Иоганн Блох - История проституции. История проституции блох


Иоганн Блох - История проституции читать онлайн

Иоганн Блох

История проституции

ПРЕДИСЛОВИЕ К ЭЛЕКТРОННОМУ ИЗДАНИЮ

Книга эта – одна из самых интересных, которые мне доводилось читать. Перед нашими глазами проходит не просто история проституции, нет: мы видим историю взаимоотношений полов во всём её историческом многообразии. Подобных книг мне известно не так много.

К сожалению, книга не была завершена. Да и мог ли автор предполагать, какие формы примет проституция в новом времени? Легализация проституции в некоторых европейских странах и явление «сексуального рабства», «рабов» для которых с избытком поставляют организованные преступные группировки из стран третьего мира, Восточной Европы и стран бывшего СНГ – лишь единичные события на фоне колоссальных перемен, свидетелем которых Иоганну Блоху не довелось быть. Думаю, что указанные явления находятся в прямой связи с описываемыми в книге процессами.

Оригинальный вариант книги (составление и оформление, оригинал-макет) был подготовлен фирмой «Браск». Книга была издана фирмой «РИД» в 1994 году тиражом 50 000 экземпляров (ISBN-85089-049-1).

Должен отметить, что в процессе подготовки электронного издания мне пришлось исправить большое количество орфографических и пунктуационных ошибок, существовавших в оригинальном издании. Хочется надеяться, что данный вариант книги будет свободен хотя бы от них. В книге также были нарушены правила типографики, связанные с расстановкой кавычек-елочек (которые не исправлялись) и длинными тире в числовых диапазонах, которые я по возможности заменил на короткое тире.

В данном варианте книги отсутствуют также иллюстрации, отчасти потому, что мне лень с ними возиться, отчасти оттого, что внедрение иллюстраций в этот файл привело бы к его дополнительному увеличению в размере (я полагаю, мегабайт до 20) и сделало бы затруднительным его распространение. Собственно, иллюстрации эти не несут информативной нагрузки, и являются сборником гравюр на обсуждаемые темы, фотографий различных предметов и снимками скульптур упоминаемых в книге персон.

ОТ ИЗДАТЕЛЕЙ

Вопросы нравственности, в сочетании с интимной стороной жизни, с физическим и духовным здоровьем общества всегда интересовали людей. Именно этим, по-видимому, следует объяснять неизбывное любопытство широкой публики к проблемам свободной и продажной любви, к представителям этого ремесла – «самой древней профессии в мире» – и к генезису проституции как социального явления вообще.

Наше поколение, наряду с политическими катаклизмами, потрясшими общество, пережило и великую нравственную революцию, разрушившую установленную мораль, не оставившую, казалось бы, никаких недоговоренностей, никаких тайн в сфере самых сокровенных человеческих взаимоотношений. На наших глазах родилось новое отношение к сексу как к спорту, как к бизнесу, как к одной из обыкновеннейших сторон бытия, ничем не отличающейся от других… А интерес к «древнейшей профессии» не исчезает. Почему?

Чтобы попытаться ответить на такой вопрос, надо отступить назад. Окинуть взглядом историю общества и места, роли в нем интересующего явления, а потом постараться сделать самостоятельный вывод.

Сделать это современному читателю-соотечественнику непросто. Как и другие общественные пороки, проституция не может похвастаться обилием исследований и публикаций на русском языке. В социалистическом обществе она была объявлена «родимым пятном капитализма» и велено было считать, что ее не существует. Но стоило отпустить поводья цензуры, как проституция, наряду с другими «запрещенными» социальными явлениями, тут же появилась на арене общественной жизни.

Задумав издать серию книг «История нравов», мы, после «Дьявола» А. В. Амфитеатрова и «Истории сношений человека с дьяволом» М. А. Орлова, взялись за подготовку книги «История проституции» И. Блоха, переведенной с немецкого языка и изданной в Санкт-Петербурге в 1913 году, и еще одного сборника под тем же названием, объединяющим работы отечественных и зарубежных авторов и являющегося логическим продолжением труда И. Блоха.

С самого начала издатели столкнулись с целым рядом трудностей: немецкие исследователи всегда славились научной добросовестностью и дотошностью, но прошло много лет.

Изменился стиль повествования, другим стал язык произведений, предназначенных для широкого читателя. Понизился уровень образованности, и потому многие имена, термины и понятия оказались незнакомы современному читателю. Возникла проблема редактирования. Немецкие тексты с их фразами, длиной в полстраницы, с обстоятельными повторами каждой мысли, кажутся сегодня невероятно растянутыми, а переводы их – устаревшими и часто неуклюжими. Возникла вторая проблема – сокращения.

И все-таки мы старались относиться к тексту как можно бережнее и позволяли себе вмешиваться лишь «в букву», а не в смысл, стараясь не нарушить при этом и «аромат эпохи».

Проделанная редакторская работа, разумеется, не означает нашего стремления адаптировать текст или убрать из него нечто неудобочитаемое. В том не было нужды. Целомудрие авторов XIX века на фоне привычной уже для нас «свободы» слов, взглядов и деяний служит надежной гарантией даже для такой непростой темы, как проституция.

В качестве иллюстраций мы постарались подобрать рисунки, гравюры и фотографии произведений выдающихся художников всех времен и народов, большинство которых, как правило, мало известны русскому читателю.

О том, насколько интересной получилась наша работа, судить вам, читателям этой книги.

