений и другие шаги, эффективность которых зависит от опыта и влияет на частоту осложнений, послеоперационную летальность и выживаемость в отдаленные сроки.

В отличие от экспериментальной лекарственной терапии, не стремитесь быть первыми пациентами, которым сделаны экспериментальные операции, техника которых недостаточно отработана, и место которых в структуре лечения не до конца определено. Не стесняйтесь интересоваться опытом хирурга и учреждения в лечении случаев, подобных Вашему. Помните, что от этого зависит Ваша жизнь и здоровье.

Шестой шаг – выбрать лучшие методы лечения болезни из всех возможных.

Седьмой шаг – делать все, что зависит от вас самих. Важно изменить образ жизни и мобилизовать все свои ресурсы. Доказано, что очень часто рак провоцируют… нерациональное питание и низкая физическая активность.

Паниковать и плакать строго воспрещается: мы уже знаем, что наше душевное состояние влияет на защитные силы нашего организма. Помогите вашему иммунитету – несмотря ни на что, находите возможность для радости. Занимайтесь любимыми делами. Ищите в жизни то, что приносит вам удовольствие.

Даже самое лучшее лечение может быть малоэффективным, если пациент не готов делать все от него зависящее. Помните: нет опухолей, от которых нет лечения. Нет опухолей, при которых не было случаев излечения.

После операции: возвращаемся к жизни

Случается, что онкологическое заболевание обнаруживают, когда больной орган уже нельзя сохранить. Такое происходит часто, например, при раке желудка, когда требуется удаление всего желудка и пищевод соединяется с тонкой кишкой. Несмотря на утрату такого резервуара как желудок, после этого вмешательства пациент имеет все шансы вернуться к нормальной жизни, при условии строгого соблюдения режима питания: есть часто (6-8 раз в день первые 6-8 месяцев после операции, потом реже) и маленькими порциями, тщательно пережевывать пищу, принимать препараты железа, кальция и цинка.

Такой режим питания полезен и для тех, кто здоров (или болен гастритом, колитом и т.д.): он предотвращает и излечивает многие болезни желудочно-кишечного тракта.

Особое внимание нужно обращать пациентам, которым предстоит операция на поджелудочной железе. Этот орган находится в труднодоступном месте, вблизи позвоночника, и окружен крупными сосудами, снабжающими жизненно важные органы. Осложнений при операциях на поджелудочной железе в 10 раз больше, чем при операциях на других органах брюшной полости. По этой причине операции на поджелудочной железе должен выполнять хирург со специальным опытом вмешательств на этом органе. Настороженность должны вызывать быстрые двух-трех-часовые операции при раке. Японские хирурги пришли к выводу, что если операция при раке поджелудочной железы длится менее 5 часов, то такой важнейший этап как лимфодиссекция (удаление прилежащих к опухоли лимфатических узлов) не может быть адекватной, а это негативно влияет на прогноз заболевания. Учитывая результаты, которых добились японские онкологи, видимо, для такой точки зрения есть серьезные основания.

Другая проблема, с которой приходится сталкиваться, заключается в том, что не только люди далёкие от медицины, но и врачи, не знают о возможности нормальной жизни после полного удаления поджелудочной железы. Для этого нужна компенсация диабета и недостатка пищеварительных ферментов, что происходит всегда после таких вмешательств, поскольку поджелудочная железа – единственный орган, который вырабатывает инсулин и эти ферменты. Поэтому после ее удаления нужно постоянно принимать эти вещества в виде лекарств. Компенсация недостаточности инсулина и пищеварительных ферментов сложна, но достижима. Это требует дисциплины, строгого выполнения назначений врача, а также наличия препаратов и средств контроля уровня глюкозы в крови, которые должны предоставляться таким пациентам бесплатно. Проблема встает во весь рост, когда эти пациенты пытаются получить все

причитающееся им по закону и жизненно им необходимое у людей, не подозревающих, что такое вообще возможно: нередко пациенты с удаленной поджелудочной железой слышат в поликлиниках и больницах, что таких операций не бывает, что больные после таких вмешательств не живут, и чтобы они не морочили голову врачам. Мы имеем самый большой опыт полного удаления поджелудочной железы на территории бывшего СССР, и часто сталкивается с такими событиями. Мне приходится по многу раз писать письма и звонить главным врачам поликлиник для того, чтобы объяснить ситуацию и необходимость предоставления больному нужного препарата, а не другого, менее эффективного.

Многое зависит от того, как будут относиться к человеку, перенесшему обширную резекцию поджелудочной железы, его близкие. И от того, как он сам будет относиться к себе. Если пациент будет окружен вниманием, будет дисциплинированным (или как говорят врачи, комплаентным) он может нормально жить неопределенно долго, даже после удаления поджелудочной железы. Некоторые пациентки после обширных резекций поджелудочной железы операции родили детей и воспитывают их. Несмотря на апанкреатическое состояние (полное отсутствие поджелудочной железы), пациенты работают, водят машину, живут полноценной жизнью и… продолжают бороться с местным здравоохранением. Надеемся, что в скором времени нам удастся улучшить жизнь таких пациентов не только за счет появления новых препаратов, но и за счет их объединения, в том числе благодаря Обществу апанкреатических больных, которое создано на базе Городской больницы №5 г. Москвы.

В заключение еще раз подчеркну, что «страусиная тактика» заведомо проигрышная в борьбе с раком. Информированность пациента наряду с боевым настроем – вот путь к победе над болезнью.

 

Загрузка...

argumentiru.com

Ричард Блох. ГОРЕ ОТ УМА. «Коллекция детективов» | Кук Дэвид С. | Матесон Ричард | Макгерр Патрисия | Лутц Джон | Хилл Текс | Гриннэл Дэвид | О'Конелл Стив | Кинг Стивен | Ноултон Дон | Пэйн Джозеф | Крайдер Билл | Даль Роальд | Фиш Роберт | Блох Роберт | Чизхолм Ли | Камински Стюарт Мелвин | Миронюк Надя | Холдинг Джеймс | Деминг Ричард | Дэвидсон Аврам | Аллен Стив | Грейвс Роберт | Блок Лоуренс | Чампьон Дарси Линдон | Даниеэлс Гаролд | Раньон Деймон | Ризонер Джеймс | Рогов Александр | Ричи Джек | Брайт Чак | Блок Роберт | Хесс Джоан | Лаймон Ричард | Линдли Стив | Колби Роберт | Хантингтон Крис | Стэдли Пэт | Дункан Пол | Слезар Генри | Лоуренс Брайан | Лавси Питер | Владимиров Василий | Гилберт Майкл | Рум Ф. Б. | Лонг Вирджиния | Седых Игорь | Мазур Гарольд | Скотт Джеффри | Хенинг Дональд | Эйнштейн Чарльз | Макдональд Джон | Дирл Элизабет | Куин Эллери | Крейг Джонатан | Мергендаль Чарльз | Хениг Дональд | Сиск Фрэнк | Хардвик Ричард | Баррет Дин | Бенедикт Эндрю | Пронзини Билл | Дил Борден | Нильсен Хелен | Ралстон Гилберт | Бруссар Д. | Мэллори Майкл | Холланд Д. | Холлидей Бретт | Тернер Роберт | Порджес Артур | Линк Уильям Теодор | Левинсон Ричард | Барри Д. | Дарнелл Оливия | Лейси Эд | Тремонт Филип | Дженифер Лоуренс | Лопрести Роберт | Гилфорд Чарльз Бернард | Любенко Иван | Шуновер М. | Уильям Джеффри | Матисон Теодор | Хикс Эдвин П. | Рассел Рэй | Пауэлл Тэлмидж | Бруер Д. | Колльер Джон | Сэйерс Дороти Л. | Мартсон Эдвард | Артур Роберт | Эберхарт Миньон | Флетчер Флора | Смт Александр

