Эрнст Гофман - Повелитель блох. Гофман повелитель блох краткое содержание


Эрнст Гофман "Повелитель блох" (1822)

Сейчас кажется, что “Повелитель блох” является сказкой. Но в 1822 году это произведение более воспринималось обличительной литературой, выставляющей власть имущих в невыгодном им свете. Гофман грамотно пользовался доступным ему талантом, чтобы высказывать собственное мнение, пусть и путём создания художественных произведений. К сожалению, реалии тех дней последующим поколениям читателей неизвестны, поэтому с “Повелителем блох” отныне знакомятся преимущественно в детском возрасте. Но если проявить усидчивость и отнестись к тексту с умом, то многое представится иначе.

Главный герой произведения – отстающий в развитии молодой человек. Ему 35 лет, а он продолжает оставаться ребёнком. Ему приятно встречать Рождество и проводить его вместе с детьми. С рождения он оставался скрытным, не сообщая о своих умениях: умея говорить – не говорил, умея читать – не читал. Читатель обязательно поймёт натуру главного героя, далеко не такого, каким он представляется с первых страниц. Даже автор временами забывал об особенностях, представляя его под видом обыкновенного человека, способного размышлять и делать правильные выводы. Можно обвинить главного героя в лёгком восприятии жизни и нежелании принимать мир взрослых, сохраняя о себе представление, как о недалёком человеке.

Ни о чём подобном сам Гофман не говорит. Значит главный герой действительно отстал в развитии, так и не сумев повзрослеть наравне со сверстниками. Право читателя определиться – будет он читать по написанному или предпочтёт задуматься, дабы уловить невысказанные мысли автора. Неспроста происходящее в “Повелителе блох” подразделяется на несколько взаимосвязанных уровней: происходящее на самом деле и иллюзорная действительность. Третий уровень подразумевается – под ним следует понимать реальность автора.

В своих изысканиях Гофман идёт дальше доступного пониманию. В сюжете не только реализовано умение читать мысли с помощью микроскопических приспособлений, но и наглядно продемонстрировано общение с другими существами, собственно – с блохами. Стоит полагать, Гофману не хватало способностей обличить власть, иначе зачем он позволяет главному герою пользоваться столь необычными возможностями? Причём не в абы каких случаях, а в моменты уголовного преследования, направленного лишь на желание выслужиться перед другими, не придавая значения справедливости. Разве могла королевская цензура пропустить подобные сюжеты мимо своего внимания?

Без помощи извне маленький человек действительно оказывается маленьким, в случае “Повелителя блох” – отстающим в развитии. Он не в силах защитить себя, если ему не помогут. Проблема произрастает ещё и из того, что главному герою повествования помощь приходит со стороны сил, во главе которых стоит Мастер, а формой правления является Республика. Не укор ли это в отношении королевской власти? Будто она не станет выдвигать на руководящие должности толковых людей, способных поступать на благо народа. Действительно, Гофман заложил в сюжет излишнее количество элементов, достаточных для пристального к нему внимания цензоров.

Есть в произведении эпизод, кажущийся мимолётным, с доверившимся аптекарю человеком. Он смотрится посторонним, но является важнейшим. Гофман призывает не доверяться случайным людям, поверив мнению толпы. В случае ошибки придётся принимать последствия на себя. А после никто не скажет, отчего человек так жил и почему его в итоге не стало. Именно толпа подсказывала ему оптимальный путь, приведший к печальным последствиям.

Без политики человеку жить не суждено. Он может её игнорировать, либо прямо выражать недовольство или завуалированно всем рассказывать о требуемых обществу переменах. Не первый раз Гофман вкладывает в произведение обличительные речи, но в случае “Повелителя блох” сделал это в последний раз. Он умирал, дописывая “сказку”.

Дополнительные метки: гофман повелитель блох критика, анализ, отзывы, рецензия, книга, гофман повелитель блох содержание, повелитель блох гофман, E. T. A. Hoffmann, Meister Floh Ein Märchen in sieben Abenteuern zweier Freunde, Master Flea A Fairy-Tale in Seven Adventures of Two Friends

Данное произведение вы можете приобрести в следующих интернет-магазинах:

Лабиринт | ЛитРес | Ozon

Это тоже может вас заинтересовать:– Золотой горшок– Эликсиры сатаны– Щелкунчик и мышиный король– Песочный человек– Майорат– Крошка Цахес, по прозванию Циннобер– Королевская невеста

trounin.ru

Краткое содержание Гофман Золотой горшок за 2 минуты

Главным героем книги является парень по имени Ансельм. Ансельм после обеда шел по Вознесенской улице и не заметил, как столкнулся с местной торговкой. Он уронил корзину с пирожками и яблоками. За урон он отдел старухе все деньги из кошелька. А старуха за многочисленный урон прокляла его плохими словами. Ансельм посмеялся и с усмехающимся взглядом свернул за переулок. В переулке он начал жаловаться на несправедливость жизни.