Проституция представляет проблему, основа которой может быть выражена в простой и ясной формуле, но чтобы проникнуть в сущность этого явления, понять причину его тысячелетнего существования и безнадежность всех применяемых до сих пор методов борьбы с ним и найти новые средства этой борьбы, нужно представить себе, что проституция – голова Януса, одно лицо которого обращено к природе, а другое – к культуре.

Связь проституции как социального явления с культурой и цивилизацией бросается в глаза даже самому поверхностному наблюдателю. Вместе с тем, сущность ее осталась почти не затронутой прогрессом. И неизменно-примитивное в ней в течение тысячелетий стоит против культуры как нечто ей в основе чуждое и враждебное, или, во всяком случае, не слившееся с ней. Вопрос в том, не достаточно ли одного этого биологического корня проституции, чтобы объяснить ее живучесть и бесплодность борьбы с ней.

Кто рассматривает проституцию только как результат несоответствия между половым влечением и возможностью вступления в брак, тот касается лишь поверхности проблемы или видит одну ее сторону. Правильнее обозначать этот биологический фактор проституции как реакцию против подавления культурой первобытной потребности в более свободной половой жизни, как последний видимый пережиток примитивной сексуальности, оставшийся после того, как прогрессирующее развитие культуры, путем превращения энергии, поглотило и использовало для своих целей наиболее значительную часть ее в форме «половых эквивалентов» (Блох).

libking.ru

Блох И. - История Проституции

Иоганн Блох

История проституции

И.Блох «История проституции»

СОДЕРЖАНИЕ

Предисловие к электронному изданию От издателей Введение

Глава первая. Определение проституцииГлава вторая. Первичные корни проституции

Глава третья. Организация проституции в классической древности

Глава четвертая. Половой вопрос в древности и его значение для понимания и борьбы с проституцией

Глава пятая. Проституция в христианско магометанском мире

Глава шестая. Проституция в средние века. Социальная среда

Глава седьмая. Проституция в средние века. Формы проституции

Глава восьмая. Проституция в средние века. Надзор и борьба с нею

И.Блох «История проституции»

ПРЕДИСЛОВИЕ К ЭЛЕКТРОННОМУ ИЗДАНИЮ

Книга эта — одна из самых интересных, которые мне дово дилось читать. Перед нашими глазами проходит не просто ис тория проституции, нет: мы видим историю взаимоотношений полов во всём её историческом многообразии. Подобных книг мне известно не так много.

К сожалению, книга не была завершена. Да и мог ли автор предполагать, какие формы примет проституция в новом време ни? Легализация проституции в некоторых европейских странах и явление «сексуального рабства», «рабов» для которых с избыт ком поставляют организованные преступные группировки из стран третьего мира, Восточной Европы и стран бывшего СНГ — лишь единичные события на фоне колоссальных перемен, свиде телем которых Иоганну Блоху не довелось быть. Думаю, что ука занные явления находятся в прямой связи с описываемыми в книге процессами.

Оригинальный вариант книги (составление и оформление, оригинал макет) был подготовлен фирмой «Браск». Книга была издана фирмой «РИД» в 1994 году тиражом 50 000 экземпляров (ISBN 85089 049 1).

Должен отметить, что в процессе подготовки электронного издания мне пришлось исправить большое количество орфографических и пунктуационных ошибок, существовавших в оригинальном издании. Хочется надеяться, что данный вариант книги будет свободен хотя бы от них. В книге также были нарушены правила типографики, связанные с расстановкой ка вычек елочек (которые не исправлялись) и длинными тире в числовых диапазонах, которые я по возможности заменил на короткое тире.

В данном варианте книги отсутствуют также иллюстрации, отчасти потому, что мне лень с ними возиться, отчасти оттого, что внедрение иллюстраций в этот файл привело бы к его дополнительному увеличению в размере (я полагаю, ме габайт до 20) и сделало бы затруднительным его распростране ние. Собственно, иллюстрации эти не несут информативной нагрузки, и являются сборником гравюр на обсуждаемые темы, фотографий различных предметов и снимками скульптур упо минаемых в книге персон.

И.Блох «История проституции»

ОТ ИЗДАТЕЛЕЙ

Вопросы нравственности, в сочетании с интимной стороной жизни, с физическим и духовным здоровьем общества всегда ин тересовали людей. Именно этим, по видимому, следует объяс нять неизбывное любопытство широкой публики к проблемам свободной и продажной любви, к представителям этого ремесла — «самой древней профессии в мире» — и к генезису проституции как социального явления вообще.

Наше поколение, наряду с политическими катаклизмами, потрясшими общество, пережило и великую нравственную революцию, разрушившую установленную мораль, не оставив шую, казалось бы, никаких недоговоренностей, никаких тайн в сфере самых сокровенных человеческих взаимоотношений. На наших глазах родилось новое отношение к сексу как к спорту, как к бизнесу, как к одной из обыкновеннейших сторон бытия, ничем не отличающейся от других… А интерес к «древнейшей профессии» не исчезает. Почему?

Чтобы попытаться ответить на такой вопрос, надо отсту пить назад. Окинуть взглядом историю общества и места, роли в нем интересующего явления, а потом постараться сделать са мостоятельный вывод.

Сделать это современному читателю соотечественнику непросто. Как и другие общественные пороки, проституция не может похвастаться обилием исследований и публикаций на русском языке. В социалистическом обществе она была объявле на «родимым пятном капитализма» и велено было считать, что ее не существует. Но стоило отпустить поводья цензуры, как прос титуция, наряду с другими «запрещенными» социальными явле ниями, тут же появилась на арене общественной жизни.