 

Совершенно СЕКРЕТНО № 7/254 от 07/2010

Перевод с английского: Сергей Мануков

Самолет сделал круг над маленьким аэродромом и приземлился. Майк Сэвидж выскочил из черного лимузина еще до того, как он остановился около самолета. Для человека с такими внушительными габаритами двигался он на удивление быстро. Когда дверца самолета открылась, Сэвидж стоял рядом.

— Кейн? — спросил он.

Высокий мужчина кивнул и слегка улыбнулся. Затем на лицо вернулась обычная суровость. Глубоко посаженные темные глаза пристально всматривались в британца.

— Свободен! — бросил Джо Кейн летчику.

Тот кивнул и закрыл дверь. Через минуту мотор взревел, и самолет побежал по полосе, набирая скорость.

Кейн не стал ждать взлета. Он забрался на переднее сиденье лимузина и хмуро сказал: «Поехали».

Сэвидж кивнул водителю. Машина помчалась в клочьях серого тумана по узкой дороге, петляющей среди рощ и холмов сельской Англии.

— Будет дождь, — попытался завязать разговор Майк Сэвидж. — А у вас там какая погода?

— Я перелетел океан, — недовольно буркнул Кейн, — не для того, чтобы говорить о погоде.

— Простите, — от Джо Кейна зависело так много, что Сэвидж был готов терпеть любые грубости заокеанского гостя. — Тогда я расскажу вам о наших планах.

— Позже, — покачал головой американец. — Я слишком устал для серьезного разговора.

С этими словами он отвернулся от Сэвиджа и закрыл глаза.

Британец понимал, что Кейн действительно должен устать от тяжелого перелета. Самолет был маленький, без удобств. К тому же полет проходил в обстановке секретности. Летчику пришлось держаться подальше от коротких, но оживленных маршрутов.

Идею создать всемирную криминальную организацию, объединяющую бандитов из разных стран, Сэвидж вынашивал не один год. Она так крепко засела в голове, что со временем превратилась в цель всей его жизни.

— Сбрось скорость, — приказал он водителю, когда капли дождя забарабанили по крыше лимузина.

Джо Кейн спал, откинув голову на спинку сиденья. Мышцы лица не расслабились даже во сне. Лицо у него было жестокое и умное. Эти слова лучше всего характеризовали Джо Кейна и объясняли, почему он считался самым крупным гангстером Северной Америки. Сэвидж вызвал его в Англию, потому что без него все предприятие было обречено на провал.

В Лондон должны съехаться акулы преступного мира со всех концов планеты. Участие Кейна сулило предприятию успех. Конечно, всемирную криминальную организацию должен был возглавить этот безжалостный американец. Себе он отводил роль главного советника…

— Осторожнее! — выкрикнул Сэвидж, увидев прямо перед собой пробивающие дождь и туман фары встречного автомобиля.

Водитель резко вывернул руль влево. Визг тормозов растворился в скрежете металла. Майка бросило вперед. Он ударился головой о приборный щиток. Туман, бывший до этого серым, почернел, и он рухнул в черный колодец…

— Сэр, как вы? — когда в глазах у Майка Сэвиджа немного прояснилось, он увидел встревоженное лицо склонившегося над ним водителя. Сэвидж пощупал огромную шишку около виска, в которой пульсировала боль, и медленно кивнул. — Попробуйте пролезть под рулем.

Правая рука водителя неестественно висела вдоль туловища.

— Сломана, — пояснил он. — Боюсь, вам придется самому вытаскивать джентльмена из Америки.

Лобовое стекло было разбито вдребезги Его пробил головой Джо Кейн.

— О господи, — пробормотал Сэвидж, — что стало с его лицом!..

Лицо Кейна напоминало одно большое белое пятно, в нижней части которого находилась узкая щель для рта. Еще четыре дырки были проделаны в бинтах для глаз и носа.

— Кейн, вы меня слышите? — Майк Сэвидж стоял в просторной комнате с белыми стенами. На кровати лежал похожий на мумию Кейн. — Слышите, что я говорю?

Вместо ответа он услышал тяжелое и хриплое дыхание.

— Он еще не может говорить, — объяснил доктор Огэст. — У него сильно повреждены голосовые связки. Голос вернется. Это дело считанных дней, максимум пары недель.

Эдмунд Огэст знал и умел, казалось, все, начиная от сложнейшей хирургии и кончая еще более сложной психиатрией. Сэвидж платил ему огромные деньги, но Огэст их стоил. Майк уговорил его бросить практику и работать только на него. Он поселил его в просторном доме, обнесенном высокой каменной стеной. В нем находилась клиника, оборудованная по последнему слову медицинской техники.

— Это доктор Огэст, — представил его Сэвидж неподвижно лежащей на кровати мумии. — Вы обязаны ему своей жизнью.

Не дождавшись никакой реакции, Майк Сэвидж с тревогой повернулся к Огэсту.

— Он ничего не понимает, — кивнул доктор и нагнулся над кроватью. — Вы попали в серьезную аварию, мистер Кейн. Худшее сейчас позади. Вы будете жить и полностью выздоровеете. Понимаете, что я говорю? — забинтованная голова медленно кивнула. — У вас тяжелая травма головы, в результате чего возникла полная амнезия. Но вы можете считать себя счастливчиком. Водитель встречной машины скончался на месте. Вы бы тоже умерли, если бы мистер Сэвидж не привез вас ко мне. По мере выздоровления к вам постепенно будет возвращаться память. Только нужно как можно больше отдыхать.

Он повернулся к Майку Сэвиджу:

— Вам придется перенести встречу в верхах, но она состоится и Джо Кейн будет на ней главным действующим лицом.

Рита Фоули никак не могла привыкнуть к тому, что нужно ездить по левой стороне дороги. В довершение ко всему она еще и заблудилась в холмах и нашла дом только вечером.