Вдруг он услышал странный звук в кустах бузины. Оттуда вылезли 3 маленькие змеи золотистого оттенка. Одна змея подползла к нему м Ансельм испытал странное чувство. Услышав звук змейки убежали. Ансельм от тоски обнимал ствол бузины. А мимо прохожие люди смотрели на него странно. Вскоре Ансельм пришел в себя и убежал от переулка подальше. На улице он повстречал давних друзей Геербранда и Паульмана с дочками. Паульман предложил другу покататься на лодке и поужинать у него дома. При прогулке на лодке Ансельм едва не перевернул лодку, при этом кричал о каких – то змеях. Друзья подумали, что тот полностью выжил из ума от невезучести и нищеты. Геербранд предложил Ансельму устроиться на работу писцом. Молодой парень был очень счастлив предложению. Поскольку любил заниматься копированием каллиграфических летописей.

На вытекающее утро Ансельм оделся красиво и пошел к имению архивариуса. Он дошел и хотел открыть дверь, как внезапно увидел лицо той торговки старухи. Парень дернул за звонок и ждал. Вместо шнура была змея, которая сильно обвила его шею и душила. Кровь хлынула и Ансельм упал на землю. От острой боли он проснулся и понял, что это был сон.   

После сна он не хотел идти к архивариусу. Друзья сочли это за сумасшествие. Чтобы устроить его на работу Геербранд устроил у себя званый ужин и пригласил архивариуса.  Во время ужина архивариус поведал неестественную, но интересную историю. Ансельма история очень сильно заинтересовала. История была связана со змейками.  

Ансельм ежедневно подходил к переулку и охватывал куст бузины. Там его заметил архивариус Линдгорст. Ансельм поведал ему необыкновенную историю про золотистых змеек. На завтрашний день Линдгорст позвал парня к себе и дал ему защитное зелье от старухи ведьмы.

Одна из дочерей Паульмана Вероника узнав, что Ансельм станет городским советником, предавалась мечтам стать советницей, то есть его женой. При мечтах она услышала отрицательные слова на счет ее замужества.     

По совету подруги Вероника пошла к гадалке. Гадалка сказала, что Ансельм плохой человек и тот влюблен в змейку, дочку колдуна. Гадалка обещала исцелить Ансельма.

В конце концов, Вероника вышла замуж за Геербранда. А Ансельм женился на Серпантине, дочери архивариуса. В дар он получил волшебный золотой горшок, из которого выросла лилия. И они вдвоем стали жить в затерянной Атлантиде.

Можете использовать этот текст для читательского дневника

Гофман. Все произведения

Золотой горшок. Картинка к рассказу

Сейчас читают

  • Краткое содержание Кладовая солнца Пришвина

    Настя и её брат Митраша после смерти родителей остаются сиротами. Ребята живут одни в своём доме в селе. Первое время им помогают односельчане, но позже брат с сестрой приучаются самостоятельно согласовано вести хозяйство.

  • Краткое содержание Кошкина пижама Брэдбери

    По шоссе, навстречу друг к другу ехали два автомобиля. Увидев на дороге маленького котёнка, они одновременно остановились. Открыв дверь, из одного автомобиля вышла привлекательная женщина

  • Бажов
  • Краткое содержание Булычёв Заповедник сказок

    Алиса Селезнёва, дочь профессора, учила дома по видеофону язык жителей Марса. В это время её отцу, работавшему в кабинете, позвонил маленький козлик. Профессор подумал, что это шутка.

  • Краткое содержание Гаргантюа и Пантагрюэль Франсуа Рабле

    Читая, пейте, ешьте, не грустите, - так обращается рассказчик повествования к читателю. Автор говорит, что это повесть об ужасной жизни ее героев.