Задумав издать серию книг «История нравов», мы, после «Дьявола» А. В. Амфитеатрова и «Истории сношений человека с дьяволом» М. А. Орлова, взялись за подготовку книги «История проституции» И. Блоха, переведенной с немецкого языка и из данной в Санкт Петербурге в 1913 году, и еще одного сборника под тем же названием, объединяющим работы отечественных и зарубежных авторов и являющегося логическим продолжением труда И. Блоха.

С самого начала издатели столкнулись с целым рядом трудностей: немецкие исследователи всегда славились научной добросовестностью и дотошностью, но прошло много лет.

Изменился стиль повествования, другим стал язык произ ведений, предназначенных для широкого читателя. Понизился уровень образованности, и потому многие имена, термины и по

И.Блох «История проституции»

нятия оказались незнакомы современному читателю. Возникла проблема редактирования. Немецкие тексты с их фразами, дли ной в полстраницы, с обстоятельными повторами каждой мысли, кажутся сегодня невероятно растянутыми, а переводы их — ус таревшими и часто неуклюжими. Возникла вторая проблема — сокращения.

И все таки мы старались относиться к тексту как можно бережнее и позволяли себе вмешиваться лишь «в букву», а не в смысл, стараясь не нарушить при этом и «аромат эпохи».

Проделанная редакторская работа, разумеется, не оз начает нашего стремления адаптировать текст или убрать из не го нечто неудобочитаемое. В том не было нужды. Целомудрие ав торов XIX века на фоне привычной уже для нас «свободы» слов, взглядов и деяний служит надежной гарантией даже для такой непростой темы, как проституция.

В качестве иллюстраций мы постарались подобрать рисунки, гравюры и фотографии произведений выдающихся ху дожников всех времен и народов, большинство которых, как правило, мало известны русскому читателю.

О том, насколько интересной получилась наша работа, су дить вам, читателям этой книги.

И.Блох «История проституции»

ВВЕДЕНИЕ

Проституция представляет проблему, основа которой мо жет быть выражена в простой и ясной формуле, но чтобы проникнуть в сущность этого явления, понять причину его ты сячелетнего существования и безнадежность всех применяемых до сих пор методов борьбы с ним и найти новые средства этой борьбы, нужно представить себе, что проституция — голова Януса, одно лицо которого обращено к природе, а другое — к

культуре.

Связь проституции как социального явления с культурой и цивилизацией бросается в глаза даже самому поверхностному наблюдателю. Вместе с тем, сущность ее осталась почти не затронутой прогрессом. И неизменно примитивное в ней в течение тысячелетий стоит против культуры как нечто ей в ос нове чуждое и враждебное, или, во всяком случае, не слившееся с ней. Вопрос в том, не достаточно ли одного этого биологического корня проституции, чтобы объяснить ее живучесть и бесплод ность борьбы с ней.

Кто рассматривает проституцию только как результат не соответствия между половым влечением и возможностью вступ ления в брак, тот касается лишь поверхности проблемы или ви дит одну ее сторону. Правильнее обозначать этот биологический фактор проституции как реакцию против подавления куль турой первобытной потребности в более свободной половой жиз ни, как последний видимый пережиток примитивной сексуаль ности, оставшийся после того, как прогрессирующее развитие культуры, путем превращения энергии, поглотило и использова ло для своих целей наиболее значительную часть ее в форме «половых эквивалентов» (Блох).

Но, с другой стороны, тот факт, что проституция представ ляет специфически человеческое явление, которому нет аналогии в животном мире, указывает, что она — исконный продукт куль туры, в частности особого строя общественной жизни и связан ного с ним порядка половых отношений. И этот социальный корень проституции точно так же можно проследить очень дале ко в глубь веков, до начала формирования общественных групп.

Но в то время как биологические причины проституции по природе своей просты и элементарны и до сих пор сохранили примитивный характер, социальные причины ее, по мере возрастающей дифференциации культуры и общественной жиз ни, становились все разнообразнее и сложнее, чем и объясняется трудность построения действительно научной этиологии* прос титуции. Факторы, благоприятствующие развитию современной

И.Блох «История проституции»

проституции, представляют составную часть того, что известно под именем социального вопроса. Однако последний заключает в себе вопрос половой, то есть социальные формы проявления и социальное урегулирование полового инстинкта. А проституция представляет центральную проблему полового вопроса.

Таким образом, если проституция в глубочайшей основе своей и связана с первобытным, примитивным биологическим инстинктом, то в социальном отношении она, безусловно, пред ставляет болезненный общественный процесс антисоциального и антигигиенического характера, словом — большое зло, которое, однако, иногда называют необходимым.

При более глубоком исследовании — как это изложено в настоящем сочинении — выясняется основное различие обоих факторов проституции, содержащихся в выражении «необходи мое зло». Дело в том, что «необходимое», то есть примитивный инстинкт, проявляющийся с первобытной принудительной си лой, не связано с проституцией узами естественной необходи мости и могло бы найти себе удовлетворение и помимо ее. Соб ственно же зло проституции, то есть ее дурная, разрушительная сторона, при ближайшем изучении оказывается простым пережитком античной культуры, который совершенно не согла суется с нашей культурой, действует на нее как инородное тело и исчезнет в тот момент, когда новая культура современного человека, теперь видимая еще только в ее начатках, окончатель но освободится от культуры антично средневековой.

*Этиология — учение о причинах болезней. (Здесь и далее звездочками отмечены примечания редактора.)