Когда ее ввели в гостиную, в которой сидел хмурый Майк Сэвидж, она торопливо объяснила:

— Фактически я — миссис Кейн. Мы были с Джо ночью накануне его отъезда. У нас нет тайн друг от друга. Он рассказал о вашей встрече в верхах и плане. Джо обещал позвонить, как только прилетит, но не позвонил. Я знала, что полет прошел нормально. Арни… это пилот… вернулся в Америку и сказал мне, что долетели без происшествий. Потом я узнала о том, что встреча откладывается. Помощник Джо дал мне адрес тайной клиники. Что с Джо Кейном?

— Боюсь, он попал в небольшую аварию, — пожал плечами Сэвидж.

— Аварию? — глаза Риты расширились. — Он не…

— Нет, он не погиб, если вы это имеете в виду.

Огэст взял девушку за руку и сказал:

— Вы можете сами посмотреть, в каком он состоянии.

— Джо! — в ужасе вскричала Рита, когда увидела забинтованную мумию в комнате на втором этаже. — О боже!.. Джо, посмотри на меня. Это я, Рита…

— Он вас не знает, — сообщил ей Сэвидж.

— Что за чушь! Как он может меня не знать?

— У него амнезия.

Рита была готова разрыдаться.

— Раз уж вы приехали, — сказал доктор, — то можете нам помочь.

— Я все сделаю, — проговорила она сквозь слезы. — Разрешите мне остаться. Я буду за ним ухаживать…

— У него опытная сиделка. Мистер Кейн нуждается не в сиделке, а в… матери. В физическом отношении выздоровление идет полным ходом. Через месяц-другой он будет полностью здоров. Но когда его отпустит амнезия, сказать невозможно. Пока к нему не вернется память, он будет взрослым мужчиной с умом ребенка. Ему понадобится человек, который сможет заново его всему научить.

— Отличная идея, — согласился Майк Сэвидж и повернулся к Рите: — Без Джо Кейна встреча в верхах бессмысленна. Без него не может быть никакой всемирной организации. Ее создание — дело всей моей жизни.

— Для меня главное — Джо, — покачала головой Рита Фоули. — Когда можно начать?

— Завтра.

Прошла неделя, за ней другая. Скоро Рита Фоули потеряла счет времени. Она ни на минуту не отходила от Кейна. Даже по ночам, когда она беспокойно металась на кровати в своей комнате на первом этаже, она мысленно была с ним.

Сначала процесс обучения проходил очень медленно. Голосовые связки Кейна быстро заживали. Через несколько дней он уже мог шептать. Его вопросы подтверждали диагноз доктора Огэста. Кейн не помнил, что с ним произошло. Он не помнил ни аварию, ни то, что было перед ней. Он даже не помнил своего имени.

Рита учила его всему, как маленького ребенка. Физическое выздоровление проходило быстро. Сначала Джо мог сидеть в постели, потом пересел в инвалидное кресло. Она каждый день вывозила его в сад и рассказывала, рассказывала, рассказывала обо всем: о его прошлом; о том, как он карабкался по иерархической лестнице преступного мира; как стал его королем. Она рассказывала о привычках, любимых анекдотах и фильмах, рассказывала о песнях и книгах, которые он читал.

— Все бесполезно, — в хриплом голосе Кейна слышалась тревога. — Я ничего не могу вспомнить.

— Доктор говорит, что тебе ничего и не нужно вспоминать. Просто слушай меня и запоминай.

Через несколько дней Джо Кейн начал ходить. Силы возвращались к нему с каждым днем. Доктор Огэст считал, что выздоровление идет успешно, и был уверен, что память рано или поздно вернется. Но даже если это и не произойдет, благодаря Рите он со временем в любом случае станет прежним Джо Кейном.

Рита и Джо гуляли не только по саду, но и по просторному дому. Как-то они спустились в подвал и нашли комнату с толстыми звуконепроницаемыми стенами. На полках лежали пистолеты и револьверы, винтовки, автоматы и пулеметы, гранаты со слезоточивым газом и многое другое.

— Впечатляет, — кивнула Рита Фоули. — Здесь даже больше оружия, чем у тебя в Джерси.

Джо Кейн нахмурился, потом кивнул:

— Вспомнил, это моя американская штаб-квартира.

— Джо, неужели ты до сих пор ничего не помнишь?

— Нет, — покачал он головой. — Нелегко поверить, что я был королем преступного мира Америки, но я знаю, что ты говоришь правду.

— Ничего страшного, — улыбнулась девушка. — Со временем ты обязательно все вспомнишь… Да, чуть не забыла. У меня есть хорошая новость. Завтра снимут бинты…

Бинты снимал сам доктор Огэст. В ослепительно белой операционной, кроме него и Кейна, находились Майк Сэвидж и Рита Фоули. Сиделку, которая поначалу ухаживала за больным, давно отправили в Лондон.

Рита сильно волновалась. Эдмунд Огэст рассказал ей, что Джо пробил головой лобовое стекло и сильно поранился. На его лице не было живого места. Пришлось сделать несколько сложных пластических операций. Сейчас она со страхом ждала встречи с любимым мужчиной.

— Ну как, доктор? — спросил Кейн Огэста, когда тот закончил снимать бинты.

— Превосходно, — ответил доктор Огэст. — Ни единого шрама, никаких следов операций.

— Рита, вы не собираетесь взглянуть на своего друга? — спросил Сэвидж у девушки.

Рита Фоули медленно повернулась. Она увидела Джо Кейна и громко закричала. Последним, что она помнила перед тем, как упасть в обморок, был совершенно незнакомый человек, который с улыбкой смотрел на нее.

— Все в порядке. Все хорошо, — откуда-то издалека доносился голос Джо.

Рита открыла глаза. Кейн стоял на коленях и ласково обнимал ее за плечи.

— Джо… что они с тобой сделали?

— Мы много чего сделали, — не без гордости ответил доктор Огэст. — Травмы были очень сложными. Сначала я надеялся, что можно будет обойтись обычной пересадкой кожи, но в результате пришлось делать полностью новое лицо.

Девушка печально покачала головой. Джо Кейн еще раз посмотрел и удивленно произнес:

— Знаете, что самое забавное? Я даже не помню, как выглядел раньше.

— Вы очень везучий человек, — сказал ему Эдмунд Огэст. — Не обижайтесь, но сейчас вы красивее, чем были до аварии. Если бы вы знали, как мне было тяжело. У меня было только описание мистера Сэвиджа, который видел вас час до аварии.

Постепенно Рита Фоули привыкла к новому лицу Джо, но между ними возникло какое-то напряжение. Когда она упала в обморок, Кейн приласкал ее, но после того дня больше ни разу не прикасался к ней. Временами ей казалось, что он изменился не только внешне, но и внутри.