2minutki.ru

Эрнст Гофман - Повелитель блох

Герой этой сказки Перегринус Тис, сын богатого франкфуртского торговца, решительно не желает "чем-то сделаться" и занять подобающее ему место в обществе. "Большие денежные мешки и счетные книги" смолоду внушают ему отвращение. Он живет во власти своих грез и фантазий и увлекается только тем, что затрагивает его внутренний мир, его душу. Но как ни бежит Перегринус Тис от действительной жизни, она властно заявляет о себе, когда его неожиданно берут под арест, хотя он не знает за собой никакой вины. А вины и не надо: тайному советнику Кнаррпанти, который требовал ареста Перегринуса, важно прежде всего "найти злодея, а злодеяние уж само собой обнаружится". Эпизод с Кнаррпанти ― едкая критика прусского судопроизводства ― привел к тому, что "Повелитель блох" был опубликован с существенными цензурными изъятиями, и только через много лет после смерти Гофмана, в 1908 году, сказка была издана полностью.

Как и многие другие произведения Гофмана ("Золотой горшок", "Принцесса Брамбилла"), "Повелитель блох" пронизан мифопоэтической символикой. Во сне герою открывается, что в некие мифические времена, в ином существовании он был могущественным королем и владел чудесным карбункулом, таящим в себе силу чистой пламенной любви. Такая любовь приходит к Перегринусу и в жизни ― в "Повелителе блох" реальная, земная возлюбленная одерживает верх над идеальной.

С. Шлапоберская. Сказка и жизнь у Э.-Т.-А. Гофмана

Содержание:

Эрнст Теодор Амадей Гофман.Повелитель блох

ПРИКЛЮЧЕНИЕ ПЕРВОЕ

Введение,

из коего благосклонный читатель узнает о жизни господина Перегринуса Тиса ровно столько, сколько ему нужно знать. ― Рождественская елка у переплетчика Лэммерхирта в Кальбахской улице и начало первого приключения. ― Две Алины.

Однажды ― но какой автор ныне отважится начать так свой рассказ. "Старо! Скучно!" ― восклицает благосклонный или, скорее, неблагосклонный читатель, который, согласно мудрому совету древнеримского поэта, хочет сразу же быть перенесенным medias in res. Ему становится так же не по себе, как если бы вошел к нему болтливый гость и расселся и стал бы откашливаться, собираясь приступить к своей нескончаемой речи, ― он захлопывает с досады книгу, только что им раскрытую. Издатель чудесной сказки о Повелителе блох полагает, правда, что такое начало очень хорошо, что оно, собственно говоря, даже наилучшее для всякого повествования ― недаром самые искусные сказочницы, как нянюшки, бабушки и прочие, искони приступали так к своим сказкам, ― но так как каждый автор пишет преимущественно для того, чтобы его читали, то он (то есть вышеуказанный издатель) вовсе не хочет отнимать у благосклонного читателя удовольствия быть действительно его читателем. Посему сообщает он ему сразу безо всяких околичностей, что у того самого Перегринуса Тиса, о странной судьбе которого будет идти здесь речь, ни в один из рождественских сочельников сердце не билось так сильно от тревожной радости ожидания, как именно в тот, с коего начинается рассказ о его приключениях.

Перегринус находился в темной комнате, прилегавшей к парадной зале, где для него обыкновенно приготовлялись святочные подарки. Он то бродил по ней осторожно взад и вперед и прислушивался, подходя к двери, к тому, что за ней делалось, то усаживался смирно в угол и, закрывши глаза, вдыхал мистические благоухания марципана и пряников, струившиеся из соседней комнаты. Когда же, сразу опять открыв глаза, он бывал ослеплен яркими лучами, прыгавшими туда и сюда по стене, пробиваясь сквозь дверные щели, то его охватывал сладостный таинственный трепет.

Наконец прозвенел серебряный колокольчик, двери распахнулись, и Перегринус устремился в целое пламенное море из сверкающих огоньков пестрых рождественских свечей. Оцепенев, замер Перегринус у стола, на котором в самом стройном порядке были расставлены прекраснейшие подарки, только громкое "ах!" вырвалось из его груди. Никогда еще святочное дерево не приносило таких богатых плодов: всевозможные сласти, какие только можно себе представить, и среди них золотые орехи, золотые яблоки из Гесперидовых садов, висели на ветвях, сгибавшихся под сладким их бременем. Нельзя описать всех отборнейших игрушек, прелестного оловянного войска, такой же охоты, развернутых книжек с картинками и т. д. Он все еще не осмеливался дотронуться до какого-нибудь из этих сокровищ, он старался только превозмочь свое изумление, освоиться с мыслью о том счастье, что все это действительно ему принадлежит.