И.Блох «История проституции»

ГЛАВА ПЕРВАЯ ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПРОСТИТУЦИИ

Трудность точного определения понятия проституции. — Проституция как человеческий феномен. Определение Солона. — Римские определения (Плавт и Ноний Марцелл). — Первое иссле* дование свободной и бордельной проституции. — Определение Ульпиана и других римских юристов. — Отличие половых сно* шений за вознаграждение от проституции. — Проституция по римскому праву. — Включение сводниц и бордельных хозяек в понятие проституции. — Строгое отделение проституток от других представительниц свободной половой любви. — Римское право как основа позднейших определений проституции. — Особенности христианского воззрения. — Германское право как третий источник для выработки поня* тия проституции. — Характеристика юридических определе* ний в XVII–XIXвеках: 1. Необходимость строгого отличия проституции от остальных видов внебрачного удовлетворения полового влечения; 2. Неопределенная множественность лиц. Значение быстрой и частой смены любовников; 3. Постоянная, привычная и непрерывная отдача себя случайным клиентам; 4. Продажность по отношению ко всем, а не индивидуальное воз* награждение; 5. Публичное или достоверно известное занятие профессиональным развратом; 6. Равнодушие к личности кли* ента и отсутствие какой бы то ни было душевной связи с ним; 7. «Половые сношения» в более широком смысле. Решения имперского суда; 8. Принадлежность к женскому полу не явля* ется существенным признаком проституции; 9. Понятие о вполне развитой проституции предполагает постоянство в типе и образе жизни, приобретенных благодаря развратному промыслу и в меньшей степени зависящие от врожденного предрасположения. — Учение Ломброзо. — Новое определение проституции на основании приведенных выше девяти признаков. — Прямая и косвенная проституция.

Со времен древности люди делали попытки дать точное и ясное определение понятия «проституция». Но уже большое чис ло этих попыток и тот факт, что определения юристов, медиков, социологов и моралистов частью сильно расходятся между со бой, доказывает, что точное ограничение содержания слов «проституция» и «проститутка» весьма затруднительно.

Прежде всего, понятие о проституции должно быть ограничено genus homo. Проституция существует только у чело века, творца культуры и общественного порядка. Это было из вестно уже древним. Так, Овидий (43 до н.э. — ок. 18 н.э.) пел:

Шлюха готова с любым спознаться за сходные деньги, Тело неволит она ради злосчастных богатств.

Все ж ненавистна и ей хозяина жадного воля — Что вы творите добром, по принужденью творит.

И.Блох «История проституции»

Лучше в пример для себя неразумных возьмите животных. Стыдно, что нравы у них выше, чем нравы людей. Платы не ждет ни корова с быка, ни с коня кобылица, И не за плату берет ярку влюбленный баран.

Рада лишь женщина взять боевую с мужчины добычу, За ночь платят лишь ей, можно ее лишь купить. Торг ведет состояньем двоих, для обоих желанным, — Вознагражденье ж она все забирает себе.

Значит, любовь, что обоим мила, от обоих исходит, Может один продавать, должен другой покупать? И почему же восторг, мужчине и женщине общий. Стал бы в убыток ему, в обогащение ей?

(Любовные элегии. 1; 10. Пер.С.Шервинского)

Первый организатор проституции, Солон (между 640 и 635 — ок. 559 до н.э.), покупал женщин и предлагал их «в общее пользование, готовых к услугам за внесение одного обола» (около 7 коп. на нынешние* деньги ).

Это старейшее определение проституции уже отмечает ее главнейшие признаки: отдача себя многим, часто меняющимся лицам («в общее пользование»), полное равнодушие к личности желающего того мужчины («готовых к услугам») и отдача себя за вознаграждение («за один обол»). Да и самое слово «прости тутка», приписываемое обыкновенно римлянам, встречается уже в упомянутом сообщении о первом организованном Солоном публичном доме, причем проститутки обозначаются в этом отчете как существующие в борделе для продажи («prostasai»). Римское слово «prostate» — продаваться публично, проституироваться — так же, как и существительное «prostibulum» — образовалось, следовательно, из слов «продаж ная девка», «проститутка».

Но если законодательство Солона дало, таким образом, первую и самую ценную основу для точного определения прос титуции и проститутки, то у римлян мы находим для этого гораздо более богатый материал. Здесь продажная женщина по лучила различные весьма характерные названия. Это можно ви деть уже в комедияхПлавта (сер. III в. до н.э. — ок. 184 до н.э.), написанных еще по греческим образцам. Он упоминает «guaes tuosa»: одна из тех, которые охотно зарабатывают (guaestuosa), тело свое питают при помощи тела.

studfiles.net

Иоганн Блох - История проституции

Иоганн Блох

История проституции

ПРЕДИСЛОВИЕ К ЭЛЕКТРОННОМУ ИЗДАНИЮ

Книга эта – одна из самых интересных, которые мне доводилось читать. Перед нашими глазами проходит не просто история проституции, нет: мы видим историю взаимоотношений полов во всём её историческом многообразии. Подобных книг мне известно не так много.

К сожалению, книга не была завершена. Да и мог ли автор предполагать, какие формы примет проституция в новом времени? Легализация проституции в некоторых европейских странах и явление «сексуального рабства», «рабов» для которых с избытком поставляют организованные преступные группировки из стран третьего мира, Восточной Европы и стран бывшего СНГ – лишь единичные события на фоне колоссальных перемен, свидетелем которых Иоганну Блоху не довелось быть. Думаю, что указанные явления находятся в прямой связи с описываемыми в книге процессами.