Рита чувствовала смутную тревогу. Она догадывалась, что ей рассказывают не все. Объяснения доктора Огэста ее не устраивали. Всякий раз, когда она спрашивала о том, что они сделали с Джо Кейном, Эдмунд Огэст и Майк Сэвидж быстро переводили разговор на другую тему.

Когда неизвестность стала невыносимой, Рита решила начистоту поговорить с Джо. Ночью, когда все уснули, она тихо поднялась на второй этаж. Он не спал, словно ждал ее прихода.

Когда Рита рассказала ему о своих подозрениях, Кейн кивнул.

— Мне тоже кажется, что здесь что-то не так, — прошептал он. — Может быть, они и не врут, но всей правды, думаю, не рассказывают.

— Что будем делать?

— Предоставь все мне. Завтра у меня начинается новая жизнь. Вернее, возобновляется старая. Я чувствую себя полностью здоровым. Даже не знаю, как тебя благодарить.

— Ты и не должен меня ни за что благодарить. Вспомни, ты никогда ни за что не благодарил, но я не обижалась. Мне было достаточно того, что ты для меня делаешь… Помнишь Рио?

— Рио? — нахмурился он. — Нет, не помню.

— Неудивительно. Ты ведь тогда напился, как сапожник. Я сама только сейчас вспомнила… Мы зашли в какой-то кабачок около порта. Там было полно пьяных матросов. Они делали друг другу татуировки. Ты тоже решил сделать наколку. Они вытатуировали на твоей правой руке мое имя. Я тогда чуть не умерла от страха. Представляешь, грязная игла, пьяные парни…

— Татуировка, — покачал головой Кейн. — Не может быть.

— Так оно и было, Джо. Дай правую руку. Смотри…

Она быстро закатала рукав рубашки на его правой руке и ахнула. Татуировки не было.

— Ты не Джо! — испуганно вскричала Рита Фоули.

В этот момент дверь открылась, и в комнату вошли доктор Огэст и Майк Сэвидж.

— Он — Джо Кейн, — усмехнулся Эдмунд Огэст. — Вернее то, что от него осталось. К сожалению, его череп был так сильно поврежден, что я оказался бессилен. Выход был один. Конечно, это было очень рискованно, один шанс из миллиона, но я не мог его упустить, потому что он умирал. Я пересадил его мозг. Сейчас он занимает тело, которое принадлежало водителю встречной машины, Барри Коллинза.

— Невероятно, — покачал головой Джо Кейн.

— Согласен, но тем не менее это так, — пожал плечами Майк Сэвидж. — Я свидетель. Мы привезли сюда водителя встречной машины, но он был уже мертв. Сердце, наверное, не выдержало, потому что никаких внешних повреждений не было. Доктор Огэст осмотрел его, и ему в голову пришла эта фантастическая идея.

Все это должно остаться тайной, причем не только для обычных людей, но и для наших коллег из преступного мира. Поэтому нам и пришлось придумать историю с пластической операцией. Кроме нас четверых, никто не должен знать правды.

— С лицом более-менее понятно, — быстро сказал Джо Кейн. — Но как быть с настоящим Барри Коллинзом?

— Здесь все чисто, — объяснил Огэст. — У меня лицензия врача. Я подписал свидетельство о смерти и заполнил все необходимые документы. Мы переложили его бумажник и документы в ваши карманы. Ваше прежнее тело с абсолютно неузнаваемым лицом было опознано и кремировано под фамилией Коллинза. К счастью, у него не было родных, так что проблем с опознанием не возникло.

— А как вы объяснили мое пребывание здесь? — продолжал допытываться Кейн.

— Никак. Вы прилетели тайно, о вас никто ничего не знает. Мы просто не сказали полиции, что вы находились в машине в момент аварии, вот и все.

— Неудивительно, что я ничего не помню, — медленно кивнул американец. — Непонятно, как я вообще остался жив. Но сейчас все позади. Я снова в игре.

— Я долго ждал этих слов, — широко улыбнулся Сэвидж. — Наконец, вы заговорили, как старый Джо Кейн. Мои поздравления, доктор. Похоже, мы наконец вновь в деле…

Кейн и Сэвидж были правы. Труды Риты Фоули не пропали даром. Несмотря на чужое тело, Джо был прежним Кейном, таким же умным, хитрым и безжалостным, как до страшной аварии на ночной дороге.

Рита уже несколько месяцев жила в этом странном доме в английской глубинке. Раньше у нее не было времени разбираться в своих чувствах, но сейчас все изменилось.

Настало время для решительного разговора. Необходимо расставить все точки над «i». Она должна понять, какие между ними сейчас отношения.

Рита поднялась на второй этаж, но комната Джо была пуста. Сейчас, когда ее миссия была выполнена, у нее на многое открылись глаза. Стерильно белые стены теперь вызывали у нее отвращение. Как он мог жить в такой комнате, с ужасом подумала она. Ведь в ней нет даже окна. Только вентиляционное отверстие над кроватью, через которое подается свежий воздух.

Вентиляционное отверстие… Рита замерла как вкопанная. Это серое пятнышко над решеткой она наверняка видела сотни раз, но не обращала на него внимания. Только сейчас до нее дошло, что этот маленький кружочек не пятно грязи, а крошечный микрофон.

Провода вели в подвал. Микрофон был подключен к магнитофону, стоящему на столе в комнате-арсенале.

Девушка включила магнитофон. Бабины закружились, и в комнате раздался едва слышный голос доктора Огэста. Раз за разом он почти шепотом повторял: «Ты — Джо Кейн… Ты — Джо Кейн…»

— Значит, ты нашла его?

Рита испуганно повернулась. В комнату вошел Джо Кейн.

— Ты знал о магнитофоне?

Он кивнул, подошел к столу и выключил магнитофон.

— Доктор Огэст рассказал мне о нем несколько дней назад. Это гипнотерапия. Он считает, что она отлично помогает в восстановлении памяти. Он включал магнитофон ночью, когда я спал.

— Да, я слышала об этом методе, — кивнула девушка. Неожиданно все стало на свои места. В головоломке появилось последнее недостающее звено. — Но магнитофон понадобился Огэсту не только для восстановления памяти. Все по-настоящему. Это настоящее внушение, настоящий гипноз.

— Что ты хочешь этим сказать? — насторожился Джо.

— Только правду, — твердо ответила Рита. — Правда же заключается в том, что ты… настоящий Барри Коллинз.

— А ты умная девушка, — кивнул Кейн после небольшой паузы. — Я пришел к этому выводу несколько дней назад, в ту ночь, когда ты вспомнила о татуировке. Конечно, никакой пересадки мозга не было. Это невозможно. Джо Кейн погиб в аварии, у меня же было сильное сотрясение. Временная амнезия.

Он оглядел длинные ряды оружия и еще раз уверенно кивнул.