― О милые мои родители! о добрая моя Алина! ― воскликнул Перегринус с чувством величайшего восторга.

― Ну, хорошо я все устроила, Перегринчик? ― отвечала Алина. ― Радуешься ли ты, дитя мое? Не хочешь ли ты поближе рассмотреть все эти чудные подарки, не хочешь ли ты попробовать твою новую рыжую лошадку?

― Превосходная лошадь, ― говорил Перегринус, со слезами радости рассматривая взнузданного деревянного конька, ― превосходная лошадь, чистокровной арабской породы. ― И он тут же вскочил на своего благородного, гордого коня; Перегринус вообще был прекрасным наездником, но на этот раз он что-то оплошал, потому что ретивый Понтифекс (так звали коня), храпя, поднялся на дыбы, и седок полетел вверх ногами. Испуганная до смерти Алина не успела броситься к нему на помощь, как Перегринус уже вскочил и схватил за узду коня, который, брыкнув задними ногами, чуть было не ускакал. Снова прыгнул в седло Перегринус и, напрягая всю свою силу и ловкость в наездническом искусстве, сумел так укротить дикого жеребца, что тот, весь дрожа и храпя, признал наконец в Перегринусе своего господина.

Когда Перегринус спешился, Алина отвела в стойло укрощенное животное.

Бешеная скачка, наделавшая немало шума не только в комнате, а, может быть, и во всем доме, теперь прекратилась, и Перегринус уселся за стол, чтобы спокойно рассмотреть другие чудесные подарки. С удовольствием уплетал Перегринус марципановые конфеты, заставлял в то же время то ту, то другую марионетку показывать свое искусство, заглядывал в книжки с картинками, затем сделал смотр своему войску, которое нашел обмундированным весьма целесообразно, и решил, что оно совершенно непобедимо по той причине, что ни у одного из солдат не было желудка, и наконец перешел к охоте. С досадой обнаружил он тут, что налицо имелась только охота на зайцев да на лисиц, охоты же на оленей и на кабанов решительно недоставало. А ведь и эта охота должна была быть здесь, и никто не мог того лучше знать, чем Перегринус, который сам ведь все закупил с чрезвычайной заботливостью.

Необходимо, однако, оградить благосклонного читателя от досадных недоразумений, в которые он может впасть, если автор будет без дальнейших объяснений продолжать свой рассказ, не подумав о том, что если ему-то хорошо известны все обстоятельства, связанные с рождественской елкой, о которой идет речь, то они никак не известны любезному читателю, которому только хочется узнать о том, чего он еще не знает.

Тот очень ошибется, кто вообразит себе, что Перегринус Тис ― маленький ребенок, которому добрая его мать или какое-нибудь другое привязанное к нему существо женского пола, прозванное романтическим именем Алина, приготовило святочные подарки. Вовсе нет!

Господин Перегринус Тис достиг тридцати шести лет, то есть можно сказать, лучшего возраста жизни. Шесть лет назад о нем говорили как об очень красивом человеке, теперь же его называли статным мужчиной, и были правы; но и тогда и теперь Перегринуса все-таки порицали за то, что он слишком в себе замыкается, что он не знает жизни и, очевидно, подвержен какой-то болезненной меланхолии. Отцы, у которых были дочери на выданье, полагали, что доброму Тису, чтобы излечиться от меланхолии, было бы всего лучше жениться; у него богатый выбор, и ему нечего бояться отказа. Мнение отцов, по крайней мере в последнем пункте, было вполне справедливо: господин Перегринус Тис, кроме того что, как сказано, был статным мужчиной, обладал и весьма приличным состоянием, оставленным ему его родителем, господином Балтазаром Тисом, очень зажиточным и видным купцом. Таким высокоодаренным мужчинам на невинный вопрос их: "Смею ли я надеяться, дорогая, что вы осчастливите меня вашей рукой?" ― девушка, переступившая уже за мечтательный возраст любви, то есть достигшая двадцати трех ― двадцати четырех лет, почти всегда отвечает, потупив взор и покраснев: "Поговорите с моими родителями, я во всем им повинуюсь, у меня нет собственной воли". А родители, молитвенно сложив руки, произносят: "На все божья воля, мы ничего не имеем против, любезный сын!"

profilib.net


Смотрите также