Оригинальный вариант книги (составление и оформление, оригинал-макет) был подготовлен фирмой «Браск». Книга была издана фирмой «РИД» в 1994 году тиражом 50 000 экземпляров (ISBN-85089-049-1).

Должен отметить, что в процессе подготовки электронного издания мне пришлось исправить большое количество орфографических и пунктуационных ошибок, существовавших в оригинальном издании. Хочется надеяться, что данный вариант книги будет свободен хотя бы от них. В книге также были нарушены правила типографики, связанные с расстановкой кавычек-елочек (которые не исправлялись) и длинными тире в числовых диапазонах, которые я по возможности заменил на короткое тире.

В данном варианте книги отсутствуют также иллюстрации, отчасти потому, что мне лень с ними возиться, отчасти оттого, что внедрение иллюстраций в этот файл привело бы к его дополнительному увеличению в размере (я полагаю, мегабайт до 20) и сделало бы затруднительным его распространение. Собственно, иллюстрации эти не несут информативной нагрузки, и являются сборником гравюр на обсуждаемые темы, фотографий различных предметов и снимками скульптур упоминаемых в книге персон.

ОТ ИЗДАТЕЛЕЙ

Вопросы нравственности, в сочетании с интимной стороной жизни, с физическим и духовным здоровьем общества всегда интересовали людей. Именно этим, по-видимому, следует объяснять неизбывное любопытство широкой публики к проблемам свободной и продажной любви, к представителям этого ремесла – «самой древней профессии в мире» – и к генезису проституции как социального явления вообще.

Наше поколение, наряду с политическими катаклизмами, потрясшими общество, пережило и великую нравственную революцию, разрушившую установленную мораль, не оставившую, казалось бы, никаких недоговоренностей, никаких тайн в сфере самых сокровенных человеческих взаимоотношений. На наших глазах родилось новое отношение к сексу как к спорту, как к бизнесу, как к одной из обыкновеннейших сторон бытия, ничем не отличающейся от других… А интерес к «древнейшей профессии» не исчезает. Почему?

Чтобы попытаться ответить на такой вопрос, надо отступить назад. Окинуть взглядом историю общества и места, роли в нем интересующего явления, а потом постараться сделать самостоятельный вывод.

Сделать это современному читателю-соотечественнику непросто. Как и другие общественные пороки, проституция не может похвастаться обилием исследований и публикаций на русском языке. В социалистическом обществе она была объявлена «родимым пятном капитализма» и велено было считать, что ее не существует. Но стоило отпустить поводья цензуры, как проституция, наряду с другими «запрещенными» социальными явлениями, тут же появилась на арене общественной жизни.

Задумав издать серию книг «История нравов», мы, после «Дьявола» А. В. Амфитеатрова и «Истории сношений человека с дьяволом» М. А. Орлова, взялись за подготовку книги «История проституции» И. Блоха, переведенной с немецкого языка и изданной в Санкт-Петербурге в 1913 году, и еще одного сборника под тем же названием, объединяющим работы отечественных и зарубежных авторов и являющегося логическим продолжением труда И. Блоха.

С самого начала издатели столкнулись с целым рядом трудностей: немецкие исследователи всегда славились научной добросовестностью и дотошностью, но прошло много лет.

Изменился стиль повествования, другим стал язык произведений, предназначенных для широкого читателя. Понизился уровень образованности, и потому многие имена, термины и понятия оказались незнакомы современному читателю. Возникла проблема редактирования. Немецкие тексты с их фразами, длиной в полстраницы, с обстоятельными повторами каждой мысли, кажутся сегодня невероятно растянутыми, а переводы их – устаревшими и часто неуклюжими. Возникла вторая проблема – сокращения.

И все-таки мы старались относиться к тексту как можно бережнее и позволяли себе вмешиваться лишь «в букву», а не в смысл, стараясь не нарушить при этом и «аромат эпохи».

Проделанная редакторская работа, разумеется, не означает нашего стремления адаптировать текст или убрать из него нечто неудобочитаемое. В том не было нужды. Целомудрие авторов XIX века на фоне привычной уже для нас «свободы» слов, взглядов и деяний служит надежной гарантией даже для такой непростой темы, как проституция.

В качестве иллюстраций мы постарались подобрать рисунки, гравюры и фотографии произведений выдающихся художников всех времен и народов, большинство которых, как правило, мало известны русскому читателю.

О том, насколько интересной получилась наша работа, судить вам, читателям этой книги.

Проституция представляет проблему, основа которой может быть выражена в простой и ясной формуле, но чтобы проникнуть в сущность этого явления, понять причину его тысячелетнего существования и безнадежность всех применяемых до сих пор методов борьбы с ним и найти новые средства этой борьбы, нужно представить себе, что проституция – голова Януса, одно лицо которого обращено к природе, а другое – к культуре.

Связь проституции как социального явления с культурой и цивилизацией бросается в глаза даже самому поверхностному наблюдателю. Вместе с тем, сущность ее осталась почти не затронутой прогрессом. И неизменно-примитивное в ней в течение тысячелетий стоит против культуры как нечто ей в основе чуждое и враждебное, или, во всяком случае, не слившееся с ней. Вопрос в том, не достаточно ли одного этого биологического корня проституции, чтобы объяснить ее живучесть и бесплодность борьбы с ней.