— Конечно, Сэвидж и Огэст не могли упустить такую возможность. Создание организации давно превратилось для Сэвиджа в идею фикс. Они понимали, что без Кейна ничего не получится, и поэтому решили убедить меня в том, что я и есть Джо Кейн. Твой приезд был очень кстати. Ты решила для них все проблемы. Но они не знали, что моя память может со временем вернуться. Сегодня я вспомнил. Пусть и не все, но достаточно, чтобы знать, что я — Барри Коллинз, а не Кейн.

— И что ты теперь собираешься делать? — спросила Рита.

— Ничего, — усмехнулся Барри. — Все останется, как есть. Я останусь Джо Кейном. Знаешь, мне понравилось быть Джо Кейном. Может, человек он и не ахти какой, но перед искушением зарабатывать миллионы, сотни миллионов устоять трудно. Вы отлично промыли мне мозги. Сейчас у меня… как это называется… мозг криминального гения?

— Совершенно верно, — согласился Майк Сэвидж. — Сейчас ты превратился в криминального гения.

В дверях стояли Сэвидж и Огэст.

— Так даже лучше, — продолжил Сэвидж. — Спектакль наконец закончился. Встречу назначим через неделю. Теперь ты знаешь, как играть свою роль. Осталось только научиться подделывать подпись Кейна, но это несложно. Нужно только немного потренироваться. Правильно?

Коллинз кивнул.

— Правильно. Но вы забыли одну вещь. Вы научили меня, что настоящий Джо Кейн никогда не оставлял после себя следов, — он усмехнулся. — Этим я сейчас и займусь.

— Что ты хочешь этим сказать?.. — испугалась Рита, наверное догадавшаяся о том, что произойдет в следующее мгновение.

Продолжая улыбаться, Коллинз быстро взял с полки автомат…

Он плотно закрыл дверь в арсенал и поднялся в гостиную. На столе лежал лист бумаги с номером телефона человека в Лондоне, который отвечал за организацию встречи.

Он набрал номер, дождался, когда на другом конце снимут трубку, и сказал:

— Привет! Это Джо Кейн…

litresp.ru

rulibs.com : Детективы и Триллеры : Классический детектив : Ричард Блох ГОРЕ ОТ УМА : Дэвид Кук : читать онлайн : читать бесплатно

Ричард Блох

ГОРЕ ОТ УМА

Совершенно СЕКРЕТНО № 7/254 от 07/2010

Перевод с английского: Сергей Мануков

Самолет сделал круг над маленьким аэродромом и приземлился. Майк Сэвидж выскочил из черного лимузина еще до того, как он остановился около самолета. Для человека с такими внушительными габаритами двигался он на удивление быстро. Когда дверца самолета открылась, Сэвидж стоял рядом.

— Кейн? — спросил он.

Высокий мужчина кивнул и слегка улыбнулся. Затем на лицо вернулась обычная суровость. Глубоко посаженные темные глаза пристально всматривались в британца.

— Свободен! — бросил Джо Кейн летчику.

Тот кивнул и закрыл дверь. Через минуту мотор взревел, и самолет побежал по полосе, набирая скорость.

Кейн не стал ждать взлета. Он забрался на переднее сиденье лимузина и хмуро сказал: «Поехали».

Сэвидж кивнул водителю. Машина помчалась в клочьях серого тумана по узкой дороге, петляющей среди рощ и холмов сельской Англии.

— Будет дождь, — попытался завязать разговор Майк Сэвидж. — А у вас там какая погода?

— Я перелетел океан, — недовольно буркнул Кейн, — не для того, чтобы говорить о погоде.

— Простите, — от Джо Кейна зависело так много, что Сэвидж был готов терпеть любые грубости заокеанского гостя. — Тогда я расскажу вам о наших планах.

— Позже, — покачал головой американец. — Я слишком устал для серьезного разговора.

С этими словами он отвернулся от Сэвиджа и закрыл глаза.

Британец понимал, что Кейн действительно должен устать от тяжелого перелета. Самолет был маленький, без удобств. К тому же полет проходил в обстановке секретности. Летчику пришлось держаться подальше от коротких, но оживленных маршрутов.

Идею создать всемирную криминальную организацию, объединяющую бандитов из разных стран, Сэвидж вынашивал не один год. Она так крепко засела в голове, что со временем превратилась в цель всей его жизни.

— Сбрось скорость, — приказал он водителю, когда капли дождя забарабанили по крыше лимузина.

Джо Кейн спал, откинув голову на спинку сиденья. Мышцы лица не расслабились даже во сне. Лицо у него было жестокое и умное. Эти слова лучше всего характеризовали Джо Кейна и объясняли, почему он считался самым крупным гангстером Северной Америки. Сэвидж вызвал его в Англию, потому что без него все предприятие было обречено на провал.

В Лондон должны съехаться акулы преступного мира со всех концов планеты. Участие Кейна сулило предприятию успех. Конечно, всемирную криминальную организацию должен был возглавить этот безжалостный американец. Себе он отводил роль главного советника…

— Осторожнее! — выкрикнул Сэвидж, увидев прямо перед собой пробивающие дождь и туман фары встречного автомобиля.

Водитель резко вывернул руль влево. Визг тормозов растворился в скрежете металла. Майка бросило вперед. Он ударился головой о приборный щиток. Туман, бывший до этого серым, почернел, и он рухнул в черный колодец…

— Сэр, как вы? — когда в глазах у Майка Сэвиджа немного прояснилось, он увидел встревоженное лицо склонившегося над ним водителя. Сэвидж пощупал огромную шишку около виска, в которой пульсировала боль, и медленно кивнул. — Попробуйте пролезть под рулем.

Правая рука водителя неестественно висела вдоль туловища.

— Сломана, — пояснил он. — Боюсь, вам придется самому вытаскивать джентльмена из Америки.

Лобовое стекло было разбито вдребезги Его пробил головой Джо Кейн.

— О господи, — пробормотал Сэвидж, — что стало с его лицом!..

Лицо Кейна напоминало одно большое белое пятно, в нижней части которого находилась узкая щель для рта. Еще четыре дырки были проделаны в бинтах для глаз и носа.

— Кейн, вы меня слышите? — Майк Сэвидж стоял в просторной комнате с белыми стенами. На кровати лежал похожий на мумию Кейн. — Слышите, что я говорю?

Вместо ответа он услышал тяжелое и хриплое дыхание.

— Он еще не может говорить, — объяснил доктор Огэст. — У него сильно повреждены голосовые связки. Голос вернется. Это дело считанных дней, максимум пары недель.

Эдмунд Огэст знал и умел, казалось, все, начиная от сложнейшей хирургии и кончая еще более сложной психиатрией. Сэвидж платил ему огромные деньги, но Огэст их стоил. Майк уговорил его бросить практику и работать только на него. Он поселил его в просторном доме, обнесенном высокой каменной стеной. В нем находилась клиника, оборудованная по последнему слову медицинской техники.

— Это доктор Огэст, — представил его Сэвидж неподвижно лежащей на кровати мумии. — Вы обязаны ему своей жизнью.