Кто рассматривает проституцию только как результат несоответствия между половым влечением и возможностью вступления в брак, тот касается лишь поверхности проблемы или видит одну ее сторону. Правильнее обозначать этот биологический фактор проституции как реакцию против подавления культурой первобытной потребности в более свободной половой жизни, как последний видимый пережиток примитивной сексуальности, оставшийся после того, как прогрессирующее развитие культуры, путем превращения энергии, поглотило и использовало для своих целей наиболее значительную часть ее в форме «половых эквивалентов» (Блох).

Но, с другой стороны, тот факт, что проституция представляет специфически человеческое явление, которому нет аналогии в животном мире, указывает, что она – исконный продукт культуры, в частности особого строя общественной жизни и связанного с ним порядка половых отношений. И этот социальный корень проституции точно так же можно проследить очень далеко в глубь веков, до начала формирования общественных групп.

Но в то время как биологические причины проституции по природе своей просты и элементарны и до сих пор сохранили примитивный характер, социальные причины ее, по мере возрастающей дифференциации культуры и общественной жизни, становились все разнообразнее и сложнее, чем и объясняется трудность построения действительно научной этиологии проституции. Факторы, благоприятствующие развитию современной проституции, представляют составную часть того, что известно под именем социального вопроса. Однако последний заключает в себе вопрос половой, то есть социальные формы проявления и социальное урегулирование полового инстинкта. А проституция представляет центральную проблему полового вопроса.

Таким образом, если проституция в глубочайшей основе своей и связана с первобытным, примитивным биологическим инстинктом, то в социальном отношении она, безусловно, представляет болезненный общественный процесс антисоциального и антигигиенического характера, словом – большое зло, которое, однако, иногда называют необходимым.

При более глубоком исследовании – как это изложено в настоящем сочинении – выясняется основное различие обоих факторов проституции, содержащихся в выражении «необходимое зло». Дело в том, что «необходимое», то есть примитивный инстинкт, проявляющийся с первобытной принудительной силой, не связано с проституцией узами естественной необходимости и могло бы найти себе удовлетворение и помимо ее. Собственно же зло проституции, то есть ее дурная, разрушительная сторона, при ближайшем изучении оказывается простым пережитком античной культуры, который совершенно не согласуется с нашей культурой, действует на нее как инородное тело и исчезнет в тот момент, когда новая культура современного человека, теперь видимая еще только в ее начатках, окончательно освободится от культуры антично-средневековой.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПРОСТИТУЦИИ

Со времен древности люди делали попытки дать точное и ясное определение понятия «проституция». Но уже большое число этих попыток и тот факт, что определения юристов, медиков, социологов и моралистов частью сильно расходятся между собой, доказывает, что точное ограничение содержания слов «проституция» и «проститутка» весьма затруднительно.

Прежде всего, понятие о проституции должно быть ограничено genus homo. Проституция существует только у человека, творца культуры и общественного порядка. Это было известно уже древним. Так, Овидий (43 до н.э. – ок. 18 н.э.) пел:

Шлюха готова с любым спознаться за сходные деньги,

Тело неволит она ради злосчастных богатств.

Все ж ненавистна и ей хозяина жадного воля –

Что вы творите добром, по принужденью творит.

Лучше в пример для себя неразумных возьмите животных.

Стыдно, что нравы у них выше, чем нравы людей.

Платы не ждет ни корова с быка, ни с коня кобылица,

И не за плату берет ярку влюбленный баран.

Рада лишь женщина взять боевую с мужчины добычу,

За ночь платят лишь ей, можно ее лишь купить.

Торг ведет состояньем двоих, для обоих желанным, -

Вознагражденье ж она все забирает себе.

Значит, любовь, что обоим мила, от обоих исходит,

Может один продавать, должен другой покупать?

И почему же восторг, мужчине и женщине общий.

Стал бы в убыток ему, в обогащение ей?

(Любовные элегии. 1; 10. Пер.С.Шервинского)

Первый организатор проституции, Солон (между 640 и 635 – ок. 559 до н.э.), покупал женщин и предлагал их «в общее пользование, готовых к услугам за внесение одного обола» (около 7 коп. на нынешние деньги).

Это старейшее определение проституции уже отмечает ее главнейшие признаки: отдача себя многим, часто меняющимся лицам («в общее пользование»), полное равнодушие к личности желающего того мужчины («готовых к услугам») и отдача себя за вознаграждение («за один обол»). Да и самое слово «проститутка», приписываемое обыкновенно римлянам, встречается уже в упомянутом сообщении о первом организованном Солоном публичном доме, причем проститутки обозначаются в этом отчете как существующие в борделе для продажи («prostasai»). Римское слово «prostate» – продаваться публично, проституироваться – так же, как и существительное «prostibulum» – образовалось, следовательно, из слов «продажная девка», «проститутка».

Но если законодательство Солона дало, таким образом, первую и самую ценную основу для точного определения проституции и проститутки, то у римлян мы находим для этого гораздо более богатый материал. Здесь продажная женщина получила различные весьма характерные названия. Это можно видеть уже в комедиях Плавта (сер. III в. до н.э. – ок. 184 до н.э.), написанных еще по греческим образцам. Он упоминает «guaes-tuosa»: одна из тех, которые охотно зарабатывают (guaestuosa), тело свое питают при помощи тела.

Кроме «guaestuosa», Плавт употребляет еще для проституток названия «meretrix» (от слова «merere» – зарабатывать, именно непотребством), «prostibulum» (от «prostare» – стоять перед публичным домом), «proseda» (от «prosedere» – сидеть перед публичным домом).

Грамматик Ионий Марцелл (IV в. н.э.) определяет разницу между meretrix, или menetrix, и prostibulum: первая занимается своим ремеслом в более приличных местах и в более приличной форме – она остается дома и отдается только в темноте ночной, между тем как prostibulum день и ночь стоит перед борделем.

Здесь мы имеем первое определение свободной, или тайной проституции и проституции публичных домов, определение же Солона относилось только к последней. Тем самым понятие о проституции в отношении к низшей форме ее – гетеры не причислялись сюда – расширилось. Meretrices смотрели с презрением на prostibula и prosedae, клиенты которых рекрутировались из низших слоев народа и из рабов.

Коротко, но вполне исчерпывающе определяет характер проститутки одна надпись на стене Помпеи: «Люцилла извлекала выгоду из своего тела».

Величайшее значение для более точного определения проституции и отличия ее от других форм внебрачных половых сношений имеют знаменитые определения и исследования римского права, прежде всего – Ульпиана. Выводы его находятся в Дигестах Юстиниана. Они гласят:

«Публичным непотребством как ремеслом занимается не только та, которая проституируется в доме терпимости, но и та, которая бесстыдно продает себя – как это обыкновенно бывает – в увеселительном кабачке или в другом месте. Но под словом «публично» мы разумеем «всем и каждому, то есть без выбора» – следовательно, не такую женщину, которая отдалась, нарушив супружескую верность, или благодаря насилию, а такую, которая живет наподобие девки из публичного дома. А потому о женщине, которая имела половые сношения за денежное вознаграждение с одним или двумя мужчинами, нельзя еще сказать, что она публично занимается непотребством как ремеслом». С другой стороны, существует мнение, что и та женщина должна быть причислена к проституткам, которая публично отдается многим и без вознаграждения.

www.bookcity.club

Иоганн Блох - История проституции

Круг клиентов публичных домов составлялся в средние века из самых различных слоев населения. Среди посетителей борделя называют императоров и князей, дворян, членов ратуши, бюргеров, студентов, писателей, священников, ремесленников, низших городских служащих, преступников и сутенеров и даже ищущих гетеро- и гомосексуальных сношений женщин.

Несмотря на стремления властей ограничить и сконцентрировать всю проституцию в борделях, находящихся под государственным наздором, невозможно было воспрепятствовать увеличению числа тех, которые "не желали быть публично проститутками". В противоположность вольным (или тайным), бордельные проститутки назывались публичными (или явными).

Вольную проституцию средних веков нужно различать по тому, концентрируется ли она больше в известных улицах и домах (в частных квартирах, тайных борделях и квартирах для встреч, в трактирах и танцклассах, тавернах и увеселительных заведениях, банях, цирюльнях, мельницах и погребах), или же предпочитает открытую улицу.

Наконец, средневековые проститутки разделяются еще на оседлых и бродячих, а на греко-магометанском Востоке еще на гетер и низших проституток.

О трактирах, тавернах и харчевнях, как местах для проституции мы уже говорили выше. Аналогичным характером отличались на Западе многие танцклассы, а на Востоке – увеселительные заведения с музыкой и пением. Время расцвета домов для танцев относится к XV веку. В танцевальных залах собирались ремесленники и студенты, а хозяин доставлял публичных женщин.

На магометанском Востоке музыкально-вокальное увеселительное заведение работорговца представляло нечто аналогичное нашему современному кафе-шантану. Это было главное место для проституции. Сохранилось описание такого борделя с музыкой, в котором богатый работорговец из Куфы по имени Ибн Замин, очевидно, перс или индиец, живший во время халифа Мансура, вместе со своими продажными девушками принимал покупателей и любовников. Их посещения всегда кончались тем, что девушки проституировали и собирали богатую жатву золотом. Его рабыни, одна красивее другой, совершенно свободно обращались с гостями, показывали им свое искусство в пении и музыке… Эти бордели с музыкой играли на мусульманском Востоке значительную роль и служили главным образом для завязывания свободных половых отношений.

Средневековые бани, служившие местом проституции, постепенно превратились в кабаки с женской прислугой, в банные бордели. Их развитие относится к XII-XIII векам. Так, например, баня у Pont Troucat в Авиньоне в 1435 году имела не менее 16 спален, кухню, большой купальный зал, сад. Все комнаты в изобилии снабжены были перинами. Составленный в 1446 году список инвентаря бани у La Pierre в Авиньоне перечисляет многочисленные кровати, каменные и медные ванны. Весьма замечателен также венецианский документ от 30 марта 1490 года, в котором в ответе на прошение арендатора бани Энрико Сквам-мико прямо сказано, что его банное заведение должно отныне считаться явным борделем, в котором могут находиться и жить все явные проститутки.

В некоторых городах, например, в Париже, с борделями постоянно конкурировали цирюльни. Предписание от 1311 года запрещает парижским цирюльникам держать у себя проституток и эксплуатировать их экономически.

Мы встречаемся также с проституцией на мельницах, известной нам из древних времен, и с проституцией в погребах и других подземных помещениях, где проститутки оставались только днем и в определенные часы, а с наступлением ночи уходили оттуда, чтобы избежать преступлений, возможных в этих темных углах.

На основании многочисленных источников мы можем заключить, что в средние века существовала обширная уличная проституция. Часто встречаются жалобы на уличные скандалы со стороны проституток. В 1458 году Гедвиг из Силезии и Грета-француженка были высланы из Лейпцига за скандал и драку на улице. В 1459 году Маленькая Анхен и Кет из Виденгайна, вольные женщины, напали на честную женщину, хотели потащить ее к себе и совершили над ней насилие. Чаще всего ссоры и драки происходили между бордельными и вольными проститутками.