Не дождавшись никакой реакции, Майк Сэвидж с тревогой повернулся к Огэсту.

— Он ничего не понимает, — кивнул доктор и нагнулся над кроватью. — Вы попали в серьезную аварию, мистер Кейн. Худшее сейчас позади. Вы будете жить и полностью выздоровеете. Понимаете, что я говорю? — забинтованная голова медленно кивнула. — У вас тяжелая травма головы, в результате чего возникла полная амнезия. Но вы можете считать себя счастливчиком. Водитель встречной машины скончался на месте. Вы бы тоже умерли, если бы мистер Сэвидж не привез вас ко мне. По мере выздоровления к вам постепенно будет возвращаться память. Только нужно как можно больше отдыхать.

Он повернулся к Майку Сэвиджу:

— Вам придется перенести встречу в верхах, но она состоится и Джо Кейн будет на ней главным действующим лицом.

Рита Фоули никак не могла привыкнуть к тому, что нужно ездить по левой стороне дороги. В довершение ко всему она еще и заблудилась в холмах и нашла дом только вечером.

Когда ее ввели в гостиную, в которой сидел хмурый Майк Сэвидж, она торопливо объяснила:

— Фактически я — миссис Кейн. Мы были с Джо ночью накануне его отъезда. У нас нет тайн друг от друга. Он рассказал о вашей встрече в верхах и плане. Джо обещал позвонить, как только прилетит, но не позвонил. Я знала, что полет прошел нормально. Арни… это пилот… вернулся в Америку и сказал мне, что долетели без происшествий. Потом я узнала о том, что встреча откладывается. Помощник Джо дал мне адрес тайной клиники. Что с Джо Кейном?

— Боюсь, он попал в небольшую аварию, — пожал плечами Сэвидж.

— Аварию? — глаза Риты расширились. — Он не…

— Нет, он не погиб, если вы это имеете в виду.

Огэст взял девушку за руку и сказал:

— Вы можете сами посмотреть, в каком он состоянии.

— Джо! — в ужасе вскричала Рита, когда увидела забинтованную мумию в комнате на втором этаже. — О боже!.. Джо, посмотри на меня. Это я, Рита…

— Он вас не знает, — сообщил ей Сэвидж.

— Что за чушь! Как он может меня не знать?

— У него амнезия.

Рита была готова разрыдаться.

— Раз уж вы приехали, — сказал доктор, — то можете нам помочь.

— Я все сделаю, — проговорила она сквозь слезы. — Разрешите мне остаться. Я буду за ним ухаживать…

— У него опытная сиделка. Мистер Кейн нуждается не в сиделке, а в… матери. В физическом отношении выздоровление идет полным ходом. Через месяц-другой он будет полностью здоров. Но когда его отпустит амнезия, сказать невозможно. Пока к нему не вернется память, он будет взрослым мужчиной с умом ребенка. Ему понадобится человек, который сможет заново его всему научить.

— Отличная идея, — согласился Майк Сэвидж и повернулся к Рите: — Без Джо Кейна встреча в верхах бессмысленна. Без него не может быть никакой всемирной организации. Ее создание — дело всей моей жизни.

— Для меня главное — Джо, — покачала головой Рита Фоули. — Когда можно начать?

— Завтра.

Прошла неделя, за ней другая. Скоро Рита Фоули потеряла счет времени. Она ни на минуту не отходила от Кейна. Даже по ночам, когда она беспокойно металась на кровати в своей комнате на первом этаже, она мысленно была с ним.

Сначала процесс обучения проходил очень медленно. Голосовые связки Кейна быстро заживали. Через несколько дней он уже мог шептать. Его вопросы подтверждали диагноз доктора Огэста. Кейн не помнил, что с ним произошло. Он не помнил ни аварию, ни то, что было перед ней. Он даже не помнил своего имени.

Рита учила его всему, как маленького ребенка. Физическое выздоровление проходило быстро. Сначала Джо мог сидеть в постели, потом пересел в инвалидное кресло. Она каждый день вывозила его в сад и рассказывала, рассказывала, рассказывала обо всем: о его прошлом; о том, как он карабкался по иерархической лестнице преступного мира; как стал его королем. Она рассказывала о привычках, любимых анекдотах и фильмах, рассказывала о песнях и книгах, которые он читал.

— Все бесполезно, — в хриплом голосе Кейна слышалась тревога. — Я ничего не могу вспомнить.

— Доктор говорит, что тебе ничего и не нужно вспоминать. Просто слушай меня и запоминай.

Через несколько дней Джо Кейн начал ходить. Силы возвращались к нему с каждым днем. Доктор Огэст считал, что выздоровление идет успешно, и был уверен, что память рано или поздно вернется. Но даже если это и не произойдет, благодаря Рите он со временем в любом случае станет прежним Джо Кейном.

Рита и Джо гуляли не только по саду, но и по просторному дому. Как-то они спустились в подвал и нашли комнату с толстыми звуконепроницаемыми стенами. На полках лежали пистолеты и револьверы, винтовки, автоматы и пулеметы, гранаты со слезоточивым газом и многое другое.

— Впечатляет, — кивнула Рита Фоули. — Здесь даже больше оружия, чем у тебя в Джерси.

Джо Кейн нахмурился, потом кивнул:

— Вспомнил, это моя американская штаб-квартира.

— Джо, неужели ты до сих пор ничего не помнишь?

— Нет, — покачал он головой. — Нелегко поверить, что я был королем преступного мира Америки, но я знаю, что ты говоришь правду.

— Ничего страшного, — улыбнулась девушка. — Со временем ты обязательно все вспомнишь… Да, чуть не забыла. У меня есть хорошая новость. Завтра снимут бинты…

Бинты снимал сам доктор Огэст. В ослепительно белой операционной, кроме него и Кейна, находились Майк Сэвидж и Рита Фоули. Сиделку, которая поначалу ухаживала за больным, давно отправили в Лондон.

Рита сильно волновалась. Эдмунд Огэст рассказал ей, что Джо пробил головой лобовое стекло и сильно поранился. На его лице не было живого места. Пришлось сделать несколько сложных пластических операций. Сейчас она со страхом ждала встречи с любимым мужчиной.

— Ну как, доктор? — спросил Кейн Огэста, когда тот закончил снимать бинты.

— Превосходно, — ответил доктор Огэст. — Ни единого шрама, никаких следов операций.

— Рита, вы не собираетесь взглянуть на своего друга? — спросил Сэвидж у девушки.

Рита Фоули медленно повернулась. Она увидела Джо Кейна и громко закричала. Последним, что она помнила перед тем, как упасть в обморок, был совершенно незнакомый человек, который с улыбкой смотрел на нее.

— Все в порядке. Все хорошо, — откуда-то издалека доносился голос Джо.

Рита открыла глаза. Кейн стоял на коленях и ласково обнимал ее за плечи.

— Джо… что они с тобой сделали?

— Мы много чего сделали, — не без гордости ответил доктор Огэст. — Травмы были очень сложными. Сначала я надеялся, что можно будет обойтись обычной пересадкой кожи, но в результате пришлось делать полностью новое лицо.

Девушка печально покачала головой. Джо Кейн еще раз посмотрел и удивленно произнес:

— Знаете, что самое забавное? Я даже не помню, как выглядел раньше.

— Вы очень везучий человек, — сказал ему Эдмунд Огэст. — Не обижайтесь, но сейчас вы красивее, чем были до аварии. Если бы вы знали, как мне было тяжело. У меня было только описание мистера Сэвиджа, который видел вас час до аварии.

Постепенно Рита Фоули привыкла к новому лицу Джо, но между ними возникло какое-то напряжение. Когда она упала в обморок, Кейн приласкал ее, но после того дня больше ни разу не прикасался к ней. Временами ей казалось, что он изменился не только внешне, но и внутри.

Рита чувствовала смутную тревогу. Она догадывалась, что ей рассказывают не все. Объяснения доктора Огэста ее не устраивали. Всякий раз, когда она спрашивала о том, что они сделали с Джо Кейном, Эдмунд Огэст и Майк Сэвидж быстро переводили разговор на другую тему.

Когда неизвестность стала невыносимой, Рита решила начистоту поговорить с Джо. Ночью, когда все уснули, она тихо поднялась на второй этаж. Он не спал, словно ждал ее прихода.

Когда Рита рассказала ему о своих подозрениях, Кейн кивнул.

— Мне тоже кажется, что здесь что-то не так, — прошептал он. — Может быть, они и не врут, но всей правды, думаю, не рассказывают.

— Что будем делать?

— Предоставь все мне. Завтра у меня начинается новая жизнь. Вернее, возобновляется старая. Я чувствую себя полностью здоровым. Даже не знаю, как тебя благодарить.

— Ты и не должен меня ни за что благодарить. Вспомни, ты никогда ни за что не благодарил, но я не обижалась. Мне было достаточно того, что ты для меня делаешь… Помнишь Рио?

— Рио? — нахмурился он. — Нет, не помню.

— Неудивительно. Ты ведь тогда напился, как сапожник. Я сама только сейчас вспомнила… Мы зашли в какой-то кабачок около порта. Там было полно пьяных матросов. Они делали друг другу татуировки. Ты тоже решил сделать наколку. Они вытатуировали на твоей правой руке мое имя. Я тогда чуть не умерла от страха. Представляешь, грязная игла, пьяные парни…

— Татуировка, — покачал головой Кейн. — Не может быть.

— Так оно и было, Джо. Дай правую руку. Смотри…

Она быстро закатала рукав рубашки на его правой руке и ахнула. Татуировки не было.

— Ты не Джо! — испуганно вскричала Рита Фоули.

В этот момент дверь открылась, и в комнату вошли доктор Огэст и Майк Сэвидж.

— Он — Джо Кейн, — усмехнулся Эдмунд Огэст. — Вернее то, что от него осталось. К сожалению, его череп был так сильно поврежден, что я оказался бессилен. Выход был один. Конечно, это было очень рискованно, один шанс из миллиона, но я не мог его упустить, потому что он умирал. Я пересадил его мозг. Сейчас он занимает тело, которое принадлежало водителю встречной машины, Барри Коллинза.

— Невероятно, — покачал головой Джо Кейн.

— Согласен, но тем не менее это так, — пожал плечами Майк Сэвидж. — Я свидетель. Мы привезли сюда водителя встречной машины, но он был уже мертв. Сердце, наверное, не выдержало, потому что никаких внешних повреждений не было. Доктор Огэст осмотрел его, и ему в голову пришла эта фантастическая идея.

Все это должно остаться тайной, причем не только для обычных людей, но и для наших коллег из преступного мира. Поэтому нам и пришлось придумать историю с пластической операцией. Кроме нас четверых, никто не должен знать правды.

— С лицом более-менее понятно, — быстро сказал Джо Кейн. — Но как быть с настоящим Барри Коллинзом?

— Здесь все чисто, — объяснил Огэст. — У меня лицензия врача. Я подписал свидетельство о смерти и заполнил все необходимые документы. Мы переложили его бумажник и документы в ваши карманы. Ваше прежнее тело с абсолютно неузнаваемым лицом было опознано и кремировано под фамилией Коллинза. К счастью, у него не было родных, так что проблем с опознанием не возникло.

— А как вы объяснили мое пребывание здесь? — продолжал допытываться Кейн.

— Никак. Вы прилетели тайно, о вас никто ничего не знает. Мы просто не сказали полиции, что вы находились в машине в момент аварии, вот и все.

— Неудивительно, что я ничего не помню, — медленно кивнул американец. — Непонятно, как я вообще остался жив. Но сейчас все позади. Я снова в игре.

— Я долго ждал этих слов, — широко улыбнулся Сэвидж. — Наконец, вы заговорили, как старый Джо Кейн. Мои поздравления, доктор. Похоже, мы наконец вновь в деле…

Кейн и Сэвидж были правы. Труды Риты Фоули не пропали даром. Несмотря на чужое тело, Джо был прежним Кейном, таким же умным, хитрым и безжалостным, как до страшной аварии на ночной дороге.

Рита уже несколько месяцев жила в этом странном доме в английской глубинке. Раньше у нее не было времени разбираться в своих чувствах, но сейчас все изменилось.

Настало время для решительного разговора. Необходимо расставить все точки над «i». Она должна понять, какие между ними сейчас отношения.

Рита поднялась на второй этаж, но комната Джо была пуста. Сейчас, когда ее миссия была выполнена, у нее на многое открылись глаза. Стерильно белые стены теперь вызывали у нее отвращение. Как он мог жить в такой комнате, с ужасом подумала она. Ведь в ней нет даже окна. Только вентиляционное отверстие над кроватью, через которое подается свежий воздух.

Вентиляционное отверстие… Рита замерла как вкопанная. Это серое пятнышко над решеткой она наверняка видела сотни раз, но не обращала на него внимания. Только сейчас до нее дошло, что этот маленький кружочек не пятно грязи, а крошечный микрофон.

Провода вели в подвал. Микрофон был подключен к магнитофону, стоящему на столе в комнате-арсенале.

Девушка включила магнитофон. Бабины закружились, и в комнате раздался едва слышный голос доктора Огэста. Раз за разом он почти шепотом повторял: «Ты — Джо Кейн… Ты — Джо Кейн…»

— Значит, ты нашла его?

Рита испуганно повернулась. В комнату вошел Джо Кейн.

— Ты знал о магнитофоне?

Он кивнул, подошел к столу и выключил магнитофон.

— Доктор Огэст рассказал мне о нем несколько дней назад. Это гипнотерапия. Он считает, что она отлично помогает в восстановлении памяти. Он включал магнитофон ночью, когда я спал.