Отношение бродячих проституток к оседлым – по крайней мере, в северных странах Европы – можно охарактеризовать в следующих словах: первоначально бродячие, пришлые проститутки занимались своим ремеслом, переходя из города в город, из деревни в деревню, а потом уже были учреждены публичные дома, для которых проститутки рекрутировались и из местных девушек.

В более позднюю эпоху средних веков бродячие проститутки все еще играли значительную роль наряду с оседлыми и в известных случаях (празднества, имперские сеймы, мессы и т. п.) составляли большинство. Столь же распространенный тип представляла бродячая проститутка на магометанском Востоке.

Хотя в Европе в средние века не было гетер и мы встречаем вполне развитые формы гетеризма только на Востоке, тем не менее и в западных странах существовали различные категории проституток. Обитательницы публичных домов и тайные проститутки стремились изображать элегантных дам и применять всевозможные косметические средства, чтобы привлекать мужчин.

Институт собственно гетер мы находим в средние века только на Востоке. В Византии, в Багдаде, в индийских городах красивые, умные, художественно образованные гетеры были славой страны. Пикантная певица ценилась больше честной женщины. Выдающаяся куртизанка какого-нибудь города была предметом зависти для других городов. Украшением каждой пирушки была арабская певица. Замечательно, что вначале певицами были византийские гетеры, которые пели на греческом языке, и только впоследствии возникла настоящая арабская школа пения в Мекке.

Большое и без того число клиентов проституции увеличивалось благодаря мужчинам, которых завлекали и соблазняли сами проститутки. Параграф 14 авиньонского устава от 1458 года строго запрещает проституткам всякое насильственное принуждение мужчин путем потягивания их за платье, отнятия шапки и т. п.

Из интересного неаполитанского манускрипта Парижской Национальной библиотеки мы узнаем, что и средневековая проститутка стремилась получить плату вперед, затем внезапно изменяла свое обращение с посетителем и старалась грубыми словами как можно скорее избавиться от него. Как употребительное обращение проституток к клиентам там приводится следующее: "Скорей, скорей, и вставай! Черт тебя возьми!"

Плата проститутке за одно посещение была довольно незначительна, особенно в домах терпимости – настолько, что это вошло в поговорку и даже мужчины низшего сословия могли себе позволять регулярное посещение борделя. (Согласно хронике декана Сен-Тьебо, в 1420 году сношения с четырьмя проститутками стоили столько же, сколько одно яйцо.)

Сказанное об институте гетер относится также к гомосексуальной мужской проституции средних веков, которая на Востоке была развита сильнее, чем на Западе. Из этого, однако, не следует, что на христианском Западе она была менее распространена – на Востоке, под влиянием греко-византийского народного обычая, она только пользовалась большей свободой и терпимостью, чем в Европе, где гомосексуальные сношения подвергались строгому преследованию и нередко наказывались смертью как ужаснейшее преступление.

Однако гомосексуализм распространен был тогда, вероятно, в таком же процентном отношении, как теперь, и поэтому можно допустить существование гомосексуальной проституции и в тех европейских городах, в которых случайно не сохранилось источников по этому вопросу. В некоторых городах (как, например, в Венеции и Париже) гомосексуальная проституция достигла даже такого объема, который напоминает о положении вещей на Востоке. Уже в средние века встречаются свои гомосексуальные скандалы и скандальные процессы. Мы напомним только о знаменитом процессе тамплиеров, в котором обвинение в гомосексуализме составляет центральный пункт всего обвинения.

Здесь, конечно, не место подробно описывать гомосексуализм средних веков, история которого до сих пор еще недостаточно разработана. Мы ограничимся лишь указанием на главные пункты, имеющие значение для понимания гомосексуальной проституции.

Так, не подлежит сомнению, что среди проституированных мужчин и их клиентов было много гомосексуалистов от природы – факт, который бросился в глаза уже великому арабскому врачу средних веков, знаменитому Ибн Сине (Авиценне) (ок.980-1037), и заставил его высказать замечательный взгляд, что педерастия есть "физический недостаток".

Положение, что прирожденный гомосексуализм представляет общераспространенное антропологическое явление, не зависящее от времени, места и народности, доказано мною статистическим путем для Кельна. Из кельнских процессуальных актов за 1484 год я добыл поразительное доказательство того, что процент гомосексуалистов в Кельне в это время почти совпадает с тем, который установила для города ценная анкета Гиршфель-да о распространении гомосексуализма в Германии. Согласно заявлению одного пастора, в 1484 году в Кельне было около 200 гомосексуалистов, известных ему лично или со слов других лиц, что при общем числе жителей в 20-25 тысяч человек составляет около 1%, то есть лишь немногим менее цифры, полученной по статистике Гиршфельда (1-1,5%). Одного этого было бы достаточно, чтобы усомниться в предполагаемом "возрастании" гомосексуализма в наше время, если бы даже не было других фактов решительно говорящих против такого мнения, в особенности факта полного совпадения всех явлений средневекового гомосексуализма с современным.

Тогда, как и теперь, он существовал среди всех сословий, среди богатых и бедных, среди мужчин и женщин. Тогда, как и теперь, существовали мужская проституция, известные места для встреч и собраний гомосексуалистов и, вероятно, известные организации.

profilib.net


Смотрите также