— Да, я слышала об этом методе, — кивнула девушка. Неожиданно все стало на свои места. В головоломке появилось последнее недостающее звено. — Но магнитофон понадобился Огэсту не только для восстановления памяти. Все по-настоящему. Это настоящее внушение, настоящий гипноз.

— Что ты хочешь этим сказать? — насторожился Джо.

— Только правду, — твердо ответила Рита. — Правда же заключается в том, что ты… настоящий Барри Коллинз.

— А ты умная девушка, — кивнул Кейн после небольшой паузы. — Я пришел к этому выводу несколько дней назад, в ту ночь, когда ты вспомнила о татуировке. Конечно, никакой пересадки мозга не было. Это невозможно. Джо Кейн погиб в аварии, у меня же было сильное сотрясение. Временная амнезия.

Он оглядел длинные ряды оружия и еще раз уверенно кивнул.

— Конечно, Сэвидж и Огэст не могли упустить такую возможность. Создание организации давно превратилось для Сэвиджа в идею фикс. Они понимали, что без Кейна ничего не получится, и поэтому решили убедить меня в том, что я и есть Джо Кейн. Твой приезд был очень кстати. Ты решила для них все проблемы. Но они не знали, что моя память может со временем вернуться. Сегодня я вспомнил. Пусть и не все, но достаточно, чтобы знать, что я — Барри Коллинз, а не Кейн.

— И что ты теперь собираешься делать? — спросила Рита.

— Ничего, — усмехнулся Барри. — Все останется, как есть. Я останусь Джо Кейном. Знаешь, мне понравилось быть Джо Кейном. Может, человек он и не ахти какой, но перед искушением зарабатывать миллионы, сотни миллионов устоять трудно. Вы отлично промыли мне мозги. Сейчас у меня… как это называется… мозг криминального гения?

— Совершенно верно, — согласился Майк Сэвидж. — Сейчас ты превратился в криминального гения.

В дверях стояли Сэвидж и Огэст.

— Так даже лучше, — продолжил Сэвидж. — Спектакль наконец закончился. Встречу назначим через неделю. Теперь ты знаешь, как играть свою роль. Осталось только научиться подделывать подпись Кейна, но это несложно. Нужно только немного потренироваться. Правильно?

Коллинз кивнул.

— Правильно. Но вы забыли одну вещь. Вы научили меня, что настоящий Джо Кейн никогда не оставлял после себя следов, — он усмехнулся. — Этим я сейчас и займусь.

— Что ты хочешь этим сказать?.. — испугалась Рита, наверное догадавшаяся о том, что произойдет в следующее мгновение.

Продолжая улыбаться, Коллинз быстро взял с полки автомат…

Он плотно закрыл дверь в арсенал и поднялся в гостиную. На столе лежал лист бумаги с номером телефона человека в Лондоне, который отвечал за организацию встречи.

Он набрал номер, дождался, когда на другом конце снимут трубку, и сказал:

— Привет! Это Джо Кейн…

rulibs.com

Richard Bloch

Richard A. Bloch (birth date|1926|2|15—birth date|2004|7|21) was an entrepreneur, and philanthropist best known for starting the H&R Block tax preparation and personal finance company with his older brother Henry in 1955. His personal battle with cancer led him to invest in helping others fight and overcome the disease.

Early life

In the 4th grade, Bloch found a hand press in his uncle's attic and began his first business as a printer. By the time he was 12, he had three automatic presses and was providing printing services to several Kansas City high schools. He sold his business to an Iowa college to use as a print course teaching model.

When he was 16, he entered the Wharton School of Finance (now Wharton School of the University of Pennsylvania). In college Bloch was a member of Zeta Beta Tau, the campus' Jewish fraternity. The youngest member of his class, he received a Bachelor of Science degree in economics in 1945. He helped pay his college expenses by purchasing used cars, repairing them and selling them for a profit.

Founding H. & R. Block

Bloch returned to Kansas City after graduating, married his wife, Annette, and began working in the municipal bond business. Around the same time, his brothers Henry and Leon launched the United Business Co. bookkeeping business. His brother's asked him to come aboard as an accountant.

Bloch left the business for about a year in 1953 to become a retail jewelry efficiency expert. While stranded on a San Francisco business trip, he realized his family in Kansas City was a top priority and returned. Soon after, Leon left the bookkeeping business to pursue a career as an attorney.

In 1955, Henry and Richard Bloch renamed the business H&R Block, changing the spelling to avoid mispronunciation, and focused on tax preparation services.

While Henry managed the company in Kansas City, Richard concentrated on nationwide expansion. By 1969, he shifted his efforts overseas while Henry took charge of the company's domestic business.

Cancer

Lung cancer

Bloch was diagnosed with terminal lung cancer in 1978, and told he had three months to live. He refused to accept the prognosis, and sought treatment at the M.D. Anderson Center in Houston, Texas. After two years of aggressive therapy, he was in remission. By 1980, he was focusing his energies on funding cancer research, and in 1982 he sold his interest in H&R Block.

Post cancer

Richard and Annette Bloch founded the Cancer Hotline in 1980 to educate newly diagnosed cancer patients, and their friends and families about available treatment resources. Later, they founded the R. A. Bloch Cancer Management Center and the R. A. Bloch Cancer Support Center at the University of Missouri–Kansas City. Ronald Reagan appointed him to a six-year term with the National Cancer Advisory Board in 1982. He was a member of the President's Circle of the National Academy of Sciences, the Institute of Medicine, and the National Institutes of Health Office of Alternative Medicine. He also received the 1994 American Society of Clinical Oncology's Public Service Award and the 1995 Layman's Award from the Society of Surgical Oncology.

Cancer returns

In the late 1980's, Bloch fought and beat colon cancer.

Death

Bloch died of heart failure on July 21, 2004 at the age of 78. He is survived by his wife, Annette, daughters Linda, Barbara and Nancy and ten grandchildren.

Quote

There is no such thing as false hope for a cancer patient. Hope is as unique with each individual as a fingerprint. For some it is the hope to make a complete recovery. But it might also be the hope to die peacefully; the hope to live until a specific event happens; the hope to live with disease; the hope to have their doctor with them when needed; the hope to enjoy today.

References

* [http://www.hrblock.com/presscenter/about/rbloch.jsp H & R Block biography]

External links

* [http://blochcancer.org Bloch Cancer Foundation]

Books co-written with his wife

* "Cancer… There's Hope" (1981) ISBN 039912814X* "Guide for Cancer Supporters: Step-by-step Ways to Help a Relative or Friend Fight Cancer" (1992) ISBN 990151925X * "Fighting Cancer A Step-by-Step Guide to Helping Yourself Fight Cancer" (1998) ISBN 1199121657

Wikimedia Foundation. 2010.

ru.academic.ru


Смотрите также